Свои среди чужих

Большой спорт №5(25) Май 2008
Дмитрий Клипин
Трансферная лихорадка, столь характерная для современного футбола, делает профессию футболиста одной из самых мобильных и непредсказуемых в мире. Куда только не отправляются игроки в поисках счастья.

Трансферная лихорадка, столь характерная для современного футбола, делает профессию футболиста одной из самых мобильных и непредсказуемых в мире. Куда только не отправляются игроки в поисках счастья. Они учат языки, меняют имена, привыкают к местным обычаям и традициям, попадают в переделки, которые и не снились голливудским сценаристам. «Большой спорт» составил рейтинг участников чемпионата России с самыми экзотическими судьбами.

Амаду Коне
Мали

Он стал первым «настоящим» легионером «второго эшелона» отечественного футбола. Прибыв в Россию исключительно с целью получения высшего образования, гражданин Мали успешно сдал экзамены во Владимирский политехнический университет и влился в ряды российского студенчества. Чуть позже выяснилось, что учеба является далеко не единственным увлечением африканца, который в один прекрасный момент взял и заявился на тренировку переживавшего в середине 1990-х не самые лучшие времена владимирского «Торпедо», попросив тренера оценить его возможности. Проведя с командой пару занятий, Амаду получил предложение подписать с клубом контракт.

Форвардом, что вполне естественно, Коне оказался довольно посредственным. В первом для себя сезоне легионер отыграл за клуб 11 матчей, не забив ни единого мяча. Впрочем, впоследствии малиец смог прибавить и застолбить за собой место основного игрока команды, которая к тому моменту «добилась» понижения в классе, опустившись из первого во второй дивизион.

В итоге его владимирская эпопея закончилась лишь в 1998 году, сразу после получения Амаду диплома, которое вся команда отпраздновала добротной попойкой. В общей сложности в чемпионатах России Коне сыграл 103 матча и забил в них 20 мячей.

Денис Лактионов
Южная Корея

Воспитанник футбольной школы Южно-Сахалинска начал свою карьеру в местном клубе, выступавшем во втором дивизионе чемпионата России. Став в 1995 году лучшим бомбардиром команды, 19-летний Лактионов, воодушевленный выгодным контрактом, отправился в Южную Корею, где ему предложили годовой заработок 300 тысяч долларов (впоследствии сумма увеличилась в полтора раза). В те времена это было вполне сопоставимо с гонорарами лучших игроков российской элиты.

Футболист провел в Стране утренней свежести одиннадцать лет, успев получить не только гражданство, но и новое имя – Ли Сон Нам. По словам Дениса, он выбирал его очень тщательно. Первая часть была взята в честь сверхпопулярного в те времена мастера восточных единоборств Брюса Ли, а вторая стала данью уважения городу и клубу, за который Лактионов долгое время выступал: Seongnam Ilhwa Chunma. Интересно, что легионер настолько свыкся со своим новым именем, что даже просил жену называть его исключительно по-корейски.

Четырежды выиграв первенство страны и войдя в символическую сборную Suwon Samsung Bluewings всех времен, российский полузащитник вспомнил о родине и в декабре 2007-го подписал двухлетний контракт с новосибирской «Сибирью».

Лаки Изибор
Нигерия

Из всех нигерийцев, в разное время игравших в России, пожалуй, больше всех запомнился долговязый нападающий московского «Динамо» Лаки Изибор. Африканец прибыл в Россию из итальянской Reggina и провел в составе бело-голубых три сезона. Звезд с неба Счастливчик (а именно так переводится с английского его имя), мягко говоря, не хватал, техникой не блистал, не раз и не два промахиваясь по воротам в ситуациях, когда забить было гораздо проще, чем не забить, но все же несколько важных мячей за «Динамо» забил. Публика достаточно тепло относилась к первому африканцу в динамовской форме, сочинив немало восхваляющих достоинства Изибора кричалок и поговорок.

В 2000 году форвард перебрался в Южную Корею, где на протяжении нескольких лет играл за Samsung. В России уже начали было забывать про Счастливчика, но в 2004 году из Кореи поступила печальная весть: Изибор оказался ВИЧ-инфицированным, причем не исключено, что смертельный вирус он подхватил как раз в Москве. Узнав об этом, руководство азиатского клуба в экстренном порядке расторгло контракт с игроком, которому пришлось вернуться на родину для прохождения курса лечения.

Игорь Симутенков
США

Вдоволь поиграв в Италии и Испании, лучший футболист России-94 в составе московского «Динамо» решил послушаться своего агента и улетел за океан, где его ждал клуб американской футбольной лиги MLS Kansas City Wizards. Там форвард провел более трех лет – с 2001-го по 2004-й, получив неофициальный титул русского Колумба, открывшего для России футбольную Америку.

По воспоминаниям Игоря, поклонников европейского футбола в стране оказалось не так уж и мало. Особенной популярностью он пользуется, что вполне объяснимо, среди выходцев из Старого Света, а также латиноамериканцев. Однажды финальный матч чемпионата был назначен на День независимости страны, 4 июля. К немалому удивлению Симутенкова, на стадионе, вмещающем 80 тысяч зрителей, был полный аншлаг.

По сложившейся в Америке традиции, два раза в месяц после домашних игр футболисты встречались со своими болельщиками. В ходе одной из таких встреч россиянину пришлось расписываться на сувенирах добрых три часа.

Покинуть США легионер был вынужден после того, как в клубе начались финансовые проблемы. Владелец команды, несмотря на победу в розыгрыше национального Кубка, решил ее продать, а подобный поворот событий сулил серьезное понижение зарплаты.

Михаил Зарицкий
Люксембург

В начале 1990-х годов воспитанник ленинградской футбольной школы был едва ли не главной надеждой местного «Зенита». Но, поддавшись новомодным веяниям, решил уехать на Запад. Транзитом через Германию юный талант попал в Люксембург, где, женившись на местной девушке, вскоре подал прошение на получение «карликового» гражданства. Свою преданность идеалам герцогства соискатель мгновенно продемонстрировал и на футбольном поле, четыре раза подряд став лучшим бомбардиром национального первенства. Интересно, что, несмотря на сверхрезультативность, в сборной Люксембурга Зарицкий дебютировал лишь в 1999 году – помешали местные бюрократические нормы, согласно которым он мог получить гражданство лишь спустя пять лет проживания в стране.

Как известно, подавляющее большинство футболистов национальной гордости герцогства – полупрофессионалы, имеющие еще какую-либо специальность. Зарицкому пришлось освоить прежде неведомую для него профессию рекламного агента в одной из мебельных компаний, которая, к слову, спасла его от голодной смерти: получив тяжелую травму, в начале нового тысячелетия Михаил завершил спортивную карьеру.

Анас Махлюф
Сирия

В июле 1996-го в период летних дозаявок главный тренер самарских «Крыльев Советов» Александр Аверьянов решил хоть чем-то удивить футбольную общественность и пригласил в команду двух игроков сборной Сирии – Анаса Махлюфа и Нихата Буши, которых присмотрел во время тренировочных сборов в этой стране. И не прогадал. С первых матчей Анас показал себя квалифицированным форвардом и стал одним из лидеров команды. Ему удалось забить 6 мячей в 12 матчах, которые сделали его не только лучшим бомбардиром клуба, но и любимцем местной торсиды, быстро придумавшей забавную кричалку: «Нам не нужен ананас, у нас есть Махлюф Анас».

Казалось, в России талантливого легионера ждет большое будущее, но здесь в ход событий косвенно вмешалась родина. Во время отпуска в Сирии нападающий попал в серьезное ДТП, поставившее крест на его карьере – на прежний уровень он так и не вышел. На протяжении следующих трех лет, проведенных в России, Махлюфа буквально преследовали травмы, которые сделали его имя почти нарицательным. Дело дошло до того, что в его родном городе пошел слух, будто на футболисте лежит проклятие, о котором в одном из своих интервью упомянул и сам игрок.

Александр Филимонов
Кипр

Знаменитый матч отборочного турнира к Евро-2000 «Россия – Украина», по сути, поставил крест на карьере его главного антигероя, вратаря московского «Спартака» Александра Филимонова. С тех пор вектор карьеры талантливого вратаря пошел по нисходящей: мешали психологические проблемы, а также «всенародная любовь». Потом в его послужном списке были киевское «Динамо», элистинский «Уралан», ФК «Москва», в каждом из которых он более чем на год не задерживался.

В итоге судьба занесла Александра на Кипр, в клуб Nea Salamis из Ларнаки, контракт с которым он подписал в начале 2007 года. В этом городе российские команды очень любят проводить предсезонные сборы. Воодушевленный обещанной ему долгожданной игровой практикой, Филимонов прибыл на курорт и осел в глубоком запасе, сыграв в сезоне лишь четыре неполных матча – не выдержал конкуренции с местным вратарем.

Все свободное время, которого у него неожиданно оказалось в избытке, российский легионер проводил в компании выходцев с Кавказа, которых, в отличие от русских, на Кипре оказалось пруд пруди. Именно ссора с одним из них и стала причиной скоропостижного расставания Александра с островом. В марте этого года Филимонов в экстренном порядке покинул Кипр и перешел в краснодарскую «Кубань».

Владимир Татарчук
Саудовская Аравия

Выиграв все, что только можно на родине, последний чемпион СССР и обладатель золота сеульской Олимпиады вместе со своим партнером по ЦСКА Олегом Сергеевым в 1994 году поехал искать счастья в Саудовскую Аравию, приняв приглашение многолетнего лидера местного первенства – клуба Al-Ittihad из Джидды.

По словам самого Татарчука, изначально затея ему не понравилась: в столь экзотическую страну российские футболисты выступать еще не ездили. Тем не менее армейцы, соблазнившись приличными подъемными, решили рискнуть. Легионеры были приятно удивлены условиями и обстановкой в своем новом клубе. Никаких проблем ни в бытовом, ни в игровом плане до окончания срока контракта не возникало. Единственным неудобством, как вспоминал потом Татарчук, в тот период для него стало вынужденное воздержание от спиртных напитков, с которыми в мусульманской стране были вполне объяснимые трудности. В поисках горячительного приходилось бегать по дорогим отелям.

Как выяснилось позже, приехать на Аравийский полуостров оказалось куда проще, чем оттуда уехать. По истечении срока договора арабы наотрез отказывались отпускать россиян домой, а потом до последнего тянули с выдачей трансферных листов.

Роберт Скарлетт
Ямайка

В смутные для «Спартака» 2002–2003 годы красно-белые футболки клуба надевали разные спортсмены, достоинства которых были видны лишь их агентам. Например, в августе 2002-го в заявке «народной команды» появился Роберт Скарлетт – первый в России представитель такой экзотической страны, как Ямайка.

Земляк знаменитого форварда английского Liverpool Джона Барнса провел в составе самого титулованного русского клуба один тайм и запомнился лишь своими шикарными дредами, выкрашенными в красный цвет. На вопрос, почему он выбрал именно этот оттенок, легионер сообщил, что на его родине больше популярен черный, в связи с чем ему хотелось как-то выделиться из общей массы. В одном из интервью полузащитник с родины регги поведал, что всегда мечтал поиграть в мадридском Real, в открытую назвав «Спартак» перевалочным пунктом. И ведь мечта Скарлетта сбылась – он оказался в Real. Правда, не в мадридском, а в другом, американском. Летом 2003-го Роберт пополнил ряды новичка MLS Real Salt Lake. В новом клубе Скарлетт играл куда чаще, нежели в «Спартаке», не раз высказывая удовлетворенность своей судьбой. Там же он утолил и вторую страсть – любовь к баскетболу, купив абонемент на домашние матчи клуба Андрея Кириленко Utah Jazz.

Юрий Никифоров
Япония

На закате своей карьеры, в 2003 году, трехкратный чемпион России, у которого только-только закончился контракт с голландским PSV, по совету партнера по команде решил попытать счастья в Стране восходящего солнца и перешел в клуб японской J-Лиги Urawa Red Diamonds, подписав соглашение на шесть месяцев. Решающим в переговорах сторон стал приезд представителей азиатской команды в Одессу, родной город Никифорова.

Трансфер оказался неудачным. Отыграв в Японии около месяца и договорившись с боссом клуба о продлении контракта, Юрий получил серьезную травму, потребовавшую срочной операции. Восстановившись через два месяца, легионер вновь поднял вопрос о пролонгации, но руководство упорно молчало. И, как выяснилось, поступило правильно, поскольку вскоре у защитника случился рецидив, вследствие которого ему пришлось повесить бутсы на гвоздь

Впрочем, по словам Никифорова, о Японии у него остались наилучшие воспоминания. Современная футбольная инфраструктура, достойные зарплаты, фантастические болельщики – 50–60 тысяч зрителей на каждом матче. На выездные игры за командой следовало 15–20 тысяч фанатов. Единственное, к чему Юрий так и не смог привыкнуть, так это к местной кухне: он постоянно мучился от расстройства желудка.

Эдуардо Лобос
Чили

В ходе летней дозаявочной кампании 2004 го­да боссы самарских «Крыльев Советов» серьезно озаботились слабым, по их мнению, атакующим потенциалом команды и начали активные поиски забивного нападающего. В числе прочих кандидатов в поле зрения селекционеров клуба попал игрок молодежной сборной Чили, лидер местного «Коло-Коло» Умберто Суасо. Отсмотрев несколько видеозаписей с играми латиноамериканца, наставник волжан Гаджи Гаджиев сообщил президенту самарцев Герману Ткаченко, что форвард действительно заслуживает внимания, но гораздо больше на пленке ему приглянулся голкипер, выделявшийся своим хладнокровием, реакцией и грамотным выбором позиции.

После недолгих переговоров с чилийской стороной Лобос оказался в Самаре, подписав с клубом трехлетний контракт. Игрок обошелся «Крыльям» в смехотворные 100 тысяч долларов.

В первые пару месяцев новичок вел себя достаточно странно: практически не общался с партнерами по команде, а из номера выбирался только для того, чтобы зайти перекусить в ресторан или пообщаться с родственниками в Интернете. Как выяснилось чуть позже, все остальное время он… спал мертвым сном. На вопрос о том, с чем связан подобный распорядок дня, чилиец сообщил, что никогда в жизни столько не тренировался.

Впрочем, вскоре его робость как рукой сняло. Для начала Лобос презрел главное самарское суеверие, согласно которому голкипер, берущий себе первый номер, обязательно по ходу сезона получает травму, как это случилось с Макаровым и Лавренцовым. А потом проявил себя настоящим бойцом, в перерыве неудачно складывавшегося матча устроив настоящую выволочку партнерам по команде. Поговаривают, что одними словесными аргументами Эдуардо не ограничился.

Партнеры журнала: