Взгляд чемпиона

Большой спорт №4 (14) апрель 2007
Евгений Арабкин
В интервью журналу BOLSHOI sport Алан Енилеев подсчитывает, сколько зарабатывает прогеймер в России и объясняет, чем виртуальные гонки могут напоминать настоящие.

На автодроме в Монце Алан Енилеев, известный в геймерской среде как Virtus.pro|Alan, занял первое место в самой естественной для такого места игре – гоночной Need for Speed: Most Wanted. Единственный россиянин, обладатель золотой медали WCG 2006, учится на первом курсе юридического факультета МГОУ, но уже сейчас рассуждает об окончании спортивной карьеры и менеджерском будущем. В интервью журналу BOLSHOI sport Алан Енилеев подсчитывает, сколько зарабатывает прогеймер в России и объясняет, чем виртуальные гонки могут напоминать настоящие.

Считается, что гоночные симуляторы заставляют водителей ездить быстрее и больше рисковать. Есть ли у чемпиона по Need for Speed свой автомобиль, и как складываются его отношения со скоростью?

Сейчас мне 18 лет, а победу на WCG я одержал, когда мне было 17. Права получил почти сразу после дня рождения, причем 20 вопросов по теории сдал без ошибок, а это очень круто. Отец отдал мне свою машину, хотя я мог купить себе новую. В любом случае, рубеж в 200 км/ч я на ней уже преодолел. После победы на чемпионате мира я осознал, что достиг предела своих возможностей в виртуальном автоспорте. Сейчас обдумываю, как бы мне начать участвовать в реальных автогонках. К сожалению, дело это затратное, найти спонсоров очень сложно, но я приложу все усилия.

Вы сложили и разделили свои призовые с Николаем Фронтовым, вице-чемпионом WCG. Почему?

Если мы вдвоем доходим до финала, то, по старой традиции, делим призовые пополам, но в этот раз решили сделать чуть по-другому. Первое место – 12 тысяч, а второе – 11 тысяч долларов. Официально же первое место получает 15 тысяч, а второе – восемь. В какой-то степени это дружеский обычай, но, как правило, я предлагаю разделить призовой фонд, чтобы успокоить нервы, чтобы не пришлось переживать из-за сильной разницы в размере приза. Хотя вторые места я занимал всего три раза. А ниже второго не опускался никогда. За год профессиональных занятий виртуальными автогонками я 10 раз занимал первое место на крупных чемпионатах. Призовые WCG, кстати, еще не израсходованы, лежат на накопительном счете в банке. Вложусь в недвижимость.

Всем примерно понятно, что такое настоящий автоспорт, но как происходит типичный поединок между двумя кибергонщиками? Как – эмоционально и физически – ощущается заезд в Need for Speed?

Самый напряженный и динамичный заезд у меня был на WCG в Италии с немцем aTTaX|FoX. Мы играли за выход из группы. Трасса East Park – сложное кольцо, круг – 11 километров, два 90-градусных поворота и два змейкообразных участка. Средняя скорость – 280 км/ч. Буквально со старта и на протяжении всех пяти кругов мы шли один в один, поочередно выходя вперед на 0,15 секунды. На предпоследнем круге я лидирую, имея преимущество около 10 метров. Впереди очень опасный поворот. Я решил попробовать перекрыть ему траекторию, чтобы спровоцировать на риск. Но пока обдумывал свой хитрый тактический ход, сам слегка поцарапался в этом повороте. Что называется, не рой яму другому. Немец ушел на 0,5 секунды вперед, начался последний решающий круг. Сильно рискуя, я проехал на максимуме своих возможностей, придя на финише первым с 0,66 секунды в запасе. После заезда 7–8 минут я был морально и физически утомлен, еще никогда победа не давалась так трудно.

Бывали у меня заезды, когда от чрезмерного напряжения начинало сводить правую ногу, которой жмешь на газ. Из-за неимоверной боли не получается дозировать газ в поворотах, приходится просто заставлять себя нажать полностью и терпеть. Из-за этого я проиграл в финале Кубка России.

Как прогеймеры определяют для себя значимость того или иного турнира, и каким должен быть размер призовых, чтобы профессионал заинтересовался соревнованием?

Чемпионаты проводятся очень часто, но для киберспортсменов высокого уровня важны такие турниры, как WCG, «Пермский период», ASUS Open, чемпионат России и Кубок России, то есть чемпионаты, на которых есть возможность выиграть не только крупные суммы денег, но и получить статус, стать известным. После WCG меня в геймерской среде знает практически каждый, но и реальной популярности прибавилось. Реальная – это когда мне знакомые звонят и говорят, что где-то про меня вычитали или по телевидению увидели. А хорошими призовыми для российских чемпионатов считается сумма в 25–90 тысяч рублей за первое место, для международных турниров – от 4 до 25 тысяч долларов.

Что значит быть сегодня прогеймером в России? Существуют ли в стране условия для того, чтобы сделать настоящую карьеру в киберспорте?

В принципе, ведя киберспортивный образ жизни, можно хорошо зарабатывать. Например, за 2006 год я получил чуть больше 20 тысяч долларов, плюс различные призы в виде MP3-плееров, компьютеров и прочей бытовой техники. При этом на рули у меня за год ушло больше 45 тысяч рублей. Сейчас зарплата прогеймеров, состоящих в российских командах, колеблется от 200 до 1000 долларов. В моей новой команде Virtus.pro она тоже укладывается в эти рамки. Но нельзя из года в год оставаться непобедимым, рано или поздно придут другие игроки и захватят ваши позиции. Сам я планирую участвовать в виртуальных автогонках еще год-полтора. Потом стану либо менеджером команды и буду заниматься обеспечением тренировок, выездов за границу и ведением всех дел, в чем мне как раз должна помочь юриспруденция, либо начну организовывать чемпионаты самостоятельно. Для этого нужно очень много связей, и не только в России, сейчас я нахожусь в стадии их накопления.

Есть ли у кого-нибудь из российских прогеймеров хотя бы минимальные шансы на заключение личного рекламного контракта?

Думаю, нет, а если и появятся, то совсем не скоро, быть может, лет через пять-семь. Киберспорт недостаточно освещается в СМИ, хотя постепенно ситуация исправляется. Сейчас по Стрим ТВ запускается первый геймерский канал, а на НТВ+ будет еженедельная передача про киберспорт. Но пока рекламные контракты можно получить только в Германии и Корее. Я бы очень хотел переехать в Германию. Учитывая мой статус, я смог бы жить там только за счет киберспорта. Германия и Корея – это рай для киберспортсменов.

Партнеры журнала: