В кольцах «Сатурна»

Большой спорт №5(25) Май 2008
Дмитрий Маслов
О задачах клуба «Сатурн» на сезон, его трансферной политике и общей ситуации в российском клубном футболе Борис Жиганов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Генеральный директор футбольного клуба «Сатурн» Борис Жиганов пришел в спорт с поста руководителя аппарата Правительства Московской области. Одновременно произошла смена главного тренера. Место словака Владимира Вайсса, при котором команда увязла в нижней части турнирной таблицы, занял ветеран тренерского цеха Гаджи Гаджиев. И этот шаг полностью себя оправдал: по итогам сезона «Сатурн» занял самое высокое за свою историю место – пятое, а осуществивший кардинальную перестройку состава Гаджиев был по праву признан лучшим футбольным наставником России. Но Жиганов не собирается останавливаться на достигнутом. Значительно укрепив команду, он вместе с главным тренером готовится к штурму новых высот. О задачах клуба на сезон, его трансферной политике и общей ситуации в российском клубном футболе Борис Жиганов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Основным акционером «Сатурна» выступает правительство Московской области. Вы считаете, что в современных условиях государство – самый эффективный собственник российских футбольных клубов?

Действительно, правительство Московской области в лице Министерства имущества является учредителем акционерного общества «Футбольный клуб “Сатурн”». В премьер-лиге регион представляют также «Химки», в первой лиге дебютировал подольский «Витязь», девять команд выступают во второй. Если говорить о целесообразности финансирования футбола по модели, осуществляемой в Московской области, то я думаю, что сегодня это самый благоприятный вариант. Не у всех есть такие спонсоры – естественные монополисты, как Газпром или РЖД. Ведь говоря о том, что Газпром поддерживает «Зенит», мы подразумеваем, что это государственная структура. В любом случае в России за той или иной командой высокого уровня стоит финансово-промышленная группа или субъект РФ, обеспечивающий финансирование в зависимости от ресурсов, которыми располагает регион. Сейчас ситуация такова, что если субъекты Федерации полностью откажутся от финансирования футбольных команд, мы можем закрывать премьер-лигу. Так что вопрос государственной помощи будет еще долго стоять на повестке дня.

Богатые перекупают и будут перекупать спортсменов у бедных. Не случайно некоторые клубы второе межсезонье подряд теряют футболистов, определяющих лицо клуба. Но не всегда бюджет напрямую влияет на игру

«Спартак» и ЦСКА практически не приобретают возрастных футболистов, приглашая только тех, чья стоимость потенциально возрастет. В то же время «Сатурн» пригласил перешагнувших 30-летний рубеж Дмитрия Лоськова, Вадима Евсеева, Марко Топича. Вы не рассматриваете торговлю футболистами как важный источник пополнения клубного бюджета?

Не думаю, что прошлогоднее усиление «Сатурна» Лоськовым и Евсеевым пошло во вред российскому футболу. Любой здравомыслящий руководитель думает о том, что продажа футболистов в клубы с лучшим финансовым положением может стать существенным источником средств. Но мы ведь приобрели также 18-летнего Владимира Юрченко, 21-летнего Леонида Ковеля, 22-летнего Валида Хишри. Выстроена команда, в которой присутствуют игроки всех поколений. Ветераны обеспечат преемственность.

Клуб занялся оформлением россий­ского гражданства приобретенным в меж­сезонье белорусам Леониду Ковелю и Владимиру Юрченко. В рамках соглашения между Белоруссией, Россией, Казахстаном и Киргизией это не представляет особой сложности. Считаете ли вы, что в СНГ уже формируется общий футбольный рынок?

Оформляя гражданство Юрченко и Ковелю, мы идем по пути действующего законодательства. Белорусский рынок нам интересен – в этой стране умеют готовить молодых футболистов высокого уровня. Не случайно Александр Глеб играет в лондонском Arsenal, Антон Путило подписал контракт с Hamburg SV. В то же время футбольный рынок Казахстана «Сатурну» пока не интересен.

Константин Сарсания и другие футбольные агенты утверждают, что в России зарплаты и цены на футболистов существенно завышены. Вы согласны с этим мнением? Насколько бы отличался состав «Сатурна» от нынешнего в случае отсутствия лимита на легионеров?

Не думаю, что были бы существенные отличия в составе. С тем, что цены на российских игроков несколько «задрали», соглашусь – есть несоответствие стоимости и качества. В то же время не уверен, что клубы могут как-то договориться между собой о снижении планки. Богатые перекупают и будут перекупать спортсменов у бедных. Не случайно некоторые клубы в межсезонье теряют определяющих лицо клуба футболистов.

Перед началом сезона многие издания публиковали ориентировочные данные о бюджетах клубов. Насколько они близки к действительности? Не собирается ли «Сатурн» обнародовать информацию о бюджете, как это сделал ЦСКА?

В каждом клубе свой устав, и вникать в проблемы ЦСКА мне не интересно. Другое дело, что опубликованные цифры – «художественный вымысел». Я никак к этому не отношусь. Пишут – и пусть пишут. Не думаю, что бюджет напрямую влияет на игру. Вспомните прошлогодний «Локомотив» или «Спартак», которые никак не могут добиться золотых медалей. Конечно, надо соизмерять свой финансовый потенциал и цели, но результат во многом определяется моральным духом, состоянием команды.

Придя в «Сатурн», Гаджи Гаджиев привел в и без того неплохо укомплектованный состав немало знакомых ему по совместной работе футболистов. В частности, теперь в клубе три вратаря, каждый из которых достоин быть основным. Какое число игроков в клубе вы считаете оптимальным?

Наша философия состоит в том, чтобы иметь на каждой позиции минимум двух способных без проблем заменить друг друга футболистов, при этом на предсезонных сборах некоторые наигрывались на две-три позиции. Не всем удается постоянно находиться в хорошей форме. Например, в начале сезона был травмирован вратарь Алексей Ботвиньев. Не будь Александра Макарова, кто был бы дублером Антонина Кински? Психологических проблем из-за того, что кто-то не попадает в основной состав, в клубе нет.

От Евро-2008 жду только огорчений. То, что сборная России продемонстрировала в матче с румынами, никому не добавило оптимизма

Интересен ли вам чемпионат Европы в селекционном плане? Какой из мировых рынков в этом смысле самый перспективный?

Посылать на чемпионат Европы селекционеров смысла нет – там будут играть футболисты, которые на виду. Уповать на появление звездочки, которая заинтересует толь­ко «Сатурн», было бы наивно. Другое дело – вступить в борьбу за нужного игрока. Традиционно клубы Португалии, Испании и Италии ориентированы на Южную Америку, у них в этом регионе хорошие контакты. Я считаю, что перспективен африканский рынок. В скором времени наберет обороты Юго-Восточная Азия – Китай, Япония, Корея. Интересны среднеазиатские страны из бывшего СССР, это самобытные школы. В 2007 году мы приобрели защитника Фархода Васиева, в 18 лет он играет за национальную сборную Таджикистана.

Чего вы ждете от чемпионата Европы как болельщик?

Оптимизма мало. То, что сборная России продемонстрировала в матче с румынами, никому не добавило оптимизма. С другой стороны, в 2004 году Греция неожиданно стала чемпионом Европы, в 1992 го­ду – Дания. Так что все возможно. Но то, что сборная попала в финал – это уже успех.

Вы можете себя представить в качестве одного из руководителей РФС или топ-менеджера в другом виде спорта?

Заниматься футбольным хозяйством можно в составе крупного объединения или общественной организации, но я не представляю себе работы вне «Сатурна» – тяжело расстаться с детищем, в которое вкладываешь силы. Думаю, что Виталий Мутко, уйдя в РФС, оставил частичку души в «Зените».

Ваш предшественник на посту гендиректора «Сатурна» Михаил Воронцов возглавлял РФПЛ и был последним руководителем клуба, занимавшим эту должность. Как вы относитесь к тому, что на посту президента РФПЛ сейчас находится экс-чиновник РФС Сергей Прядкин?

Это правильно. Если заниматься проблемами лиги на общественных началах, в свободное время, у коллег будет неизбежно возникать вопрос: не делается ли это в интересах клуба, который представляет глава РФПЛ? Сейчас президент лиги независим в своих мнениях и решениях. По крайней мере, я так думаю.

Сергей Прядкин сказал, что на момент его вступления в должность слабым звеном РФПЛ была коммерческая составляющая – недостаток крупных спонсоров и средств. А что вас не устраивает в отечественном клубном футболе?

Мы сегодня начинаем делать шаги, характерные для всего мирового футбола. В конце 2007 года я был в Португалии, и во время нашей беседы президент Benfica сказал: «У нас проблемы с финансированием, сократилось число телевизионных показов, и клубы недополучили денег – в прошлом году было 600 миллионов евро, а в этом только 400». Эти цифры несоизмеримы с нашими. При этом в России все права на освещение матчей принадлежат каналу «НТВ+», недоступному большинству россиян. Мне ситуация совершенно непонятна: нет ни серьезных денежных поступлений, ни трансляций, которые могут видеть жители страны.

В 2007 году матчи между лидерами чемпионата России регулярно обслуживались иностранными арбитрами, в нынешнем эта практика прекратилась. Как вы к этому относитесь?

Придя в «Сатурн», я говорил, что приглашение арбитров из-за рубежа – это дискредитация российского футбола в целом и судейского корпуса в частности. Но в прошлом году, после матча с «Лучом-Энергией», я тоже выступил с критикой арбитра Игоря Захарова и попросил приглашать на матчи «Сатурна» иностранцев. Захлестнули эмоции. Дай бог, чтобы мы закончили сезон и не имели проблем с судейством.

При каких итогах сезона вы признаете его удачным?

Цифр называть не буду – зачем дразнить противников. Надо быть скромными и двигаться к намеченной цели шаг за шагом. А цель – звание чемпиона России.

Партнеры журнала: