О двух прощаниях семикратного чемпиона мира Михаэля Шумахера

Большой спорт №11(67)
Эльмир Валеев

Новость о том, что Михаэль Шумахер завершает свою карьеру, вряд ли стала для кого-то сюрпризом. И многие специалисты уже успели высказаться в том духе, что, дескать, этот второй уход легендарного немца не похож на первый. Тогда Шумахер покидал «Формулу-1» практически на вершине своего величия, на фоне борьбы за титул с юным Алонсо. Сейчас же он фактически вынужден сложить оружие, так и не поучаствовав в битве. Тем не менее, «Большой спорт» попытается доказать, что это не так, и между двумя прощаниями семикратного чемпиона с автоспортом много общего.

Так уж сложилось, что дебюты Михаэля Шумахера в «Формуле 1» и «Формулы 1» на российском телевидении почти совпали. Шумми пришел в главную автогоночную лигу мира в конце 1991 го, а трансляции в России начались в 1992 м году (страшно подумать, но с тех пор прошло более 20 лет). Так что за его карьерой мы могли наблюдать воочию. И видели первые победы в Бельгии 1992 и Португалии 1993, титулы в 1994 и 1995 годах в Benetton, переход в неконкурентоспособную Ferrari в 1996 м, безуспешные попытки победить сначала Williams, а затем McLaren… И наконец, триумфальную пятилетку, в течение которой Красный Барон переписал все рекорды «Формулы 1», превратившись в живую легенду.

Однако есть и немало таких болельщиков, кто видел Шумахера только в роли всепобеждающего лидера Ferrari. Некоторые и вовсе не застали его «основную» карьеру – ведь о своем первом уходе Михаэль объявил шесть лет назад… Им особенно сложно понять, зачем он вернулся и почему его возвращение стало совсем не триумфальным.

ЗВЕЗДА ПО ИМЕНИ СОЛНЦЕ

О дебюте Михаэля в «Формуле 1» написано и сказано немало, так что повторяться смысла нет. Да, он здорово провел и свой первый Гран-при, в Jordan, и второй – уже в Benetton. Очень сильно выглядел и в первом полном сезоне, который закончил на третьем месте, впереди самого Айртона Сенны. Но куда важнее то, что в то время он был совсем другим человеком, не похожим на того Шумахера, что мы привыкли ассоциировать со словосочетанием «семикратный чемпион».

Судя по всему, в те годы немец наслаждался одним лишь фактом попадания в «высшую лигу автоспорта». Он буквально светился от счастья – жизнерадостная улыбка не сходила с его лица, и в сочетании с комбинезоном желтого цвета она принесла ему первое прозвище – Солнечный Мальчик. Результаты, конечно, эту радость только подкрепляли – вспомнить хотя бы подиум гонки в Спа в 1992 году, где Шумахер стоял на вершине. Его улыбка особенно контрастировала с некоторым недоумением на лицах пилотов Williams, занимавших две нижние ступени. В том сезоне они доминировали практически на всех трассах, но в Бельгии Михаэль привез обоим более полуминуты…

В 1993 году ситуация не слишком поменялась. Хотя многие не заносят тот сезон немцу в актив, в действительности он провел его даже лучше, чем предыдущий. Да, в чемпионате Шумахер занял лишь четвертое место, пропустив не только обоих Williams, но и Сенну. Однако виной тому была исключительно ненадежность техники. Ведь абсолютно во всех гонках, в которых Солнечный Мальчик финишировал, он поднимался на подиум, включая победу в Португалии. Всего этих пьедесталов почета на его счету оказалось девять – на один больше, чем годом раньше. В общем, поводов расстра­иваться у Михаэля все еще не было.

ТЕНИ И ПЯТНА

Все изменилось в 1994 м – и для Шумахера, и для всей «Формулы 1». Тот год должен был стать триумфом для молодого немца, который с первых же гонок захватил лидерство и, что еще важнее, опережал Сенну в том числе на трассе. Но в третьей гонке сезона бразилец погиб, оставив их дуэль незавершенной. Кроме того, погиб и другой гонщик, Роланд Ратценбергер. По ходу сезона (причем в основном в первой его части) тяжелые травмы получили Рубенс Баррикелло, Алессандро Дзанарди, Педро Лами, Андреа Монтермини, а Карл Вендлингер провел в коме две недели. На таком фоне феноменальные выступления Шумахера, который порой опережал всех соперников на целый круг, смотрелись даже несколько зловеще.

К тому же Международную автофедерацию совершенно не устраивало тотальное доминирование немца в чемпионате. Из семи первых гонок он выиграл шесть, а единственной осечкой стала Испания, где большую часть Михаэль провел на одной- единственной пятой передаче из-за заклинившей коробки. И все равно финишировал вторым! Репутация чемпионата и так была серьезно подорвана, а лишение его всякой интриги грозило организаторам серьезными финансовыми потерями. То, что произошло после этого, в нашей стране обросло множеством мифов и легенд, так как информация тогда доходила до российских зрителей очень скудная. В зависимости от точки зрения автора герои и злодеи в той истории менялись местами с завидной регулярностью.

В действительности Гран-при Великобритании 1994 года стал апогеем хаоса и абсурда, который творился на трассах в том сезоне. И началось все еще на прогревочном круге. Шумахер отправился на него гораздо резвее завоевавшего поул Дэймона Хилла и к концу прямой оказался чуть впереди англичанина. Вместо того чтобы затормозить и пропустить пилота Williams вперед, Шумахер предпочел проехать поворот первым, после чего сразу вернул позицию. Места на стартовой решетке они заняли уже по всем правилам, и старт тоже прошел вполне корректно. Это мелкое нарушение, которое допустил немец, конечно, требовало реакции, но вряд ли сколько-нибудь серьезной. В другой ситуации все обошлось бы замечанием после финиша – на худой конец денежным штрафом. Однако стюарды Гран-при неожиданно наложили на Михаэля 5 секундный stop & go. Нетрудно догадаться, как в Benetton были удивлены этим решением. Недоумевал и сам Шумахер. Пока шло обсуждение случившегося, немец пропустил «окно», в течение которого должен был отбыть наказание. За что немедленно увидел «черный флаг», свидетельству­ющий о дисквалификации.

Михаэль, однако, все же продолжил гонку, а команда тем временем обратилась к судьям, настаивая, что имело место недоразумение. Судьи согласились отменить дисквалификацию и вернулись к 5 секундному штрафу, который Шумахер на этот раз отбыл. После гонки за всю эту неразбериху команда была оштрафована на 25 тысяч долларов, а финишировавший вторым немец получил строгий выговор. Казалось, инцидент исчерпан, но спустя две недели Всемирный совет по автоспорту FIA решил ужесточить наказание. И как! Benetton обязали выплатить 500 тысяч долларов, а Шумахер был исключен из протокола британского Гран-при, а кроме этого – дисквалифицирован еще на две гонки! Даже в те времена мало кто из специалистов сомневался, что столь жесткие меры были приняты по чисто «политическим» причинам: фактически главный соперник Шумахера Дэймон Хилл получил огромную фору, что должно было вернуть интригу чемпионату.

Правда, и эти планы могли пойти прахом, так как до отбытия своего наказания Шумахер финишировал первым в двух гонках кряду. Но и тут нашелся повод лишить его завоеванных очков: после окончания Гран-при Бельгии выяснилось, что доска под днищем болида сточена на один миллиметр больше допустимого. Все понимали, что в действительности это произошло из-за вылета Михаэля по ходу гонки, когда он проехался этим днищем по бордюру, и, главное, что это не могло ему дать никакого преимущества. Но судей такие подробности не интересовали: Шумахер был исключен из протокола, а победа досталась Хиллу.

Несмотря ни на что, Михаэль все же выиграл тот чемпионат, он завершился еще более скандально. В финальном Гран-при сезона в Аделаиде немец столкнулся с Хиллом, в результате аварии оба сошли. Титул достался Шумахеру, но после финиша многие обвинили его в нечестной игре. Немецкий гонщик на такие обвинения очень обижался, так как в первую очередь не считал честной ту игру, которая велась против него, – в противном случае он гарантировал бы себе чемпионскую корону еще где-нибудь в сентябре и гонка в Австралии ничего бы не решала. Но его никто не слушал.

Все эти события очень ожесточили молодого чемпиона. Он больше не был Солнечным Мальчиком, улыбался гораздо реже, а в общении с журналистами стал холодным и отстраненным. В эти годы его называли Шумми – впрочем, это прозвище сопровождало его по ходу всей карьеры. Михаэль как будто установил дистанцию между собой и всем остальным миром, не допуская никого на свою территорию. Правда, в 1995 м эта дистанция сократилась: Шумахер выиграл чемпионат за явным преимуществом и без каких-либо скандалов, несмотря на то что обладал отнюдь не лучшим болидом. К тому же в августе он стал семейным человеком, женившись на Коринне Бетч. А вскоре принял и еще одно важнейшее решение в своей жизни – о переходе в Ferrari.

ХОД КОНЕМ

И снова тем, кто не помнит «Формулу 1» того времени, сложно понять, на что решился Шумахер. Это сегодня Ferrari по умолчанию воспринимается как один из претендентов на победу в чемпионате. В первой половине 1990 х все было не так. Конечно, «Скудерия» не считалась записным аутсайдером, но среди лидеров по скорости занимала в лучшем случае четвертое место, проигрывая фаворитам очень серьезно. Кроме того, итальянские машины постоянно ломались, и процент пройденной дистанции у них традиционно был одним из худших в чемпионате.

Нельзя сказать, что в Ferrari не пытались ничего с этим поделать: в команде сменилось несколько конструкторов и даже руководителей, но все было тщетно. В 1990 м спасать легендарную «конюшню» пришел великий Ален Прост, но знаменитый «таран» Сенны в Сузуке не позволил французу завоевать титул в том сезоне, а в следующем на подобное он не мог даже претендовать. В итоге в конце 1991 года Прост, открыто критиковавший скорость итальянских болидов, был со скандалом уволен. С тех пор все пошло еще хуже: за пять сезонов пилоты «Скудерии» одержали всего две победы, и обе были добыты только после сходов всех возможных конкурентов… Шумахер в первом же сезоне завоевал три.

Но и его путь к успеху оказался тернист. По скорости болид не был способен конкурировать с лидерами, так что приходилось ловить стечения обсто­ятельств – такие как ливень в Испании или выезды машины безопасности в Бельгии. Но главной проблемой были отказы техники. Тормоза в Австралии, антикрыло в Аргентине, гидравлика в Канаде, полуось в Великобритании… Апофеозом стала, конечно, гонка во Франции. Шумахер выиграл поул и практически не сомневался в своей победе, но еще на прогревочном круге у него взорвался мотор.

Михаэль уже публично недоумевал по поводу происходящего – ведь чтобы финишировать первым, сначала надо финишировать. И нет ничего более обидного, чем когда плохо прикрепленный шланг ставит крест на титанических усилиях сотен человек, в том числе самого Шумми. Но к концу сезона поломки наконец закончились. А в следующем году Ferrari стала самой надежной командой чемпионата мира.

Правда, в 1997 м Михаэлю чемпионом также стать не удалось, хотя борьба на этот раз велась до последней гонки, а закончилась знаменитым столкновением с новой звездой Williams Жаком Вильневом. Через год Ferrari удалось оставить коллектив Фрэнка Уильямса позади, но на первое место вышли болиды McLaren (автор у них, впрочем, был тот же, что раньше у чемпионских Williams, – Эдриан Ньюи). Их фантастическое доминирование на старте сезона стало шоком для всех, но Шумахеру все же удалось каким-то чудом одержать в том чемпионате шесть побед. Наконец, в 1999 м титул уже всерьез забрезжил на горизонте, но все закончилось на Гран-при Великобритании: из-за отказа тормозов Шумахер вылетел с трассы и сломал ногу.

Этот перелом едва не поставил крест на его карьере и, по сути, стал первым уходом Шумахера из «Формулы 1». Тогда никто не мог поручиться, что немцу удастся вернуться, – даже сам Михаэль в этом не был уверен. Тем более не существовало никакой уверенности в том, что он сможет выйти на свой прежний уровень. «Да и осталась ли у него мотивация?» – задавались вопросом многие. Ведь после десяти сезонов в чемпионате мира, двух титулов и четырех лет неудач заставить себя снова выходить на старт и что-то доказывать более молодым конкурентам не так-то просто…

Но спустя шесть гонок Шумахер вернулся. И это его первое возвращение открыло одну из самых ярких и удивительных страниц в истории мирового автоспорта. Уже в своей первой квалификации Михаэль привез всем конкурентам, включая напарника Эдди Ирвайна, целую секунду. После финиша гонки Ирвайн шутил, что ему тоже стоило бы сломать ногу. А начиная со следующего сезона Шумахеру не было равных на протяжении пяти лет подряд. Так он превратился в Красного Барона.

КРИЗИС СРЕДНЕГО ВОЗРАСТА

Проблема была лишь в том, что к концу этой ударной пятилетки от его побед устали не только зрители и соперники, но и сам Михаэль. За эти годы он успел побить практически все рекорды «Формулы 1», установил все возможные достижения и при жизни вписал себя в историю автоспорта. В результате каждый последующий титул давал Красному Барону все меньше – ведь все к ним уже привыкли. Возраст еще позволял выступать, но с некоторых пор практически после каждой гонки у него спрашивали, не собирается ли немец заканчивать карьеру.

Правда, в 2005 м его ждал провал. Шины Bridgestone, которые использовали в Ferrari, оказались неконкурентоспособными, и титул поделили между собой клиенты Michelin. За весь сезон Шумахер смог вы­играть лишь однажды, и как ни парадоксально, эту победу ему принесла именно резина Bridgestone: в США команды, выступавшие на Michelin, отказались выходить на старт из соображений безопасности, и в гонке участвовали всего шесть машин. Разумеется, Sauber и Minardi не смогли составить Ferrari никакой конкуренции.

Возможно, выиграй Шумахер и в 2005 м, тот сезон стал бы для него последним. Но уходить на столь минорной ноте немец не хотел, так что вышел на старт и в 2006 м. На этот раз машина у него была более состоятельной, хотя ни о каком доминировании речи, конечно, не шло. А по ходу чемпионата Шумахер сделал заявление о том, что завершит карьеру по окончании сезона. Но он все еще был способен выступать на высшем уровне и весь сезон сражался с Фернандо Алонсо за титул. Судьба его решилась только в последнем Гран-при, где, по мнению многих, Шумахер провел одну из своих лучших гонок за всю карьеру. Но не смог при этом выиграть ни гонку, ни титул. Его карьера завершилась совсем не так, как он мечтал.

Отчасти поэтому Шумахер и решил вернуться спустя три года. Другой причиной стало то, что, как выяснилось, самому титулованному гонщику «Формулы 1» вне ее заняться просто нечем. Работа на командном мостике немца не слишком привлекала, как и любая другая, не связанная с риском и скоростью. Компенсировать недостаток адреналина он попытался при помощи мотогонок, но начинать карьеру в мотоспорте в 38 лет оказалось слишком сложно, и серьезная авария в начале 2009 года подвела черту под этими попытками.

Теоретически идея возвращения выглядела неплохо: Шумахер подписал трехлетний контракт на 2010 год с новой заводской немецкой командой Mercedes, которая в то же время представляла собой коллектив Brawn, выигравший титул в 2009 м. Возглавлял его тот самый Росс Браун, что был техническим директором как в Benetton, так и в Ferrari, когда Михаэль становился там чемпионом. В общем, казалось, все сложилось один к одному.

Реальность, однако, оказалась обескураживающей. Машина Mercedes не унаследовала чемпионского характера у своей предшественницы, и бороться не то что за титул, а даже за победы на отдельных этапах на ней было невозможно. К тому же серьезную конкуренцию Михаэлю навязал его напарник Нико Росберг. Молодой немец по ходу сезона трижды поднимался на подиум, тогда как лучшим результатом Шумахера стало четвертое место. В квалификациях внутрикомандный счет между ними был 14:5 в пользу молодости. И хотя в таблице чемпионата Михаэль отстал от Росберга всего на пару мест, в действительности разница в набранных очках была двукратной.

Многие тогда говорили, что после такого разгрома 42 летнему ветерану нет никакого смысла продолжать выступления. Но Шумахер остался, и не зря. В 2011 м он набрал примерно столько же очков, как и годом раньше, но его прогресс в сравнении с напарником был очевиден. Машина оказалась еще слабее, так что ни о каких подиумах речи уже не шло. Тем не менее Шумахер по ходу чемпионата сумел снова финишировать четвертым, тогда как лучшим местом Росберга было пятое. Счет в квалификациях также получился не столь разгромным – 12:7, хотя и по-прежнему в пользу Нико.

Все должен был расставить по своим местам нынешний, 2012 й год. И довольно быстро стало очевидным, что результаты Шумахера по-прежнему растут. Он сумел выиграть квалификацию в Монако – впервые после своего возвращения. В Валенсии поднялся на подиум – также в первый раз в своей «второй» карьере. На момент написания этой статьи за четыре гонки до конца чемпионата счет в квалификациях с напарником был 9:7 в пользу Михаэля! Казалось бы, успех близок, но… В сентябре было объявлено о том, что в 2013 году напарником Росберга станет Льюис Хэмилтон. А в начале октября Шумахер объявил, что на этом его карьера закончена.

Вскоре стало известно, что в действительности в Mercedes Михаэлю предложили новый двухлетний контракт, но он совсем не был уверен, что готов продолжать выступать еще так долго. А пока семикратный чемпион колебался, у руководства команды появилась возможность подписать договор с Хэмилтоном, недовольным своим положением в McLaren, и этой возможностью они предпочли воспользоваться. Причем в McLaren тут же подписали контракт с Серхио Пересом. Таким образом, места в «Формуле 1» Шумахеру просто не осталось: чтобы продолжить выступать, ему пришлось бы идти «на понижение», что, учитывая достижения и возраст легендарного немца, просто бессмысленно.

В то же время нельзя сказать, что возвращение Михаэля ничего ему не дало. Напротив, оценивая итоги этих трех лет, можно смело сказать, что тогда он принял правильное решение. Пусть он не добился новых статистических достижений, но зато отношение к нему резко изменилось. Красного Барона боялись и уважали, но многие не любили. Вернувшегося Шумахера никто, разумеется, Красным Бароном не называл, и симпатий за эти три года он завоевал гораздо больше, чем за 15 лет своей предыдущей карьеры. Можно сказать, что теперь мир гораздо лучше узнал того человека, который стоял за всеми этими прозвищами: Солнечный Мальчик, Шумми, Красный Барон… И эта победа, конечно, стоит многих других.

Однако верен и тот факт, что, как и в 2006 м, прощание Шумахера с «Формулой 1» оказалось несколько скомканным. Конечно, нельзя сказать, что он ушел на пике своей карьеры, но и спадом происходившее вряд ли кто-то назовет. В итоге послевкусие от его второго ухода из высшей лиги автоспорта то же, что и от первого: за свою карьеру Михаэль достиг невероятных успехов, но все же осталось ощущение, что он мог добиться большего.

Партнеры журнала: