Олимпийская поляна

Большой спорт №4 (14) апрель 2007
Евгений Арабкин
Благодаря Олимпиаде-2014 маленький кусочек Большого Сочи оказался центром приложения усилий мощных государственных структур и крупных корпораций.

Благодаря Олимпиаде-2014 маленький кусочек Большого Сочи оказался центром приложения усилий мощных государственных структур и крупных корпораций. Будущим Красной Поляны занимаются Михаил Фрадков, Алексей Миллер, Владимир Потанин, многочисленные экологи и местные бизнесмены. Результатом такой концентрации денег и влиятельных персон стали макро- и микровойны, которые ведутся здесь за каждую пядь земли.

Продвигая кандидатуру Сочи, заявочный комитет делает особый упор на географических преимуществах города. Вот побережье и пляжи, а вот, всего лишь в часе езды, настоящие горы, где до сих пор можно встретить медведя.
Между тем такая первобытная дикость имеет несколько сторон. Строить придется с нуля и почти на пустом месте. Пустое место стремительно дорожает и притягивает новых хозяев. Интересы медведя никем не учтены.

Спор субъектов

В январе, в самый разгар туристического сезона, остановились подъемники на единственном работающем в Красной Поляне горнолыжном комплексе «Альпика-Сервис». Генеральный директор компании Петр Федин объяснил, что нажать на кнопку «стоп» его вынудило решение суда, по которому были опечатаны склады, кафе на склонах и другие помещения «Альпики». Перед этим горнолыжный комплекс за 10 дней прошел 24 проверки. Найденных нарушений оказалось достаточно, чтобы за работу взялись судебные приставы. Но сама остановка канатной дороги, по словам Федина, была вынужденной, – как только компания купила необходимое оборудование взамен хранящегося на опечатанных складах, «Альпика» снова заработала.

Несколько дней простоя отозвались долгим информационным эхом. Во-первых, сбой произошел накануне визита оценочной комиссии МОК, во-вторых, о проблеме очень быстро стало известно президенту. Слушая доклад Германа Грефа о подготовке Сочи к этому событию, Владимир Путин перебил министра словами: «Я не в полной мере разделяю ваш оптимизм». В результате вмешаться в ситуацию пришлось и главе Минэкономразвития, и главе Олимпийского комитета Леониду Тягачеву.
По версии Федина, причиной всех бед, обрушившихся на «Альпику-Сервис», стал губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. С помощью проверок и суда краевая администрация пытается решить в свою пользу спор о 10 гектарах земли, расположенных рядом с лыжными трассами. На этой территории находится детско-юношеская горнолыжная школа олимпийского резерва. Но после того как ее передали компании «Экотур», связанной с первым вице-губернатором края Александром Ремезковым, там началось строительство коттеджей. «Альпика» была намерена сама оформить право землевладения на участок под школой и подала в суд, чтобы оспорить законность передачи этой территории.

В администрации края на обвинения Федина коротко ответили, что все проверки были инициированы не в Краснодаре, а комиссия, занимавшаяся «Альпикой», создавалась муниципальными и федеральными властями. Тем не менее конфликт пока не исчерпан.

Антропогенный фактор

Долгое время склоны «Альпики-Сервис» были единственными на всем курорте. Сама Красная Поляна ассоциировалась у большинства российских горнолыжников и сноубордистов именно с этими трассами и этими кресельными подъемниками. Громкий спор хозяйствующих субъектов еще раз доказал, что особого выбора, где кататься, у туристов нет. Однако в реальности хозяев на Красной Поляне больше.
За исключением дорог и населенных пунктов, находящихся в федеральной собственности, почти вся территория, которую и принято называть Красной Поляной, принадлежит Сочинскому национальному парку и Государственному биосферному заповеднику. Задача национального парка заключается в том, чтобы сохранять уникальные ландшафты, флору и фауну. То есть в границах этой особо охраняемой зоны природа должна оставаться девственной, первозданной. Однако инвесторы, пожелавшие создать альпийский уголок на Западном Кавказе, сумели дать старт своим большим стройкам.

Холдинг Владимира Потанина «Интеррос» начал осваивать плато Роза Хутор, на котором уже появился одноименный горнолыжный комплекс. «Газпром» проложил трассы на хребет Псехако. А принадлежащее в равных долях администрациям Сочи и Краснодарского края ОАО «Карусель» стало соседом «Альпики-Сервис» на хребте Аигба.

Национальный парк и раньше передавал в аренду отдельные участки, но масштаб вмешательства в естественную среду никогда не был так велик. Всемирный фонд дикой природы, Greenpeace и вообще все зеленое движение постоянно указывают на незаконный характер многих строек, хотя дело, с их точки зрения, не только в соблюдении буквы и духа закона. Олимпиадой и курортом-гигантом, как считают многие экологи, вообще лучше пожертвовать, потому что потери, которые понесут горы, будут слишком велики. Адекватное возмещение нанесенного человеком ущерба просто невозможно.

Так или иначе, решение о судьбе Красной Поляны давно принято, поэтому зеленым приходится говорить о юридических и экономических нюансах происходящего. Прежде всего отмечается, что поправки, внесенные в существующий закон «Об особо охраняемых природных территориях», не охватывают всех случаев посягательств на горы, а принимаемые правительством постановления по строительству конкретных объектов идут вразрез с ним.

Еще больше защитников природы возмущает то, что среди чиновников и бизнесменов распространено совершенно ложное понимание экологического туризма и его инфраструктуры. Такой туризм предусматривает невмешательство человека в природу, а окультуренное пространство, в которое превратится большой участок национального парка, перестанет кого-либо интересовать.
В связи с этим у экологов есть претензии и к экономическому обоснованию развития курорта. По их мнению, настоящий экотуризм – это самое перспективное рекреационное направление ближайших десятилетий, а Красная Поляна, при существующем понимании вопросов экологии, останется на обочине мирового процесса. Она повторит судьбу альпийских горнолыжных центров, которые летом заняты только тем, что ждут зиму. Они уже ничем не напоминают дикие горы, поэтому с апреля по октябрь отдыхающих там в десятки и сотни раз меньше, чем с ноября по март.

Поделенные горы

Инвесторы, пришедшие на Красную Поляну, не видят в таком положении дел ничего плохого. Когда все горнолыжные комплексы будут построены и начнут работать, они довольно быстро вернут вложенные средства. Даже с учетом инфраструктурных расходов проект окупится к 2017 году. Причем большая часть запланированных объектов будет построена вне зависимости от того, получит Сочи Олимпиаду или нет. Но если Игры все-таки доберутся до российских субтропиков, то на курорте может настать золотой век.

Доли общего пирога можно измерить в гектарах. Правда, не всегда большая площадь означает высокую пропускную способность. Иногда ландшафт бывает таким, что использовать его для строительства трасс невозможно. Сейчас у «Альпики-Сервис» под горнолыжные полигоны есть примерно 60 гектаров. У «Газпрома» – приблизительно 730 гектаров. У «Розы Хутор» – около 680, у «Карусели» – почти 1200. Осваивать эти пространства будут постепенно, вплоть до 2014 года. К этому времени кататься на краснополянских склонах смогут 30 тысяч человек одновременно. Но хорошей будет считаться и 50-процентная нагрузка.
Под Олимпиаду здесь планируют построить много специальных объектов, и почти все они окажутся на землях одного из четырех горнолыжных комплексов. Трассы для соревнований по биатлону, лыжным гонкам и лыжному двоеборью окажутся у «Газпрома». Большую часть времени они будут использоваться как национальная тренировочная база. На территории «Интерроса» должны проводиться соревнования по горнолыжному спорту и сноубордингу. Эти склоны будут выполнять несколько функций: служить местом для проведения турниров и тренировок, а также оставаться обычным курортом. «Альпика-Сервис» примет соревнования по фристайлу. У «Карусели» есть шанс получить Российский национальный центр прыжков с трамплина, но шанс этот реализуется, только если Сочи выиграет Олимпиаду. Вне этих комплексов должен быть построен Российский национальный санный центр. Там пройдут соревнования по бобслею, скелетону и санному спорту.
В случае если Игры достанутся Австрии или Корее, здесь все равно возникнет гигантская тренировочная база и будет создана инфраструктура для проведения сколь угодно крупных международных и национальных турниров. Пример Зальцбурга и Пьончонга показывает, что такой фундамент делает олимпийскую заявку города более солидной. Этот же пример показывает, что проигравшие сразу не сдаются. Поэтому проект Сочи-2018 выглядит таким же реальным, как и Сочи-2014.

Партнеры журнала: