Возлюбить соперника

Большой спорт №4(24) Апрель 2008
Дмитрий Маслов
Благородный муж никогда не будет состязаться с другими – так учил великий Конфуций. Классическая китайская культура категорически отвергала любое соперничество, тем более силовое и коллективное.

Благородный муж никогда не будет состязаться с другими – так учил великий Конфуций. Классическая китайская культура категорически отвергала любое соперничество, тем более силовое и коллективное. Агональное начало, глубоко укорененное в античной цивилизации и подарившее в итоге миру идею спортивного состязания, всегда было чуждо китайскому обществу. Конфуцианство, весьма сдержанно относившееся к физическим достоинствам человека, главной целью соперничества и противостояния провозглашало индивидуальное духовное совершенствование, объявляя основополагающими принципами любого поединка «мягкость и уступчивость».

Гимнастические упражнения известны жителям Поднебесной испокон веков и всегда значительно отличались от того, что практиковалось в Европе. Гимнастика – по-китайски она называется даоинь, «ведение и привлечение» – всегда носила системный характер и предполагала тесную связь между духовными и телесными качествами человека. Именно поэтому она представляла собой дополняющие друг друга комплексы.

Физические упражнения обязательно сочетались с дыхательными, медитацией, диетой, физиотерапевтическими процедурами. Они основывались на подражании повадкам животных и птиц, то есть воспроизводили не отдельные движения, а целостные биологические рефлексы. Немаловажен и тот факт, что древнекитайская гимнастика способствовала увеличению эластичности мышц и сухожилий, усиливая циркуляцию жизненной энергии (ци) в организме.

Игры зверей

Первые упоминания о гимнастике содержатся в документах эпохи Борющихся Царств (V – III века до н. э.), а в датированных 168 годом до н. э. Мавандуйских погребениях обнаружен снабженный цветными рисунками текст с описанием упражнений. В конце II века до н. э. врач Хуа То составил дошедший до наших дней комплекс «Игры пяти зверей», в который вошли упражнения пяти стилей: Тигра, Оленя, Медведя, Обезьяны и Птицы. Как учил Хуа То, тренировки помогают усвоению пищи и кровообращению и призваны вовлечь в движение все части тела, не допуская при этом переутомления.

К тому же времени относятся такие комплексы, как «Восемь кусков парчи» и «Двенадцать кусков парчи», где каждое упражнение связано с деятельностью определенного внутреннего органа и представляемой им функциональной системы. Так, по уверению древнекитайских мастеров, резкое опускание на пятки благоприятно сказывается на работе головного мозга, а вращение тела вокруг своей оси полезно для позвоночника.

Гимнастика развивалась в рамках религиозных систем даосизма и буддизма. В частности, живший в X веке даос Чэнь Туань изобрел годовой цикл занятий, каждое из которых соответствовало одному из 24 «коленцев» календарного года. Немногим позже появился оздоровительный комплекс из 48 пунктов. Свои методики существовали едва ли не для всех естественных поз и движений тела: ходьбы, лежачего и сидячего положений, сна. Основоположнику чань-буддизма Бодхидхарме приписывается трактат «Канон совершенствования мышц и сухожилий», содержащий описание гимнастических упражнений, и ставший сегодня уже классическим для восточной медицины.

Добро с кулаками

Поскольку Конфуций учил, что благородный муж не должен состязаться с другими, столь распространенные в Европе спортивные поединки не получили в Древнем и Средневековом Китае той популярности, которую они имели на Западе. Исключение составила лишь стрельба из лука, да и то во время поединка запрещено было проявлять какую-либо враждебность – напротив, предписывалось учтиво кланяться и благодарить противника.

Однако, несмотря на заветы Конфуция, дух соперничества все же давал о себе знать и в Древнем Китае. Поединки мастеров спортивной борьбы издревле были неотъемлемой частью народных праздничных увеселений. Спортивная борьба носила название цзяоди – «бодание рогами»: участники прикрепляли к голове бычьи рога и старались столкнуть конкурента с места, а в идеале – бросить его на землю. Постепенно эта забава была вытеснена сян пу («взаимным захватом»), ставшим прототипом популярнейшего ныне в Японии сумо.

Однако по мере становления и развития в Поднебесной конфуцианства искусство рукопашного боя перестало служить своим первоначальным целям и использовалось только для духовного самосовершенствования, а его главными задачами были провозглашены развитие «мягкости и уступчивости».

Установление жестких ограничений для проявления агрессивности привели в итоге к тому, что в Китае чрезвычайной популярностью стали пользоваться боевые поединки животных, птиц и даже насекомых, в частности сверчков. В некоторых районах страны бои быков проводились вплоть до 1930-х годов.

Футбол по-древнекитайски

Помимо борьбы и петушиных боев, широкое распространение получила игра в «ножной мяч» – цу цзюй, которую сегодня китайцы гордо называют предшественницей современного футбола.

Документы эпохи Борющихся Царств гласят, что цу цзюй первоначально появилась в период Весны и Осени. Тогда ею занимались солдаты царства Ци, что помогало им повысить выносливость и ловкость. Отставные военные распространили игру среди населения. И примерно в 300 году до н. э, то есть в период Борющихся Царств, цу цзюй стала самой любимой забавой среди жителей столицы царства Ци – Линьцзи.

Но опять, как и в случаях со стрельбой из лука и борьбой, игра в мяч по китайским правилам не предполагала непосредственного противостояния: участники этой забавы, разбившись на две команды, лишь по очереди пытались забить тряпичный мяч в ворота. Таким образом, древнекитайским футболистам не были доступны ни радость победы, ни горечь поражения.

Интеллектуальные развлечения

В связи с тем что конфуцианство довольно сдержанно относилось к физическим достоинствам человека и никоим образом не призывало их развивать, главными спортивными забавами древних китайцев стали настольные игры. Самая популярная называлась любо. Для нее использовались шесть длинных палочек из бамбука, 12 прямоугольных фишек, половина из которых были белыми, а половина – черными, и доска с 12 продольными и двумя поперечными линиями, называемыми «реками». Бросая палочки и передвигая фишки, игроки должны были завладеть «рыбами», находящимися в «реке».

Тоуху обычно развлекались на пирах: 24 стрелы следовало бросать в кувшин таким образом, чтобы они отскочили обратно. Лучшие мастера могли метнуть одну и ту же стрелу 40 раз и более.

Установление жестких ограничений для проявления агрессивности привело в итоге к тому, что в Средневековом Китае чрезвычайной популярностью стали пользоваться боевые поединки животных, птиц и даже насекомых

Изобретателем шупы считается основоположник даосизма Лао Цзы. В нее играли, как правило, на деньги на специальном коврике, поочередно бросая кости, имевшие черные и белые стороны. Если все пять выпадали черной стороной, участник получал 16 очков, четыре – 14 очков и так далее. В Танскую эпоху (618–907 годы) кости приобрели дошедшую до наших дней форму шестигранника с нанесенными на каждой стороне цифрами от единицы до шести, и правила усложнились.

Игра в вэици, или облавные шашки, считалась частью досуга возвышенного мужа, ибо развивала память и логическое мышление. Сначала доска содержала 17 вертикальных и столько же горизонтальных линий, для ходов использовались по 150 черных и белых шашек. Впоследствии число линий по горизонтали и вертикали увеличилось до 19, а шашек – в общей сложности до 360. Цель заключалась в том, чтобы уничтожить максимальное число шашек соперника и занять как можно больше места на доске. В среде образованных людей вэици считались иллюстрацией идеала воинской добродетели, так как победа доставалась тому, кто «успокаивает свое сердце» и благодаря этому лучше понимает обстановку.

Предок современных шахмат – игра сянци окончательно сложилась лишь к XII веку и насчитывала около десяти разновидностей.

Шэнгуаньду, что буквально означает «схема продвижения по службе», наглядно демонстрировала возможность сделать карьеру, двигаясь по 64 квадратам, соответствующим определенному чину и званию, вплоть до императорского советника. Игрок бросал кости, каждая цифра на которых обозначала определенную «заслугу», и поднимался по «карьерной лестнице», попутно отбирая очки у стоящих в иерархии на более низкой ступени участников. Для тех, кто духовное ставил превыше материального, существовал вариант этого развлечения, в котором успех соответствовал достижению состояния небожителей.

Первые упоминания о самой популярной в современном Китае настольной игре мацзян относятся к XVII веку. Первоначально для мацзяна использовалось 40 бумажных карт с изображенными на них цветами и различными персонажами, затем место карт заняли прямоугольные кости, число которых выросло до 152. Кости для мацзяна делятся на обыкновенные (108 штук трех категорий), титульные (28, из которых 16 относятся к «ветрам» и 12 – к «драконам»), цветы (8) и джокеры (8, могут заменять все прочие). Бросая кости, четыре участника выстраивают свои «стены», подбирая определенные комбинации, называемые «руками». В зависимости от способа подбора костей, «руки» бывают «открытыми» и «закрытыми». Водящий может иметь 14 костей, остальные – по 13. Каждая приравнивается к определенному количеству очков, в соответствии с которым подсчитываются результаты.

Широко распространены были в Поднебесной и головоломки, например «доска из семи чудесных частей». В ней требовалось сложить максимально возможное число комбинаций из семи геометрических фигур разной формы, в сумме составляющих квадрат или параллелепипед. А хуажундао можно смело назвать прообразом современных «пятнашек»: правила предписывали перемещать внутри прямоугольника, разделенного на 10 частей и пустое поле, отдельные его части, каждая из которых имела определенное числовое значение. Результат определялся значени­­- ями соседних цифр, общее число которых должно было равняться 81.

Партнеры журнала: