Игры как идея

Большой спорт №4(24) Апрель 2008
Дмитрий Маслов
В 2006 году «Магазета. Рупор китайского Рунета» стал победителем международного конкурса «Лучший блог на русском языке».

В 2006 году «Магазета. Рупор китайского Рунета» стал победителем международного конкурса The Best of Blogs в номинации «Лучший блог на русском языке». За прошедшие два года издание утвердилось в качестве самого популярного и информативного русскоязычного интернет-проекта, посвященного Китаю. Главный редактор «Магазеты» Александр Мальцев проживает в городе Чанчунь около девяти лет и уже успел получить от своих друзей китайское имя Ма Юйси. О том, как относятся к Олимпиаде рядовые жители Поднебесной, чего ждут от нее власти КНР и какие опасности подстерегают участников и гостей пекинских Игр, Александр Мальцев рассказывает журналу BOLSHOI sport.

Не секрет, что грядущая Олимпиада в Пекине призвана продемонстрировать триумф и мощь существующей в Китае общественно-политической  системы. А насколько в эти идеологические игры вовлечены рядовые китайцы? Мечтают ли они взять спортивный реванш у США или России?

Еще до того момента как Пекин был избран столицей Олимпиады-2008, в Китае началась глобальная «настройка» населения. Через средства массовой информации, школьную программу, рекламу, лозунги и так далее в сознание китайцев внедрялась идея о победе на Играх. Прямо никто не заявлял, как и не заявляет до сих пор: «Займем первое место по золотым медалям», но именно это подразумевается под словами «Победа» и «Чжунго цзя ю» («Китай, вперед!»). Когда один человек о чем‑то долго думает и чего‑то желает, это рано или поздно случается. Когда об одном и том же думают и мечтают миллиард граждан – это случается со стопроцентной вероятностью и очень быстро. Правительство страны добилось того, что о победе думают все. Других вариантов здесь просто нет.

XXIX летние Олимпийские игры откроются в Пекине 8.08.2008 в 8 часов вечера. Китайцы считают восьмерку счастливым числом и потому назначили церемонию открытия именно на это время

Олимпиада в Пекине может сыграть с Китаем не очень хорошую шутку: усилить в обществе прозападные настроения. Насколько осознают эту проблему власти, предпринимаются ли попытки предотвратить ее? И как вообще китайское общество относится к Западу?

Вестернизационным надеждам и чаяниям здесь подвержен очень небольшой процент населения. Рядовым китайцам с пеленок внедряют идею превосходства над Западом. Они учатся у него только «хорошему» – то есть тому, что выгодно партии и народу. Отсюда «капитализм с человеческим лицом» и тому подобное. Но однозначного отношения к Западу в китайском обществе сегодня нет: есть лишь некая смесь преклонения и презрения.

Власти КНР боятся не столько усиления прозападных настроений, сколько обострения старых конфликтов, которые могут разгореться на фоне Олимпиады. Очевидно, что многие правозащитные организации, сепаратистские и экстремистские группы попытаются провести во время Игр всевозможные акции протеста, поэтому сегодня арестовываются и выдворяются из страны потенциально небезопасные элементы. Кстати, в этом процессе правоохранительным органам помогают и спецслужбы крупнейших мировых держав, которые активно работают в Пекине.

Я бы даже не исключал, что после пекинских Игр мы сможем наблюдать обратную тенденцию – всплеск антизападных настроений. В столице перекраивают улицы, сносят дома, выселяют людей. Вполне естественно, что во всем этом китайцы начнут винить именно Запад, с подачи которого в страну пришла Олимпиада.

Насколько страна, которую увидят участники и гости Олимпиады, отличается от того Китая, в котором живете вы?

Это огромное государство: более чем 56 национальностей, сотня диалектов и языков. Посетив два города, в которые в преддверии Игр вкладываются миллионы и миллионы долларов, вряд ли можно составить объективную картину всего происходящего. Тут и говорить не о чем: Китай олимпийский и Китай реальный очень сильно отличаются друг от друга.

«Ежедневно принимать душ, чистить зубы, в машине не есть и не курить» – такая памятка сегодня висит во многих пекинских такси. За нарушение этих правил полагается штраф

Российские тренеры часто жалуются, что отечественные спортсмены, в отличие от азиатских, распыляются и не могут сосредоточиться на цели. Вы как человек, давно живущий в КНР, видите какие‑либо ментальные особенности китайцев, позволяющие им быстро прогрессировать в спорте?

Сразу скажу: то, что китайцы трудолюбивы, – это миф. Просто страну населяет больше миллиарда человек, и инстинкт выживания не позволяет им расслабиться. Прибавьте к этому особенности местной партийно-политической системы и боязнь «потерять лицо». Что же касается спортсменов, то многие из них – индивидуалисты и технари. В командных (и даже в парных) видах спорта китайцам, как правило, не удается достичь больших успехов. Кроме того, они отлично выполняют любые технические элементы, но там, где важны грация и пластика, довольно слабы.

Конфуций учил, что благородный муж не должен состязаться с другими, и делал исключение лишь для одной спортивной дисциплины – стрельбы из лука, ибо в ней результат зависит только от самого участника. Насколько эта идея до сих пор жива в Китае? Какие виды спорта наиболее популярны – в частности, среди людей, с которыми вы общаетесь?

Вообще здесь все занимаются народными видами спорта. Бабушки и дедушки с пяти утра собираются в парках, выполняют чисто китайские дыхательные практики и упражнения или даже обыкновенную советскую зарядку. Летом китайцы ходят на дискотеки, где не просто танцуют, а скорее, выполняют под ритмичную музыку спортивно-танцевальные движения. Многие бегают по утрам. А после начала олимпийской пропаганды любовь к спорту и вовсе увеличилась в тысячи раз.

Что касается любимых дисциплин, то это, конечно, пинг-понг, футбол и баскетбол. Молодые Яо Мины играют даже ночью, отчего среди подростков сейчас довольно остро стоит проблема ухудшения зрения.

В России спортсмены нередко становятся кумирами молодежи наряду с музыкантами и актерами. Насколько развит спортивный фанатизм в Китае, отличается ли он от российского и западного?

Благодаря предолимпийской пропаганде многие спортсмены стали идолами молодежи. Спортивный фанатизм, пожалуй, не уступает российскому. Но если в России он, на мой взгляд, носит несколько искусственный, насажденный характер, то в Китае все абсолютно искренне.

Самый известный в мире спортсмен из Поднебесной – баскетболист Яо Мин. В Китае ему тоже нет равных по популярности?

Да, Яо Мин – самая большая знаменитость. После него идут мировой рекордсмен в беге на 110 метров с барьерами Лю Сян, прыгуны в воду Тянь Лянь и Го Цзинцзин. Все они очень популярны, снимаются в рекламе, причем в роликах как мировых брендов (Swatch, Pepsi, Coca-Cola), так и местных клиник.

В России именитые спортсмены после окончания карьеры нередко идут в политику, становятся депутатами Госдумы. Есть ли подобная практика в Китае?

Завершив карьеру, китайские атлеты из спорта не уходят – преподают, становятся тренерами. В политике их нет, они реализуются только как общественные деятели, например занимаются благотворительностью. А вот бизнес – другое дело. Предпринимательская жилка есть почти в каждом китай­­­- це, и местные спортсмены не исключение. Они могут начать работать в рекламе, торговать спортивными принадлежностями, открыть стадион, спортзал, спортивную школу.

Партнеры журнала: