Герои нашего времени

Большой спорт №4 (14) апрель 2007
Олег Винокуров
В этом номере мы представляем не совсем обычных героев. Все они большие оригиналы – люди, избравшие совершенно неожиданные для себя виды спорта.

В этом номере мы представляем не совсем обычных героев. Все они большие оригиналы – люди, избравшие совершенно неожиданные для себя виды спорта. Казалось бы, их шансы на успех в таких спортивных дисциплинах равны нулю. Но вопреки всему – мнению МОК, собственной расовой или половой принадлежности – они достигают успеха.

За принцип Кубертена

Как известно, основополагающий принцип, сформулированный основателем современного олимпийского движения бароном Пьером де Кубертеном, гласит: «Главное – не победа, а участие». Именно этим постулатом руководствовался, например, житель Экваториальной Гвинеи Эрик Моуссамбани, направляясь на Игры-2000 в Сидней. За восемь месяцев до начала Олимпиады он решил попробовать свои силы в плавании, а попробовав, настолько увлекся, что пожелал участвовать в главных состязаниях четырехлетия.

Естественно, квалификационный норматив Эрику был недоступен, но в рамках программы МОК по развитию спорта в «маленьких» странах ему предоставили wild-card. И не только ему: вместе с ним в Сидней поехала еще одна пловчиха из Экваториальной Гвинеи – Паула Барила Боропа. Предстала перед публикой и 12-летняя Фатима Гераши из Бахрейна, попали в число олимпийцев и еще несколько столь же колоритных персонажей.

Но именно Моуссамбани стал настоящим героем Игр, так как не только принял в них участие, но и выиграл свой заплыв. Его соперниками должны были стать два столь же необычных пловца, однако их обоих дисквалифицировали за фальстарт, так что Эрику для победы требовалось только проплыть заветные 100 метров вольным стилем.

И он сделал это, хотя дистанция далась ему нелегко. Ведь только в Сиднее Моуссамбани впервые увидел настоящий олимпийский 50-метровый бассейн, тогда как на родине упражнялся исключительно в 20-метровом. Неудивительно, что после финиша наш герой признался: «Последние 15 метров были очень тяжелыми. Я даже боялся, что утону».

Результат Моуссамбани – 1 минута 52,72 секунды – уступает даже времени, за которое лучшие пловцы преодолевают 200 метров. Что уж говорить о 100-метровке. Кстати, сиднейский финал был отмечен мировым рекордом Петера ван ден Хоогенбанда – 47,84 секунды. Но Эрик Моуссамбани имел не меньше оснований гордиться собой, чем знаменитый голландец.

После Сиднея отважный пловец получил прозвище «Угорь» и стал знаменит. Слава же, как это часто бывает, обернулась и материальным вознаграждением: очки, в которых он преодолел ту памятную 100-метровку, вскоре были проданы им на одном из интернет- аукционов за 2551 доллар. Почти 23 доллара за каждую секунду, проведенную в олимпийском бассейне, – весьма неплохой гонорар.

За победу над стихией

Оригиналов, подобных Моуссамбани, хватает и в истории зимних Олимпиад. За два года до выступления «Угря» в Сиднее на лыжне Белых Игр в Нагано появился кениец Филипп Кимели Бойт. Африканский лыжник – согласитесь, это куда эффектнее, чем африканский пловец (в конце концов, разве не Черный континент дал олимпийскую чемпионку в плавании – Керсти Ковентри из Зимбабве?).
Впервые увидев снег в 1996 году, Бойт понял, что непременно должен покорить неведомую белую пустыню. Два года он готовился, тренируясь в Финляндии благодаря спонсорской поддержке компании Nike, и вот отправился на долгожданные Игры. Покорять 10-километровую трассу в Нагано ему пришлось очень долго: Филипп затратил на это более 47 минут, чего победителю той гонки великому Бьорну Дэли хватило бы на дистанцию почти вдвое длиннее. В ожидании последнего финишера организаторам пришлось задержать церемонию награждения, но сам Дэли по этому поводу нисколько не переживал. Он терпеливо ждал появления Бойта в финишном створе и стал первым, кто радостно заключил кенийца в объятия. Этот поступок великого норвежца настолько взволновал Бойта, что впоследствии он назвал одного из своих сыновей именем Дэли.
Одного успеха первому кенийцу в истории зимних Олимпиад оказалось явно недостаточно, и в 1999 году он принял участие в лыжном чемпионате мира в Рамзау. Как и в Нагано, он занял на 10-километровке классическим ходом последнее место. Но рук не опустил и поставил перед собой новые задачи на будущее. Не остановило его даже то, что Nike прекратила спонсировать его тренировки.

Выступление Бойта на Играх-2002 в Солт-Лейк-Сити стало поистине триумфальным: теперь он преодолел те же 10 километров за 34 минуты и, что не менее важно, оказался не последним в итоговом протоколе. Вслед за его фамилией значились еще три.

А МОК против…

В то время как весь спортивный мир восхищался героизмом и колоритностью необычных олимпийцев, функционеры особой радости не испытывали. В 2001 году Международный олимпийский комитет возглавил Жак Рогге, сразу же объявивший о стремлении бороться с непомерным раздуванием Игр за счет новых видов спорта. Видимо, в рамках этой программы он решил по возможности сокращать и число участников и вскоре после Солт-Лейк-Сити заявил, что в будущем МОК не будет предоставлять wild-card странам, претендующим на представительство в тех видах спорта, которые у них не развиты. И в качестве примеров привел имена Моуссамбани и Бойта.

Тем не менее оба были преисполнены решимости продолжить олимпийскую карьеру. Лишь несчастливое стечение обстоятельств не позволило Моуссамбани выступить в Афинах-2004. В оргкомитете Игр не смогли вовремя найти его документы, куда-то запропастилась фотография, и карточку участника не удалось изготовить в срок, что, в свою очередь, не позволило Эрику получить греческую визу.

Расстроенный пловец не находил себе места. «Люди хотели видеть меня в Афинах, – заявлял он в интервью, – я специально готовился и добился огромного прогресса. Но после всего этого я, наверное, вообще не смогу продолжать заниматься плаванием». Вот и думай теперь, действительно ли проблемы с его документами были случайными или же организаторы так отреагировали на заявление Рогге?

Бойту, к счастью, ничто не помешало выступить в прошлом году в Турине. Более того, он в очередной раз превзошел себя, сумев преодолеть дистанцию уже в 15 километров. И снова оказался не последним, а теперь уже шестым от конца, опередив представителей Бразилии, Португалии, Коста-Рики, Непала и Таиланда, и это – учитывая, что по ходу гонки сошли с дистанции литовец и южноафриканец.
Как уже было замечено, Кения оказалась не единственной африканской страной, представленной в Турине. Кроме нее и ЮАР, их было еще пять: Алжир, Марокко, Сенегал, Мадагаскар и Эфиопия. Вот такой толчок к развитию зимних видов спорта на Черном континенте дали олимпийские геройства Бойта. Интересно, что Эфиопия и Мадагаскар создали федерации лыжного и горнолыжного спорта специально для того, чтобы их спортсмены поехали в Турин.

Ну а гордый собой Бойт отправился домой, на ферму в окрестностях города Элдерета, где его с нетерпением ждали жена, четверо детей и 27 дойных коров. И пообещал выступить в 2010 году в Ванкувере, а уж после этого завершить свою яркую карьеру.

За равенство полов

Сегодня, пожалуй, уже и не определишь, где и когда женщины впервые перенесли борьбу за свои права в область спорта. Да это, в общем-то, и не важно. Главное, пожалуй, то, что с некоторых пор ни один вид спорта – от футбола и хоккея до бокса и тяжелой атлетики – не может считаться чисто мужским.

Но все же еще остаются виды, освоенные женщинами не настолько, чтобы выступать в них на крупных соревнованиях наряду с мужчинами. Например, по-прежнему являют собой оплоты неравноправия полов прыжки на лыжах с трамплина и северное двоеборье, сочетающее эти прыжки с лыжными гонками. Любопытно, однако, что с формальной точки зрения для женщин они не закрыты: нигде в регламенте Международной лыжной федерации (FIS) не говорится о том, что принимать в них участие могут только мужчины. Так что если вдруг какой-либо представительнице прекрасного пола захочется, подобно венгерской шахматистке Юдит Полгар, посостязаться с полом сильным, запретить этого никто не сможет.
До такой степени эмансипации дело пока не дошло, но в своей узкой компании женщины осваивают полеты на лыжах достаточно резво. Вот уже несколько лет они проводят соревнования и рассчитывают в скором времени выйти на высший международный уровень.

В авангарде идет 23-летняя австрийка Даниэла Ирашко, известная своей любовью к постоянному перекрашиванию волос и полнейшей бесшабашностью, которую в спорте часто называют «агрессивным стилем». Именно такая манера поведения позволила ей уже в нежном 17-летнем возрасте заявить о своих выдающихся способностях и с тех пор одержать множество побед. Достаточно сказать, что Даниэла трижды выигрывала состязания в рамках знаменитого Холменколленского фестиваля, в январе этого года стала лучшей на Всемирной универсиаде в Турине, а в 2002 году первой из женщин пролетела свыше 200 метров. На своей родине, на самом большом в мире трамплине Кульме она показала результат, которому вполне могут позавидовать многие мужчины – 201 метр.

Но мужчины иногда завидуют женщинам по-своему, и эта зависть заставляет их заниматься исконно женскими видами спорта. Как заставила, например, американца Билла Мэя посвятить себя синхронному плаванию.

Собственно, Билл не был первым, кому пришла в голову такая идея. Еще в 1970-е годы мужское синхронное плавание появилось в Америке, откуда вскоре перекочевало в Европу. А в 1980-е мужчины даже могли участвовать в соревнованиях в составе смешанных пар. Но это было давно. Мэй же заслуживает всяческого уважения за то, что занимается синхронным плаванием именно сейчас.

И снова МОК против…

Нельзя утверждать, что Международному олимпийскому комитету чужда идея равенства полов, однако некоторые его решения все-таки могут натолкнуть на подобную мысль. Особенно жестко поступил он в отношении синхронного плавания, законодательно закрепив за ним статус женского вида спорта и, соответственно, закрыв туда дорогу мужчинам.

Не послушался только Мэй – единственный на сегодня в профессиональном спорте мужчина-синхронист. Он выступил в 1998 году в Нью-Йорке на Играх доброй воли в паре с Кристиной Лам и завоевал серебряные награды, затем добивался успехов в различных соревнованиях в Европе, Федерация синхронного плавания США дважды признавала его лучшим спортсменом года. Не менее успешно выступал Билл и с другой партнершей – бывшей россиянкой Анной Козловой, которая завоевала для США бронзовую медаль афинской Олимпиады в составе женского дуэта. В общем, он полностью достоин звания главного борца за равноправие мужчин в спорте. И, кто знает, может быть, когда-нибудь его последователям удастся сломить сопротивление МОК.

Любительницам полетов на лыжах это удастся точно, хотя на данный момент «отцы мирового олимпизма» еще отмахиваются от них. Несмотря на то что FIS включила женские прыжки в программу чемпионата мира 2009 года в Либереце, Исполком МОК в ноябре прошлого года решил не допускать женщин до участия в ванкуверской Олимпиаде-2010. Обосновано это решение было тем, что женские прыжки еще не столь широко развиты.

Конечно, рано или поздно МОК будет вынужден уступить. Не исключено, что это произойдет даже раньше, чем предполагается, поскольку в начале февраля канадская команда прыгуний подала иск в Комиссию по правам человека с требованием отменить дискриминационное решение МОК. Как уж тут дело повернется, мы узнаем позже, но все равно понятно, что со временем двоеборье и прыжки утратят статус сугубо мужских олимпийских видов зимнего спорта.

За безграничные возможности

Спортивные пути неисповедимы, и зачастую поступки, которые так и хочется назвать чудачеством, могут привести к выдающимся достижениям. Как это было в случае с бобслеистом с Ямайки.

Ну действительно – разве это не чудачество? Живешь себе на райском острове, так что тебе еще нужно? Радуйся жизни, крепи дело растамана, пой рэгги, танцуй до упаду. Хочешь заниматься спортом – иди в бегуны, на крайний случай в футболисты. Но бобслей?!

Оригиналов, однако, хватает и на Ямайке, и олимпийский дебют местной бобслейной команды состоялся на Играх-88 в Калгари. Тот еще был дебют: живописная четверка запомнилась страшнейшим переворотом в последней попытке. Но уже через четыре года в Альбервилле наблюдался огромный прогресс – 14-е место, впереди команд из США, России, Италии и Франции.

В 2000 году в историю ямайского бобслея была вписана яркая страница: команда выиграла чемпионат мира по разгону. Вот тут-то и следует вспомнить о богатых легкоатлетических традициях в стране, ведь для разгона важны именно спринтерские качества, а классных спринтеров Ямайка поставляла всегда.
В составе той чемпионской команды выступал и Ласеллес Браун, который два года спустя в Солт-Лейк-Сити представлял свою страну в паре с пилотом Уинстоном Уоттом. В ходе олимпийских состязаний им вновь удалось осуществить рекордный разгон, и это не могло не привлечь внимания канадца Пьера Людерса, чемпиона Нагано-98. В Солт-Лейк-Сити он занял скромное для себя пятое место и был озабочен поиском нового разгоняющего. Увидев Брауна, Людерс понял, что нашел.
Пьер уговорил Ласеллеса перебраться в Канаду, и в сезоне 2004/2005 они выиграли несколько этапов Кубка мира и стали чемпионами планеты. В июле 2005 года Браун подал документы на получение канадского паспорта. В обычном случае эта процедура заняла бы очень много времени, но приближалась Олимпиада в Турине, и миграционные службы страны пошли навстречу спортивным: Браун получил свой паспорт как раз вовремя, чтобы заявиться на Игры-2006. Поспешность паспортистов была вознаграждена: бобслеисты вернулись на родину с серебряными наградами.

По иронии судьбы лишившаяся Брауна ямайская команда не смогла пробиться в Турин. Зато ряды оригиналов должны были пополнить бразильцы. Увы, их олимпийский дебют не состоялся: незадолго до старта в организме одного из членов экипажа был обнаружен запрещенный препарат, и всей несчастной четверке пришлось сняться с соревнований.

Но со временем, конечно, дебютируют и бразильцы, и еще многие, кого мы называем оригиналами или чудаками. Но чудачество ли это, в конце концов? А даже если и чудачество, то разве оно не украшает спорт, делая его еще прекраснее? Если это возможно…

Партнеры журнала: