Первый в поднебесной

Большой спорт №4(24) Апрель 2008
Евгений Арабкин
Лю Ки. Это имя мало что говорит спортсмену-олимпийцу и не вызывает совсем никаких ассоциаций у простого болельщика.

Лю Ки. Это имя мало что говорит спортсмену-олимпийцу и не вызывает совсем никаких ассоциаций у простого болельщика. Однако именно этого человека информационно-аналитическое агентство Around the Rings назвало самым влиятельным спортивным функционером мира. Бывший мэр китайской столицы и глава Оргкомитета «Пекин-2008» попадает в рейтинг Golden 25 не первый раз. В прошлом он занял только четвертое место. В этом не пропустил вперед никого.

Позади Лю Ки в рейтинге Around the Rings остались Жак Рогге, Хайн Вербрюгген, Сергей Бубка и Жан Клод Килли. В 2001 году представить себе такую ситуацию было невозможно. Тогдашний мэр Пекина запомнился, с одной стороны, хорошей работой по продвижению заявки своего города, с другой – тем легким раздражением, которое он вызывал у инспекторов МОК. Как раз на это время пришелся разгон движения Фалун Гон, признанного «еретической организацией», но Лю Ки одергивал членов комиссии, заявляя, что Китай категорически против любых попыток дать кандидатуре Пекина красный свет под предлогом нарушения прав человека. Для выставления оценок, по его словам, могут применяться только спортивные критерии. Тогда же он, отринув скромность, напомнил, что размер и спортивные достижения китайской столицы несравнимы с теми, что имеют конкуренты – Стамбул, Осака, Торонто и Париж.

Своим соотечественникам глава Оргкомитета «Пекин-2008» скорее всего запомнится как некий барон Осман, разрушающий и заново возводящий город. В его руках столица Поднебесной должна стать воплощением мечты западного человека о волшебной Азии

Еще не состоялось финальное голосование МОК, а Лю Ки уже говорил о том, что Олимпиада могла бы помочь оздоровлению города. Он пообещал очистить его от игорных домов и торговцев порнографией, выгнать бездомных. Еще решительнее мэр высказался о Фалун Гон, дав слово, что по этому движению и другим сектам будет нанесен мощный удар. Агрессивная риторика немного смягчалась заявлениями коллег Лю Ки о том, что из-за некоторых исторических и культурных различий международное сообщество просто плохо понимает Пекин. Но в той ситуации подобные комментарии звучали двусмысленно.

Жесткость высказываний чиновника могла похоронить какую-либо надежду на победу, но политическая целесообразность и размах китайской заявки вкупе с уверенностью, что Пекин легко вытянет этот проект, сделали свое дело. Члены МОК понимали, что если Лю Ки и приукрашивает реальность, говоря: «Мы – спортивная сверхдержава», то не так уж и сильно.

Оставив в 2003 году пост мэра, будущий «номер один» рейтинга Golden 25, глава столичной партийной организации и член политбюро Китая сосредоточился на подготовке Олимпиады. В его распоряжении оказалось около четырех тысяч человек, распределенных по 30 департаментам. Объясняя свой выбор, в Around the Rings упомянули эффективность и работоспособность Лю Ки. Он справляется с огромным и сложноустроенным бюрократическим аппаратом Китая, не перекладывает на подчиненных ежедневную рутину. Именно он определяет стратегию и принимает большинство оперативных решений.

Сегодня китайцы делают все возможное, чтобы оказать гостям своей Олимпиады радушный прием. В частности, почти все жители Пекина – от водителей до чиновников – усиленно учат английский язык

Ему принадлежит практически вся «олимпийская власть» современного Китая, в том числе и финансовая. Проект «Пекин-2008» оценивается в 40 миллиардов долларов, что, конечно, говорит и о соответствующих размерах взяток. Но пощады не получают даже по-настоящему могущественные коррупционеры. В частности, за «особые» отношения с подрядчиками был арестован заместитель мэра, безусловно, хорошо знакомый с Лю Ки. Но место последнего в политбюро избавляет его от необходимости быть дипломатичным и аккуратно распутывать гордиевы узлы. Теперь он ждет последнего испытания в виде тестовых соревнований, хотя это уже формальность.

Самим китайцам Лю Ки запомнится как некий барон Осман, разрушающий и заново возводящий город. Столица в его руках должна стать воплощением мечты западного человека о волшебной Азии. Конечно, проводить подобные трансформации тоже удобнее с помощью представителей Запада, поэтому в китайской столице окопались такие архитектурные звезды, как Норман Фостер, Жак Херцог и Пьер де Мерон. Причем космические бюджеты не лишают китайцев разума: для всех новых построек был сделан расчет рентабельности, и в перспективе здания должны окупиться.

Но для «воплощения мечты» этого мало. И Лю Ки борется с привычкой плевать на улице, с грязными туалетами и потными таксистами. Город, по его мнению, должен быть прежде всего цивилизованным, поэтому волонтеры и простые жители с остервенением учат английский и тренируются в умении спокойно стоять в очередях вместо того, чтобы брать автобусы, кассы или магазины штурмом.

Последний из грозных наказов Лю Ки был обращен к директорам промышленных предприятий столицы и ее окрестностей. Легендарный пекинский смог должен быть побежден, для этого при необходимости можно и закрыть производство. В этом заявлении виден весь напор, с которым Китай устремляется к своей «идеальной Олимпиаде». А глава оргкомитета с удовольствием взял на себя роль наконечника разящего копья.

Немногим раньше Around the Rings свой рейтинг ста людей, определивших лицо мира, составил американский журнал Time. Лю Ки попал и туда. Ему дали 26-е место и отправили в раздел «Лидеры и революционеры».

Партнеры журнала: