Танцующие 
в парусах

Большой спорт №5(42)
Андрей Супранович
О том, почему российские яхтсмены пока не добиваются в «Фотинайнере» значимых международных побед, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают чемпионы страны и обладатели Кубка России Павел Карачов и Дмитрий Каляпин.

Яхтенный класс 49er («Фотинайнер») по праву считается самым перспективным и динамично развивающимся в мировом парусном спорте. Первая лодка этой конструкции была построена в 1996 году, а уже в 2000-м, на Играх в Сиднее, класс дебютировал в олимпийской программе. Причина столь быстрого успеха проста – зрелищность. Легкий глиссирующий швертбот-двойка – самый быстрый из монотипов, гоняющихся на дистанции с поворотным знаком. Высокие скорости и большая парусность заставляют экипаж 49er буквально танцевать на палубе в поисках равновесия, что со стороны смотрится очень эффектно и, главное, телегенично.

О том, почему российские яхтсмены пока не добиваются в «Фотинайнере» значимых международных побед и что надо сделать для преодоления этой ситуации, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают чемпионы страны и обладатели Кубка России в классе 49er Павел Карачов и Дмитрий Каляпин.

Скажем прямо, в России парусный спорт не слишком популярен. Почему же вы выбрали именно его, а не, например, футбол?

Павел Карачов (П.К.): Я родился в Анапе, то есть на берегу моря. Да и отец был моряком. Уволившись в запас, он открыл парусную школу и привел меня туда пятилетнего. С тех пор я не расстаюсь с яхтами. Начинал с олимпийских классов «Лазер» и «Финн».

Дмитрий Каляпин (Д.К.): Я тоже родился недалеко от моря, в Астрахани. Но впервые встал под парус в Москве. Здесь живет мой двоюродный брат-одногодка – он-то и занимался в Строгино в секции парусного спорта, за ним вскоре потянулся и я. Правда, начинал с виндсерфинга. Мы с братом прогуливали уроки, убегали на берег и ждали ветра. И, как правило, наши надежды оправдывались.

Как же вышло, что вы стали гоняться в классе 49er?

Д.К.: Вначале я катался на виндсерфинге для удовольствия, но затем попал в команду и стал участвовать в соревнованиях. На них-то и познакомился с Пашей, впервые увидев яхту 49er. Она меня очень впечатлила. К этому времени Паша уже гонялся на «Фотинайнере» около двух месяцев, но его напарник перешел в другой класс. Тут подвернулся я, и он предложил составить тандем. С тех пор гоняемся вместе.

П.К.: Да, это было в 2005-м. Через пару недель после знакомства мы уже уехали в Анапу тренироваться, а еще через месяц выступили на первых соревнованиях. Вообще, я сразу влюбился в лодку. До этого выступал в других классах, однако перед красотой и динамичностью «Фотинайнера» не смог устоять.

Как прошла адаптация друг к другу? В 2005-м Диме было всего шестнадцать, не мешал ли столь юный возраст?

Д.К.: Я вырос довольно рано и физически был сложен очень хорошо. В 16 лет девушки давали мне 24 года. Никогда не чувствовал себя в нашем тандеме младшим и не могу сказать, что мой юный возраст как-то мешал.

П.К.: Когда я впервые увидел Диму, сразу понял: у него отличные перспективы. Если человек имеет такое сложение в 16 лет, его ждет большое будущее. Так что, можно сказать, Дима – моя находка.

Как складываются отношения внутри вашего экипажа? Часто ли, например, вы ссоритесь?

П.К.: Мы как семья: если и ссоримся, то сразу миримся. На яхте вообще не ругаемся, чтобы не накалять обстановку и не мешать тренировочному процессу. Разбираем ошибки уже на берегу. Увы, но нередко падаем в воду, однако в этом вынужденном «душе» виноват то один, то другой – поэтому друг друга не виним. Кстати, как нам рассказывают, со стороны наши падения выглядят очень красиво, особенно если в воде оказываемся вместе.

Насколько сложно было начинать ходить на 49er?

Д.К.: Если с детства катаешься на виндсерфинге, развиваются определенные группы мышц. Так что необходимые задатки у меня уже были. Хотя физическую выносливость, конечно, пришлось тренировать, ведь на шкотового всегда ложатся максимальные нагрузки.

П.К.: Наш класс очень техничный, кроме выносливости нужно и умение, а оно приобретается только с тренировками. Долго учились держать равновесие, работали над реакцией. Чтобы стать лучшими, приходится много времени проводить под парусами.

На какой лодке ходите? Она серийная или произведена специально под вас?

П.К.: Лодка сделана в Англии, и это серийная модель. У нас уже не первая, так как яхты класса «Фотинайнер» имеют свойство быстро изнашиваться. Делать лодку по специальному заказу не имеет смысла, ведь в олимпийских классах все размеры и спецификации четко определены.

Известно, что среди олимпийских спецификаций есть и ограничение на массу экипажа. Как у вас получается вписываться в заданные рамки? Соблюдаете ли диету?

Д.К.: Да, оптимальная масса экипажа должна составлять 155 килограммов, и мы вполне вписываемся в заданные рамки. Не могу сказать, что в чем-то себя сильно ограничиваем. Едим много, в том числе и высококалорийную пищу. Когда большое количество энергии расходуешь на тренировках, особо потолстеть не получится, даже при большом желании.

Где тренируетесь? Насколько в России созданы условия для тренировок?

П.К.: Много времени проводим в Сочи, где Всероссийская федерация парусного спорта устраивает сборы. Когда есть ветер и возможность стать под парус – сразу бежим на тренировку. Даже зимой пытаемся ненадолго выйти в море, чтобы не потерять чувство яхты. В принципе, если надеть гидрокостюм, час можно выдержать и в мороз.

Поговорим о будущем. Есть ли у вас шансы выступить на лондонской Олимпиаде?

П.К.: Путевку на Игры можно завоевать на соревнованиях в Австралии, где в 2011 году будут разыгрываться лицензии. Попадание в топ-20 должно обеспечить билеты в Лондон. Считаю, нам такое по силам, главное – не перегореть. Если не будем забивать себе головы важностью турнира, все должно получиться.

В России вы лучшие в классе и постоянно подтверждаете это звание. Что мешает добиваться успеха на международном уровне?

Д.К.: Надо больше тренироваться, иметь спарринги с сильными соперниками, ведь, чтобы выйти на высокий уровень, необходимо гоняться с теми, кто сильнее, и учиться у них. К сожалению, мы редко ездим за границу, в прошлом году было всего два зарубежных сбора – в сумме только месяц провели за пределами России. Наш спорт не из дешевых, транспортировка яхт влетает в копеечку. Конечно, нам помогают: Федерация парусного спорта организовывает сборы, Экспериментальная школа высшего спортивного мастерства возит на соревнования, предоставляет лодки и экипировку. Поддержку оказывает и Smint, титульный спонсор команды, – он обеспечивает парусами. Их, между прочим, нужно очень много, так как они быстро изнашиваются.

П.К.: Нас, конечно, радует, что мы постоянно выигрываем российские первенства, но у этих побед есть и отрицательная сторона – не на кого равняться. Остальные ребята тянутся за нами, а вот нам в пределах России вроде бы и некуда стремиться.

Что нужно сделать для развития в России 49er?

Д.К.: Это очень дорогой класс, поэтому требуется помощь федерации и государства. Необходимо купить побольше лодок и бесплатно предоставлять их молодым ребятам. Чем больше яхт – тем сильнее соперничество. Есть проблема и с тренерами – в России нет специалистов, работа­ющих в «Фотинайнере». Мы, к примеру, сами себя тренируем. Нам лишь помогают некоторые спортсмены, подсказывая со стороны.

Как проводите свободное время? Возникает ли желание сбежать подальше от воды?

П.К.: Такого не бывает. На отдыхе занимаемся виндсерфингом, кайтсерфингом, иногда отправляемся в горы – очень любим сноуборд. Идеальным местом считаю Сочи – тут и вода, и горы. За границей любимое место – озеро Гарда в Италии, где проходит чемпионат мира по 49er. Там очень хороший ветер и идеальная погода.


*Досье / 49er *

Новейший класс гоночных яхт
Экипаж состоит из двух человек
Наибольшая длина яхты (без бушприта) – 4,9 м.
Длина по ватерлинии – 4,65 м
Ширина – 2,0–2,9 м
Осадка – 0,15–1,3 м
Длина бушприта – 1,7 м
Площадь парусности: грот – 15 м2, стаксель – 6,7 м2, асимметричный спинакер (генакер) – 38 м2
Обладает одной из самых высоких скоростей среди олимпийских классов

Партнеры журнала: