Секреты финансовой политики «Зенита» и «Анжи»

Большой спорт №11(67)
Борис Ходоровский

На недавней пресс-конференции после состоявшегося в Санкт-Петербурге исполкома UEFA глава этой организации Мишель Платини заявил, что со следующего сезона футбольные аудиторы всерьез займутся мониторингом соблюдения финансового fair play. С легкой усмешкой француз добавил, что объектом контроля станут и несколько российских клубов. Футбольной Европе уже не до смеха, в чем убедился автор этих строк во время командировки в Малагу и Удине.

Испанские и итальянские журналисты пытали главных тренеров «Зенита» и «Анжи» не столько о тактике на предстоящих матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы, сколько о громких приобретениях в межсезонье и дальнейших планах. В то время как большинство европейских клубов (исключение составляют немногие гранды, купленные арабскими шейхами) затягивают пояса, российская премьер-лига демонстрирует поистине купеческий размах.

Суммарная стоимость игроков «Зенита» оценивается авторитетным порталом Transfermarkt.de в 222,5 миллиона евро, а «Анжи» – в 128 миллионов. Между ними вклинился еще и ЦСКА с весьма приличными 160,8 миллиона, но армейцы за последние годы не сделали ни одного приобретения стоимостью больше 10 миллионов. Клуб Евгения Гинера повышает капитализацию за счет роста мастерства своих футболистов. В Махачкале и Санкт-Петербурге иная политика. Попробуем, отрешившись от бомбардирских достижений Самуэля Это’О и Халка, диспетчерских способностей Мубарака Буссуфы и Акселя Витселя, а также надежности Кристофера Самбы и Бруну Алвеша, найти общие черты и различия в принципах ведения футбольного бизнеса двух российских клубов, о которых сейчас с уважением и тревогой говорят в Европе.

ПОЛИТИКА ПРАВИТ БАЛ

Нынешние успехи «Анжи» и «Зенита» неразрывно связаны с многомиллионными вливаниями, произведенными за последние годы. Клуб из столицы Дагестана вообще очень молод. Он был основан в 1991 году руководителем объединения «Дагнефтепродукт» Магомед-Султаном Магомедовым. С самого начала он рассматривался как очень амбициозный проект. Вспомним хотя бы имена тренеров, поработавших в Махачкале еще до прихода в клуб Сулеймана Керимова. «Анжи» возглавляли Эдуард Малофеев, Гаджи Гаджиев, Леонид Ткаченко, Мирон Маркевич, успешно работающий сейчас в харьковском «Металлисте».

Долгое время «Анжи» приходилось выдерживать конкуренцию с местным «Динамо», президент которого Осман Кадиев пользовался весьма своеобразной репутацией в деловых кругах. Не без участия руководителей республики двоевластие в футбольной Махачкале прекратилось, а выбор сделан в пользу «Анжи». Новая жизнь дагестанской команды началась в январе 2011 го, когда Сулейману Керимову наконец-то позволили стать «кавказским Абрамовичем». Нынешний владелец клуба еще в середине нулевых пытался через контролируемый им концерн «Нафта-Москва» (он зарегистрирован, как ни странно, на Кипре) купить «Сатурн». Сделка сорвалась, и клуб из Раменского канул в Лету. При этом никто не стал до конца разбираться, в каких офшорах осели миллионы, выделявшиеся на содержание команды из бюджета Московской области напрямую или через налоговые льготы.

Логичным было бы участие входящего сейчас в число двадцати богатейших людей России бизнесмена в финансовой поддержке пермского «Амкара». Ведь Керимов владеет 25 процентами акций «Уралкалия», которому принадлежит стоявший у истоков профессионального клуба в Перми комбинат. Только в России футбол нельзя рассматривать как бизнес. Зато вполне можно отнести его в разряд большой политики.
Керимов, побывавший в свое время депутатом Госдумы, никогда ее не чурался. Его приход в «Анжи» оказался весьма своевременным. Нужно было показать, что в Дагестане, живущем на дотации из федерального бюджета фактически в режиме проведения контртеррористической операции, все не так плохо.

Керимов даже не купил «Анжи», а после встречи с президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым получил в январе 2011 го 100 процентов акций клуба в обмен на обещание финансовых вливаний. Джентльменская договоренность предусматривала мощные траты на трансферном рынке, а также на создание футбольной школы и строительство нового стадиона, отвечающего требованиям UEFA.

Нынешний взлет «Зенита» тоже связан с большой политикой. В 2005 году тогдашний губернатор Северной столицы Валентина Матвиенко договорилась с главой Газпрома Алексеем Миллером о переводе штаб-квартир некоторых крупных подразделений компании в Санкт-Петербург. Час­тью этих джентльменских договоренностей стала покупка Газпромом контрольного пакета акций ФК «Зенит» у банкирского дома «Санкт-Петербург» (до этого Газпрому принадлежало всего 25 процентов акций) за 43 миллиона долларов. Взамен ведомству Алексея Миллера были предоставлены беспрецедентные для бизнеса льготы, а также дано обещание построить новый стадион за счет городского бюджета.

Стройка века продолжается и поныне, причем ее первоначальная стоимость возросла со 160 миллионов до 1,1 миллиарда евро. И это, похоже, еще не предел. Как бы то ни было, но стадион к чемпионату мира 2018 года будет достроен, чего бы это ни стоило питерским налогоплательщикам. Газпром же стал полновластным хозяином клуба, являющегося таким же символом Северной столицы, как Эрмитаж или Мариинский театр.

КТО В КЛУБЕ ХОЗЯИН

Последнее сравнение принадлежит Виталию Мутко, который долгое время был президентом ФК «Зенит» и совсем по-другому видел путь его развития. Нынешний министр спорта мечтал о том, чтобы президента питерского клуба, как в Barcelona или Real, выбирали путем демократического голосования болельщики. Только в российских реалиях это оказалось невозможно по определению. Более того, невозможно даже поучаствовать в выработке стратегии развития клуба в качестве акционера.

«Анжи» решил не продавать билеты на матч Лиги Европы с Liverpool в кассах стадиона «Локомотив», чтобы не допустить попадание на трибуны московских футбольных фанатов, которые настроены против махачкалинцев. Билеты реализовывались через объединение болельщиков «Дикая дивизия»

«Зенит» имеет статус закрытого акционерного общества, а владельцами акций могут стать лишь те, кто получит на это добро от Газпрома. Даже имевшее чисто символическую долю акций с момента создания ЗАО «Футбольный клуб “Зенит”» Мутко ее продал.

Особенностью футбольного бизнеса по-русски является и то, что решением всех ключевых вопросов в питерском клубе занимается человек, позиционирующий себя в качестве простого болельщика и формально не занимающий никакой должности в «Зените». Речь, как несложно догадаться, о главе Газпрома Алексее Миллере. На первой пресс-конференции Лучано Спаллетти в Санкт-Петербурге автор этих заметок поинтересовался у нынешнего главного тренера «Зенита», можно ли сравнить Миллера с президентом Roma синьорой Розеллой Сенси. Удивлению Лучано не было предела. «А кто такой Миллер? – поинтересовался он. – Я вел все переговоры с президентом Александром Дюковым».

Российские реалии синьор Спаллетти усвоил быстро. Теперь на каждом брифинге после открытых тренировок он подчеркивает: успехи «Зенита» – это лишь в малой степени заслуга футболистов, а уж тем более – главного тренера. Главным человеком в клубе является Миллер. Без него питерцы не выиграли бы два последних чемпионата России и не мечтали бы о покорении вершин в Лиге чемпионов.

При этом не будем забывать: Миллер является топ-менеджером компании, по сути дела, государственной. Даже при его доходах содержать «Зенит» невозможно. В собственности Миллера числятся только два жеребца – Веселый и Фрагрант, берущие призы на скачках на московском ипподроме. Средства на содержание «Зенита» и рекордные трансферы черпаются из бюджета Газпрома. Фактически из карманов россиян, далеко не все из которых болеют за сине-бело-голубых.

В «Анжи», по крайней мере, поступают честнее. Керимов полностью вошел в роль «кавказского Абрамовича». Получая в подарок от властей Дагестана футбольный клуб, он пообещал тратить на трансферы 40–50 миллионов долларов за сезон. Эта планка давно перекрыта, а если представится возможность купить звезду уровня Уэйна Руни или Криштиану Роналду, Керимов, чье состояние оценивается в 7,8 миллиарда долларов, за ценой не постоит.

ОСОБЕННОСТИ ТРАНСФЕРНОЙ ПОЛИТИКИ

До того как стать владельцем футбольного клуба, Керимов активно поддерживал борцов. Выделенные им для чемпионов и призеров Олимпиад в Пекине и Лондоне премии внушают уважение, но по сравнению с затратами на приобретение футболистов и зарплатой игроков «Анжи» это сущие копейки. Сразу же после прихода Керимова в дагестанский клуб агенты стали проявлять фантастическую активность, предвкушая фантастические доходы. И ожидания оправдались.

Даже собственного воспитанника Шамиля Лахиялова выкупили у «Краснодара» за 5 миллионов евро. В Бельгии сразу же зауважали «Анжи», когда Мехди Карсела-Гонсалес был приобретен у Standard за 5,7 миллиона, а Мубарак Буссуфа у Anderlecht – за 8 миллионов евро. Естественно, самым громким трансфером стал переход Самуэля Это’О.

Перешагнувшего 30 летний рубеж форварда купили у Inter за 27 миллионов. При этом в Италии утверждают, что уговорить камерунца сменить серию А на российскую премьер-лигу удалось, следуя простому правилу: то, что нельзя купить за деньги, можно купить за очень большие деньги. Речь не о трансферной сумме, выплаченной миланскому клубу, а о зарплате. Ее итальянские журналисты оценивают в 20 миллионов евро за сезон.

Естественно, в «Анжи» никто не назовет точных цифр. Можно лишь говорить о соотношении цены и качества, исходя из оценки трансфера. Barcelona продал камерунца итальянцам за 20 миллионов, а купил Это’О у Mallorca за те же 27 миллионов. Только приобретали тогда не угасающую звезду, а восходящую.

Несколько покупок дагестанцы сделали «на флажке» заявочной кампании. Так был приобретен Буссуфа, затем – Кристофер Самба у Blackburn Rovers за 14 миллионов, а нынешним летом – Лассана Диарра у Real за каких-то 5. Последнюю сделку можно считать большой удачей, как и продажу в «Динамо» за 19 миллионов купленного всего лишь за «десятку» венгерского полузащитника Балажа Джуджака.

«Зенит» нынешним летом также обзавелся двумя футболистами за несколько минут до закрытия трансферного окна. За бельгийского полузащитника Акселя Витселя заплатил Benfica предусмотренные его контрактом отступные в размере 40 миллионов и положил зарплату в три. Сделка по приобретению Халка у Porto до сих пор покрыта завесой коммерческой тайны. За день до оформления перехода президент португальского клуба Жорже Пинту да Кошта заявил, что не собирается уступать бразильца за жалкие полсотни миллионов, предложенные питерцами. Мол, пусть платят отступные в два раза больше.

В ультимативной форме требовавший повышения своей зарплаты после приобретения Халка и Акселя Витселя Игорь Денисов был возвращен в состав «Зенита» из дубля после того, как признал, что «поступил неправильно, поддавшись эмоциям». По словам агента полузащитника Павла Андреева, своей цели футболист не добился: финансовая часть контракта не была пересмотрена.

Менеджеры «Зенита» после прихода бразильского форварда во всеуслышание заявили, что купили его за 40. Поверить в то, что президент португальского футбольного клуба побоялся отключения газа, сложно. Скорее, стоит принять во внимание сумму в 55 миллионов, фигурирующую в западных источниках. Да еще прибавить шесть, выплаченных в качестве комиссионных многочисленным агентам, принимавшим участие в сделке.

Приход Халка, годовая зарплата которого вместе с предусмотренными в контракте бонусами может составить 10 миллионов евро, вызвал, мягко говоря, бунт на сине-бело-голубом корабле. Не будем углубляться сейчас в подробности «дела Денисова». Отметим лишь то, что в «Зените», в отличие от «Анжи», собраны лучшие на сегодняшний день российские футболисты. Кто бы ни тренировал национальную сборную России, но семь-восемь игроков питерской команды всегда будут в основе или ближайшем резерве.

При этом отношение к своим воспитанникам в «Зените» более чем странное. После покупки за 10 миллионов турка Фатиха Текке за вдвое меньшую сумму был продан в Sevilla Александр Кержаков. Выкупали его из «Динамо» по настоятельному требованию простого болельщика Миллера за 6,5 миллиона. По сути дела, вытолкнули за четыре в «Спартак» Владимира Быстрова, а вернули обратно уже за девять. Моральные потери, связанные с обструкцией «предателя» на фан-вираже, исчислению в евро не поддаются.

В «Зените» вообще особо не считаются с потерями при неудачных трансферах. Аргентинца Алехандро Домингеса купили у «Рубина», а затем вернули обратно вдвое дешевле. Та же судьба ждала и Игоря Семшова, но при этой сделке потери были все же поменьше. Купленный у Hannover 96 за вполне адекватные 3 миллиона евро венгр Саболч Хусти отправился обратно и блестяще играет сейчас в бундеслиге за 750 тысяч.

На Хусти хоть что-то отбили, а вот приобретенного за 7,3 миллиона Алессандро Розину отпустили в Siena бесплатно. Сейчас не знают, как избавиться от 5 миллионного Данко Лазовича, да и 7 миллионного Александра Луковича с удовольствием кому-нибудь отдадут, не говоря уж о 12 миллионном Александре Бухарове.

Обжегшись на покупке у Chelsea за 15 миллионов Юрия Жиркова, в «Анжи» отказались от ставки на российских звезд. Переманить кого-то из «Зенита» просто не решаются, в ЦСКА контракты составлены очень грамотно, и отступные за Алана Дзагоева вызвали уважение даже у менеджеров Газпрома. Это вам не Витсель какой-нибудь!

Зато в команде Гуса Хиддинка сейчас стали потихоньку собирать тех ребят, которые, по замыслу Сергея Фурсенко, должны выиграть российский мундиаль. В молодежной сборной, впервые после 14 летнего перерыва пробившейся в финал чемпионата Европы, на ведущих ролях Арсений Логашов, Олег Шатов, Федор Смолов (последний, правда, взят в аренду у «Динамо»). В обойме еще и Никита Бурмистров.

Правда, собственную школу в Махачкале только создают, но воспитанники школы зенитовской, в которую клуб также активно вкладывается, шансов пробиться в основу сине-бело-голубых практически не имеют. Последним из питерских «мальчичков», как называл их тогдашний тренер Властимил Петржела, остается Денисов.

ИМИДЖ РЕШАЕТ ВСЕ

При многообразии общих черт между «Зенитом» и «Анжи» есть принципиальная разница. Питерская команда уже давно стала предметом гордости всего пятимиллионного города. За сине-бело-голубых болеют во многих городах России. Фан-клубы «Зенита» есть даже в Бельгии, Германии, Израиле и США. Где-то они объединяют десяток бывших питерцев, болевших за команду Павла Садырина, где-то – сотню. Во всяком случае, на матчах еврокубков эти ребята всегда заметны.

Питерский клуб – в безоговорочных лидерах российской премьер-лиги по продаже атрибутики. После покупки Халка футболки с номером 29 в фирменных магазинах «Зенита», открытых по всему городу, уходили влет по цене 3900 рублей. Утверждение финансистов «Зенита», что за счет собственной деятельности клуб зарабатывает 60 миллионов долларов в год и планирует довести эту сумму до ста миллионов, не лишено оснований.

С учетом выплат за участие в Лиге чемпионов, а также скромных бонусов от телевизионных контрактов «Зенит» уже сегодня покрывает значительную часть расходов. Отказ Газпрома от финансирования (такое, конечно, можно представить лишь в страшном сне) не сможет в одночасье превратить питерский клуб в аутсайдера российского футбола.

«Анжи» же без Керимова придется бороться не за победу в Лиге Европы, а за сохранение места в премьер-лиге. Команда, обосновавшаяся в Подмосковье на бывшей базе «Сатурна» и проводящая домашние игры еврокубка в Москве, связана с Дагестаном лишь капиталами «местного Абрамовича» да фан-клубом «Дикая дивизия». Кстати, его московский филиал сейчас намного активнее и авторитетнее махачкалинского.

На домашнюю игру Лиги Европы против Young Boys на стадион «Локомотив» билеты не продавались, а распределялись активистами «Дикой дивизии». С учетом современных российских реалий сложно рассчитывать на то, что в скором времени Это’О переберется на постоянное жительство в Махачкалу, а многочисленные фан-клубы «Анжи» появятся в российских городах и привлекут в свои ряды не только представителей дагестанской диаспоры. Поклонникам махачкалинской команды остается лишь надеяться, что Керимов не отнесется к ней как к игрушке. Хотя рассчитывать на то, что «Анжи» или «Зенит» станут настоящими бизнес-проектами, в обозримом будущем не приходится.

Партнеры журнала: