Вопросы психологии

Большой спорт №12-1(38) Зима 2009-2010
Николай Орлов
В неудаче команды Гуса Хиддинка в завершившемся отборочном цикле не было ничего экстраординарного, однако российские болельщики все же восприняли происшедшее как трагедию. И, думается, не без оснований.

В 2010 году в Южно-Африканской Республике пройдет пятый после распада СССР чемпионат мира. На три из них сборная России не квалифицировалась, а на двух оставшихся выбывала из борьбы уже после группового раунда, всякий раз одерживая лишь по одной победе в трех матчах. Подобная статистика свидетельствует о том, что в неудаче команды Гуса Хиддинка в завершившемся отборочном цикле не было ничего экстраординарного, однако российские болельщики все же восприняли происшедшее как трагедию. И, думается, не без оснований.

Кому повезло?

Что лучше – синица в руках или журавль в небе? Этот риторический вопрос перед стартом отборочного турнира к чемпи­онату мира для болельщиков российской сборной формулировался так: «Повезло ли нам с группой?» Одни утверждали, что нет, и в качестве аргумента приводили жеребившихся из первой корзины, но не доставшихся в соперники команде Хиддинка греков. Другие же говорили, что жаловаться грешно, ведь Финляндия – объективно слабейшая команда в третьей корзине, и окажись на ее месте Сербия или Дания – даже второе место в квалификационной группе было бы в радость, а так оно фактически гарантировано.

Эти рассуждения на тему «повезло – не повезло» кажутся переливанием из пустого в порожнее, но не исключено, что именно в отсутствии в группе третьего реального претендента на поездку в ЮАР и кроются истоки неудачи команды Хиддинка в стыковых матчах. Ибо реальное соперничество только с Германией волей-неволей привело российских футболистов к мысли, что это и есть «наш уровень». А за высокомерие приходится расплачиваться, причем очень дорого.

После того как домашний поединок с «бундестим» был едва ли не официально объявлен в России «матчем года», настроиться на Словению футболисты уже не смогли. Тем более что играли они с германской командой совсем неплохо и поражения, по большому счету, не заслуживали. А раз так, то располагающаяся в рейтинге FIFA на несколько десятков позиций ниже сборная страны с населением менее двух миллионов по определению не может быть серьезным противником. И даже специ­алисты, которым полагается руководствоваться не эмоциями, а логикой, утверждали, что составы команд «несопоставимы».

Но сопоставить стоило. И выяснить, что костяк словенской сборной – это футболисты, выступающие в сильнейших дивизионах чемпионатов Германии, Франции и Италии, то есть турнирах более высококлассных, нежели российское первенство. Причем в отличие от некоторых полирующих скамейки запасных российских легионеров, словенцы регулярно выходят в основных составах своих пусть и не ведущих, но весьма добротных клубов.

Высокомерие по-русски

Но нет. Россия готовилась не к декларированным, а к настоящим матчам года без ажиотажа. Болельщики не спешили раскупать билеты, за которые готовы были серьезно переплачивать перед поединком с Германией, а ветераны национальной команды раздавали оптимистические интервью. Например, Александр Мостовой назвал Словению «лучшим из возможных соперников», а Владислав Радимов утверждал, что «наша сборная гораздо выше классом». Создалось стойкое впечатление, что игроки сборной мысленно уже завоевали путевку в ЮАР, а поединки со словенцами рассматривали как своего рода товарищеские. Во всяком случае, для подопечных Хиддинка стали большой неожиданностью отчаянные атаки гостей под занавес московского матча. И гол, забитый Нейцем Печником, был воспринят просто как досадное недоразумение, а не тревожный сигнал.

После ответного поединка в Мариборе даже словенцы говорили, что вначале ждали от соперника «более вязкой игры и жесткого сопротивления». Но осознание, что хозяева поля не шутят и вот-вот отберут, казалось, лежащую в кармане путевку в ЮАР, приш­ло к россиянам слишком поздно, уже во втором тайме ответной встречи. А перестраиваться по ходу матча очень сложно. Сказать, что гости не старались, нельзя. Именно плодом чрезмерного старания, наложившегося на осознание собственной беспомощности, можно назвать нарушение Александра Кержакова и фол Юрия Жиркова, за который ему в компенсированное время была показана вторая в матче желтая карточка, ставшая красной.

Гус устал

Констатация того факта, что российские футболисты подошли к стыковым матчам неготовыми прежде всего психологически, рождает закономерный вопрос: кто в этом виноват? Любой журналист, по долгу службы сталкивавшийся с игроками национальной футбольной сборной, может рассказать немало презабавных историй, характеризующих многих из них как людей высокомерных. Однако обижаться здесь по большому счету не на что. Ведь футболисты, как говорится, вышли из народа и обладают в массе своей свойственными ему качествами. Как тут не вспомнить настроения, царившие перед «матчем года» с Германией среди российских болельщиков. Никто из дававших прогнозы публичных персон и в мыслях не держал поражения, да и возможная ничья воспринималась как «подарок» для гостей. И это несмотря на то, что достижения российской и германской команд несопоставимы. Так что ждать должного уважения по отношению к словенцам в стыковых матчах от самих российских игроков было бы тем более наивно.

В течение всего группового отборочного турнира у тренерского штаба сборной России находились нужные слова, способные вернуть «зазвездившимся» футболистам чувство реальности. А перед стыковыми матчами их не нашлось. За несколько дней до первого поединка с командой Матьяжа Кека Роман Павлюченко заявил, что у него есть ощущение: Гус Хиддинк не останется в сборной России на следующий цикл. И это заявление явно свидетельство­вало о том, что во взаимоотношениях команды и тренера что-то произошло. Что-то, уже не позволяющее им быть единым целым. Что именно? Возможно, матч с Германией показал опытному голландцу, что с этой командой он достиг максимума, на что она способна, и осознание невозможности поступательного движения лишило его мотивации. Или «Гус Иванович», как называют тренера в России, просто получил заманчивое во всех отношениях предложение от другой команды. Или поддался всеобщим настро­ениям и недооценил масштаба опаснос­ти, исходящей от словенской сборной. Но это вряд ли.

И сейчас, когда доминирующим чувством стала горечь, нет ни малейшего сомнения в профессиональных качествах Хиддинка. Он, конечно, не волшебник, а тренер высочайшего класса, который просто не может так очевидно ошибаться в оценке возможностей своей команды и соперника. Значит, дело в психологии. Как выразился Владимир Маслаченко, «Хиддинку просто надоело тренировать сборную России». Жаль, что это произошло в самый неподхо­дящий момент.

Партнеры журнала: