Король Хан

Большой спорт №5(42)
Петр Черемушкин
О секретах своего успеха на ринге и вне его, отношении к женскому боксу, ближайших планах и жизненных ценностях Амир Хан рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

К своим 23 годам британец пакистанского происхождения Амир Хан успел стать одним из самых титулованных боксеров планеты и получить кличку Король Хан. В 17-летнем возрасте он завоевал серебряную медаль на Олимпиаде в Афинах, уступив в финале лишь знаменитому Марио Кинделану. Годом спустя юный боксер взял у кубинца убедительный реванш и, решив, что достойных соперников на любительском ринге у него не осталось, перешел в профессионалы. И снова преуспел, став чемпионом мира в первом полусреднем весе по версии WBA. Есть у британца достижения и на коммерческом поприще: собственная промоутерская компания и контракт с компанией Reebok. В этом году он представляет новую коллекцию кроссовок 
Reebok ZigTech.

О секретах своего успеха на ринге и вне его, отношении к женскому боксу, ближайших планах и жизненных ценностях Амир Хан рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

На вашем официальном сайте написано: «Родился, чтобы стать боксером». Неужели вы не пробовали себя ни в каких других видах спорта, более популярных в Великобритании, чем бокс?

Я играл в футбол, крикет, регби, но бокс люблю больше всего. Это самый жесткий вид спорта. Футбол намного проще. Но жизнь сложилась так, что в боксе мне удалось добиться бóльших успехов.

Часто приходится слышать, что лучшие боксеры получаются из детей, выросших в неблагополучных семьях и с ранних лет боровшихся с трудностями. Согласны ли вы с таким утверждением? Хотите ли, чтобы ваш сын профессионально занимался боксом?

Никогда не позволю своим детям заниматься боксом, потому что это самый жесткий вид спорта. Я знаю не понаслышке, как боксеры работают над своим телом, какие травмы получают, как изматывают себя диетами. Одним словом, слишком многим приходится жертвовать. Что же касается детства, то я был гиперактивным ребенком, постоянно дрался с одноклассниками, соседями, братьями – у меня их четверо, и все старшие. Отец отдал меня в боксерский клуб, чтобы я сжигал свою энергию на тренировках. И правильно сделал. Когда я начал заниматься боксом, прекратил драться, делая это только на ринге. Спорт дисциплинировал меня.

В России боксеры нередко сохраняют любительский статус в течение долгих лет в надежде стать олимпийским чемпионом, вы же в 19-лет­нем возрасте перешли в профессионалы. Не считаете, что поторопились? Может, олимпийская медаль Пекина облегчила бы вам путь в профессиональный спорт?

В России и Европе придерживаются любительского стиля. Думаю, он эффективен, даже когда вы переходите в профессиональный спорт. Но не все боксеры-профессионалы могут соблюдать любительские правила. Вероятно, если бы я выиграл Олимпиаду, это действительно дало бы мне больше опыта. Но, честно говоря, после выступления на Играх в Афинах, в Англии и Пакистане ко мне стали относиться так, будто я завоевал олимпийское золото, а не серебро. Помню, когда возвращался из аэропорта, люди выкрикивали мое имя, приветствовали, фотографировались со мной, приглашали к себе домой. Я получил статус профессионала в нужном возрасте, потому что хотел победить на юниорском первенстве. К 2008-му уже осознавал, что могу стать и чемпионом мира. Если бы ждал пекинской Олимпиады, пропустил бы еще четыре года. За это время могло случиться все что угодно – травмы, повреждения. Не хотелось рисковать ради одного турнира. Кроме того, профессиональный статус помог мне и в финансовом отношении. Это было нелегко, потому что после Афин промоутеры выстраивались в очередь, предлагая сотрудничество. Было много рекламных предложений, но мне следовало сосредоточиться и подождать, пока все успокоится. И я решил: нужно годик переждать и перейти в профессионалы. Сейчас понимаю: сделал правильный выбор.

Многие специалисты считают, что ваши слабые стороны – недостаточная выносливость и неумение выстраивать защиту. А какие недостатки у себя видите вы сами?

В последние годы я буквально убивал себя, изматывал, не ел, не пил за сутки до по­единка. А выходя на ринг, чувствовал себя слабым и измотанным. Сейчас же перешел в другую весовую категорию – 63,5 кг, тогда как раньше выступал в более легком весе – 61 кг. Но два килограмма – это много, особенно когда приходится сидеть на диете и сложно сбросить лишний вес. В новом статусе чувствую себя лучше. Это естественный путь для меня. Веду бои с более тяжелыми и сильными ребятами. Больше не изматываю себя диетами. Могу легко вступать в бой, без проблем провожу его, нормально ем и пью перед выходом на ринг. Это делает мою жизнь намного проще.

Моя компания Khan Promotions занимается только мной, потому что я хочу понять, как работает этот бизнес, чтобы меня не обобрали и не обманули. Есть промоутеры, которые не платят боксерам, присваивая деньги. Благодаря моей собственной компании я могу отслеживать ситуацию. Golden Boy Promotions и Khan Promotions создали совместное предприятие. И я осведомлен обо всем, что происходит в обеих структурах, знаю, сколько денег получаю. Ведь сумма призовых – главный стимул

Почему вы приняли решение о смене промоутера? Что конкретно не устраивало в сотрудничестве с Фрэнком Уорреном? Были ли у Golden Boy Promotions конкуренты в борьбе за право подписать контракт с Амиром Ханом?

Я благодарен Фрэнку Уоррену за все, что он для меня сделал. Но я хотел поехать в Америку, столицу мирового бокса. Каждый чемпион мира мечтает отправиться в эту страну, чтобы попробовать свои силы. Все знаменитые боксеры создавали имя только здесь. Фрэнк обещал бои в США, но время шло и ничего не происходило. Мне нужен был промоутер, который вывел бы меня на новый уровень. Промоутер с опытом и собственной компанией. У Golden Boy Promotions есть примерно пять-семь бойцов в моей весовой категории. Поэтому легко договариваться об организации поединков. Кроме того, Golden Boy Promotions – компания, сотрудничающая с Де Ла Хойей, а я большой поклонник его таланта. И еще мне просто понравилось, как здесь ведут дела с боксерами, помогают им заработать, заботятся о них. В конце концов, бокс – это бизнес. Чтобы добиться успеха, нужно общаться с правильными людьми, которые помогут тебе получить как можно больше денег.

Вы как-то сказали, что после боя с Полом Малиньяджи будете нацеливаться на поединки с Маркосом Майданой, Виктором Ортисом и Тимоти Брэдли. Кто из них для вас наиболее интересен?

Наиболее интересный боец – Тимоти Брэдли, наверное, самое мощное имя в моей весовой категории. Он выступает в этом весе давно и чемпионский титул удерживал дольше меня. Я бился с Виктором Ортисом, будучи любителем, и остановил его во втором раунде. Он замечательный профессионал, выиграл много боев. Но два поединка назад потерпел поражение и сейчас заново строит свою карьеру. У нас один промоутер, и в будущем наш поединок мог бы стать большим событием. Но в течение ближайших 12–19 месяцев я бы хотел выйти на ринг против Тимоти Брэдли. Это будет настоящий супербой!

Никогда не позволю своим детям заниматься боксом, потому что это самый жесткий вид спорта. Я знаю не понаслышке, как боксеры работают над своим телом, какие травмы получают, как изматывают себя диетами. Одним словом, слишком многим приходится жертвовать

Для первого полусреднего веса вы кажетесь слишком высоким. Долго ли еще планируете выступать в этой категории?

Я был немного великоват для легкого веса, поэтому перешел в полусредний. Там легче, так как я высокий и худой. Планирую выступать здесь от 12 до 18 месяцев. Хочу стать первым номером. Не просто чемпионом мира, а обладателем поясов по всем версиям. Затем, может быть, перейду в другую весовую категорию. Например, если выиграю бой против Тимоти Брэдли.

Кого вы считаете лучшим действующим боксером, вне зависимости от весовой категории?

Эту позицию разделяют между собой Флойд Мейуэзер и Мэнни Пакъяо. Сегодня они лучшие боксеры в мире и выступают в одной и той же весовой категории. Видимо, их главный бой еще впереди. Не исключено, что в течение следующего года, если моя карьера пойдет нормально, я окажусь в том же весе и буду с ними драться.

Как вы относитесь к женскому боксу?

На мой взгляд, бокс – это мужской спорт, жесткий, требующий физической силы, которым женщины заниматься не должны. Мне бы не хотелось, чтобы девушки получали травмы и увечья. Если в любительском спорте у спортсменок есть специальные шлемы и с ними работают рефери, то в профессиональном защиты нет и драться намного опаснее.

У вас есть собственная промоутерская компания, что для 23-летнего спортсмена достаточно нетипично. Что подвигло вас на ее создание? Занимается ли она организацией боев других боксеров?

Моя компания Khan Promotions занимается только мной, потому что я хочу понять, как работает этот бизнес, чтобы меня не обобрали и не обманули. Есть промоутеры, которые не платят боксерам, присваивая деньги. Благодаря моей собственной компании я могу отслеживать ситуацию. Golden Boy Promotions и Khan Promotions создали совместное предприятие. И я осведомлен обо всем, что происходит в обеих структурах, знаю, сколько денег получаю. Ведь сумма призовых – главный стимул. Ни один промоутер в мире не имеет 100-процентых прав на Амира Хана. У Golden Boy Promotions больше опыта, чем у меня, но мы можем работать в партнерстве. Они будут отстаивать мои интересы наилучшим образом. Может быть, в будущем я попробую организовать бои и для других боксеров, но пока хочу сосредоточиться на себе, своей карьере, ведь в боксе она очень коротка.

Задумывались ли вы о том, чем будете заниматься по окончании спортивной карьеры? Есть ли сфера, в которой вы могли бы добиться столь же значимых успехов, как и на ринге?

После завершения спортивной карьеры, возможно, займусь промоутерством. Я уже открыл боксерский зал в Болтоне, и там занимается около 400 человек, что, безусловно, вносит свой вклад в борьбу с преступностью в Великобритании. Иногда сам провожу в зале тренировку. Кстати, ко мне приходят и женщины. А еще я владею недвижимостью. Очень не хочу по окончании карьеры остаться нищим, не трачу деньги на разные глупости и думаю о завтрашнем дне.

Партнеры журнала: