Русский кореец

Большой спорт №5(25) Май 2008
Дмитрий Маслов
В середине 1990-х годов форвард клуба «Сахалин» Денис Лактионов считался одним из самых перспективных футболистов России. Результативный нападающий выступал за юношескую сборную и привлекал внимание сильнейших российских клубов.

В середине 1990-х годов форвард клуба «Сахалин» Денис Лактионов считался одним из самых перспективных футболистов России. Результативный нападающий выступал за юношескую сборную и привлекал внимание сильнейших российских клубов. Однако покорить Денис решил не Москву, а Южную Корею, гражданином которой под именем Ли Сон Нам он стал в 2003 году. О том, что побудило его пойти на столь нетривиальный шаг и почему он решил вернуться на родину, полузащитник новосибирской «Сибири» Денис Лактионов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Вы уехали из России в 18-летнем возрасте, будучи игроком юношеской сборной. Чем был обусловлен этот отъезд? Не было достойных предложений на родине?

Перед тем как подписать контракт с Suwon Samsung Bluewings, я посмотрел на организацию дел в клубе – люди там серьезные, созданы отличные возможности для профессионального роста, и я не захотел упускать такой шанс. Предложения из России тоже были. Например, звали в Кемерово, где пообещали «решить вопрос с армией». Мой первый тренер хорошо знаком с Юрием Семиным, так что имелась возможность перейти в «Локомотив». Но о переезде в Южную Корею нисколько не жалею.

Легко ли вы адаптировались в новой стране, в частности к ее кухне? Собачатину пробовали?

Я не любитель таких кулинарных изысков. Поначалу, конечно, в бытовом плане пришлось тяжеловато, но освоился довольно быстро.

Когда вас в Южной Корее в последний раз называли Денисом?

Я уже почти отвык от этого имени – называли в основном Сон Нам. Сейчас заново вспоминаю свое имя, хотя всегда ощущал себя, конечно же, Денисом Лактионовым.

В Корее упор делается на профессионализм игроков: приехали на базу, пообедали, отдохнули, сыграли – и свободны. Каждый готовит себя к матчу как хочет

Перед чемпионатом мира 2002 года в Японии и Южной Корее вы были реальным кандидатом в сборную России, но в последний момент Олег Романцев вас «отцепил». Именно после этого вы решили принять корейское гражданство?

На 23 места в составе претендовали 27 человек, и сказать, что я не попал в состав несправедливо, не могу. Доволен, что довелось поиграть в национальной сборной. Решение принять корейское гражданство пришло ко мне несколько позже, здесь нет непосредственной связи. За южнокорейскую сборную никогда не возникало желания выступать. В 2002-м я мог вернуться в Россию – подписал предварительный контракт с ЦСКА, но что-то не срослось. У меня своя точка зрения на причины этого, у ЦСКА – своя.

Нет ощущения, что вы не реализовались на уровне сборной?

Конечно, хотелось бы большего. Но в целом я доволен тем, как сложилась моя карьера, – я неоднократный чемпион Южной Кореи, победитель азиатской Лиги чемпионов, азиатского Суперкубка, играл за молодежную, олимпийскую, национальную сборные России. Стараюсь побеждать во всем, будь то футбол или карты.

У вас были предложения из России до перехода в «Сибирь»?

Были, но я связывал свою карьеру именно с Южной Кореей – у меня там все удачно складывалось. И сейчас есть две-три команды, серьезно заинтересованные в моих услугах. Перед переходом в «Сибирь» я прервал действовавший контракт. Просто подошел к руководству, с которым сложились хорошие отношения, объяснил, что сильно тянет домой, и ушел на правах свободного агента. Все же двенадцать лет отыграл в Корее – и вот захотел сменить обстановку. Отказаться от предложения вернуться в родной город не смог. Можно сказать, осуществил детскую мечту играть в Новосибирске.

А как же финансовая сторона?

Когда я уезжал в Южную Корею, там платили на порядок больше, чем в России, не случайно в местном чемпионате играли Юрий Матвеев, Валерий Сарычев, Геннадий Степушкин, работал тренером Валерий Непомнящий. Сейчас уровень зарплат русских футболистов вырос, в премьер-лиге и сильнейших командах первого дивизиона он намного выше, чем в Южной Корее, и сегодня туда никто не едет.

А в плане соотношения оклада и премиальных корейские клубы от российских отличаются?

Здесь все зависит от конкретного клуба. В Корее я играл всего в двух командах – Suwon Samsung Bluewings и Seongnam Ilhwa Chunma, у них совершенно разные системы оплаты труда, и принятая в «Сибири» от обеих заметно отличается. Но это проблемы не футболистов – нам надо просто выходить и играть.

Я неоднократный чемпион Южной Кореи, победитель азиатской Лиги чемпионов, азиатского Суперкубка, играл за молодежную, олимпийскую, национальную сборные России. В целом я доволен тем, как сложилась моя карьера

Насколько высок в Корее интерес к европейскому футболу и, в частности, к российскому?

К европейскому, особенно чемпионатам Англии, Италии и Испании, интерес огромный. Когда в «Зените» заиграли Ким Дон Чжин и Ли Хо, в прессе начала появляться информация и о русском футболе, и некоторые болельщики уже могут назвать сильнейшие российские команды.

Можно сказать, что в Южной Корее европейские чемпионаты популярнее местного?

После чемпионата мира в Корее был некий кризис посещаемости, сейчас опять собираются полные стадионы болельщиков. Корейцы очень пристально наблюдают за своими игроками в Европе – ночные прямые трансляции матчей Manchester United, где выступает Пак Чжи Сун, смотрит вся страна. Показывают все матчи европейских клубов, в которых есть корейские игроки. Я даже видел трансляцию игры «Зенита».

Вы начинали карьеру как нападающий, играли и в полузащите. На какую позицию вас пригласила «Сибирь»?

За карьеру я играл форвардом, полузащитником «под нападающими» и на обоих флангах в средней линии. В Корее только первый год действовал в нападении, в «Сибири» меня наигрывают фланговым хавбеком. Правда, получил травму на сборах, только начал восстанавливаться – случился рецидив. В итоге пропустил больше месяца, постепенно набираю форму. В «Сибири» играет мой бывший партнер по олимпийской сборной России Алексей Медведев, был знаком и с Дмитрием Бородиным, так что проблем с адаптацией не возникло.

Изменилась ли Россия за годы вашего отсутствия?

На заре карьеры я выступал во втором дивизионе, в зоне, где играют команды Дальнего Востока и Сибири. Других регионов толком и не видел, так что, можно сказать, только сейчас открываю для себя страну. Думаю, в этом году моя жизнь будет очень насыщенной эмоционально – интересно посмотреть, как здесь живут люди. Мне очень понравился Калининград – красивая архитектура и совсем другой уклад жизни, чем на востоке России. Но Новосибирск, где я родился, все равно остается моим любимым городом. Когда играл в Южной Корее, каждый год приезжал туда в отпуск, в декабре-январе. Сейчас увижу летний, осенний Новосибирск.

После многих лет в Корее вам легко приспособиться к российскому образу жизни?

Конечно, за двенадцать лет я привык к несколько иному образу жизни и стилю общения. Некоторые вещи здесь меня откровенно шокируют. В целом же глобальных проблем не испытываю. Корея для меня по-прежнему много значит, там живут дорогие мне люди, и свое будущее я связываю с обеими странами.

Главная для меня трудность здесь – очень большие расстояния. В Корее на матчи в основном ездят на автобусе или скоростных поездах и очень редко на самолете. Здесь все иначе.

В «Сибири» ваш режим дня отличается от корейского?

В Корее упор делается на профессионализм игроков – приезжают за полчаса-час до тренировки, позанимались, приняли душ – и по домам. В дни матчей примерно такой же расклад – приехали на базу, по­обедали, отдохнули, сыграли – и свободны. Каждый готовит себя как хочет. В России же издавна сложилась практика заезда футболистов на базу за несколько дней до матча. Мне, конечно, удобнее корейский вариант, но спортсмены – люди подневольные, что скажут, то и делаем, личные предпочтения уходят на второй план во имя команды.

Вы не опасались переходить в «Сибирь»? Все же в первом дивизионе много команд из южной части страны, которая имеет репутацию криминального региона.

Раньше в Корее Россия действительно ассоциировалась с мафией, пистолетами и стрельбой, сейчас отношение изменилось. Но у меня опасений по поводу собственной безопасности никогда не было – я же родился и вырос здесь.

_Вы заявлены на чемпионат России как гражданин Южной Кореи. Собираетесь получать российское гражданство? _

На данный момент у меня нет российского паспорта, но получить его планирую, хотя этот процесс может затянуться на годы. Надеюсь, у меня будет два гражданства.

Уже задумывались о том, кем станете по окончании карьеры?

Серьезно – нет, но то, что первые два года посвящу жене и детям, точно. Хочу тренировать детей, вижу огромное желание заниматься футболом у сына. Могу точно сказать, что наставником профессиональных клубов я не буду.

Партнеры журнала: