Велоэкстремал

Большой спорт №10 (28) Октябрь 2008
Дмитрий Маслов
О том, как он оценивает итоги Пекина, а также о проблемах и перспективах российских спортсменов в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает главный тренер сборной России по маунтинбайку Вячеслав Устинович.

Руководство Федерации велосипедного спорта России планировало получить на Играх восемь медалей, в том числе пять золотых. Однако результаты Олимпиады разочаровали: россияне вернулись из Китая лишь с двумя бронзовыми. Выступление шоссейников и трековиков официально было признано неудачным, и лишь команда по маунтинбайку выполнила взятые на себя обязательства – завоевала одну награду. О том, как он оценивает итоги Пекина, а также о проблемах и перспективах российских спортсменов в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает главный тренер сборной России по маунтинбайку Вячеслав Устинович.

Незадолго до Игр в Пекине президент Федерации велоспорта России Александр Гусятников выступил с инициативой передать вторую лицензию в женском маунтинбайке трековикам. Как вы отнеслись к подобному предложению?

Абсолютно спокойно, поскольку точно знал, что подобного не случится. Как говорится, незнание законов не освобождает от ответственности. Я прекрасно знаком с правилами Международной федерации велоспорта и был на сто процентов уверен, что передачи лицензии не произойдет. Во время чемпионата России по маунтинбайку в Чебоксарах я разговаривал с министром спорта и туризма Чувашии Анатолием Николаевым. Когда он спросил, чего мы ждем от второй путевки, я ответил, что Вера Андреева – еще молодая девушка, с которой нужно много работать, и об олимпийских медалях говорить не приходится. Но задача состояла в том, чтобы создать благоприятный микроклимат для Калентьевой. Вера, как и Ирина, из Чувашии, и присутствие Андреевой на заключительном этапе подготовки я считал абсолютно необходимым. К тому же Андреева прошла систему отбора. Гусятников тоже спрашивал меня о том, покажет ли Вера результат, я ответил приблизительно так же, как и сейчас.

Как вы оцениваете выступление россиян в олимпийском Пекине?

Сразу после афинской Олимпиады я составил целевую программу подготовки к Играм в Пекине. Запланировал, что Калентьева получит бронзовую медаль. Юрий Трофимов в то время еще не достиг нужного уровня, ему я прочил шестое–десятое места. Хотя понимаю, что добиться этого в мужской элите – архисложная задача. На коллегии в Росспорте выступление в маунтинбайке оценили положительно, хвалили.

В начале 2000-х годов хорошие результаты на международной арене были у Аллы Епифановой. Почему ее нет в команде сейчас?

Алла заняла четвертое место на Играх в Сиднее, я с ней работал, вместе отбирались на Олимпиаду в Афины. Сейчас у Епифановой двое детей, к тому же она никак не может разобраться со своей личной жизнью. Очень жаль, что потерялась талантливая спортсменка.

Юрий Трофимов занимается шоссейными гонками, участвовал в Tour de France. Это не мешает ему показывать высокие результаты в маунтинбайке?

Я работаю с Юрием с 1999 года и сам был сторонником того, чтобы он тренировался на шоссе. Когда Трофимова пригласили выступать за французскую команду, я сказал: вперед, даже в ущерб маунтинбайку. У него на шоссе получается гораздо лучше, к тому же там можно заработать намного больше денег. В целевой программе к Олимпиаде 2012 года я буду планировать для Трофимова медаль в маунтинбайке, уверен, он для нее созреет.

А как вы оцениваете олимпийские перспективы двадцатилетней Веры Андреевой и ее ровесниц?

Если брать женскую элиту в кросс-кантри, то это спортсменки, которым за 30 лет, исключение составляет лишь серебряный призер Олимпиады в Пекине Майя Влощчовска из Польши. Молодым пробиться очень сложно, так что думаю, российская молодежь про­явит себя даже не на Играх в Лондоне, а позже. Мне сейчас очень интересны велосипедистки 1992–1994 годов рождения. В 2010 году планируются Всемирные юношеские игры, где этот возраст будет представлен в маунтинбайке и BMX.

Незадолго до Олимпиады Андреева говорила, что мечтает заключить контракт с зарубежным клубом. Российский маунтинбайк плохо финансируется?

В контрактах с клубами в нашей дисциплине фигурируют довольно смешные суммы. Вера действительно хочет попасть в хорошую команду, я тоже в этом заинтересован, ведется соответствующая работа. Спортсменам платит стипендии Росспорт, какие-то деньги они получают в регионах. Могу сказать, что девушки не бедствуют.

Ирина Калентьева говорила, что уехала в Германию потому, что в России негде тренироваться. Эта проблема действительно остро стоит?

Ирина начинала в лихие годы, когда развалился СССР. Тем не менее были тренеры-энтузиасты. В России есть прекрасные трассы, причем они разбросаны по всей стране: Владивосток, Красноярск, Иркутск, Чебоксары, Ижевск, Санкт-Петербург. Количество занимающихся увеличивается с каждым го­­дом, а на всероссийских соревнованиях участвуют до 400 человек. Ни на треке, ни на шоссе подобного нет.

Что можно сказать о подготовке российских тренеров?

Плодотворно работают специалисты, окон­чившие вузы в советские времена. В РГУФКе же кафедра велосипедного спорта закрыта, ее объединили с кафедрой экстрима. Есть училища олимпийского резерва, но, по моему личному мнению, их выпускники совершенно бездеятельны в плане повышения уровня своих знаний. О чем можно говорить, если человек делает 18 ошибок в одном предложении?

Охотно ли дети идут в маунтин­­бай­­к?

Детей приходит очень много, проблема в том, что количество не перерастает в качество. Меня радует большое количество участников соревнований, в том числе по даунхиллу, байкер-кроссу.

Велика ли разница между финансированием олимпийской дисциплины и всех остальных?

Конечно. На развитие кросс-кантри государство выделяет значительные средства. Часть из них идет на проведение соревнований по даунхиллу, байкер-кроссу, велотриалу и велокроссу. Но есть и немало энтузиастов экстремальных дисциплин, которые проводят праздники, соревнования.

Ирина Калентьева выступает на велосипеде марки Rodwild. Какие марки предпочитают остальные ведущие российские спортсмены?

Все они имеют контракты с велосипедными магазинами, которые поставляют тех­­нику. Вера Андреева ездит на Giant, Максим Гоголев – на Univega, Денис Воронцов и Дмитрий Медведев – на Merida. Я отношусь к этому спокойно – велосипеды классные. Гонщики высокого класса катаются на эксклюзивных моделях, не серийных. Чаще всего возникают проблемы с вилками.

В декабре 2007 года мой помощник приезжал в Пекин, снимал будущую олимпийскую трассу на камеру. Она напоминала гладкую лесную тропинку с подъемами и спусками – не было даже корней. мы думали о том, чтобы ставить на велосипеды прямые вилки. Но после Нового года узнали, что добавятся препятствия, причем это не слишком афишировалось. Понятно, что китайцы действовали в собственных интересах

Велика ли роль индивидуальных особенностей трассы для определения победителя?

Участники соревнований по кросс-кант­ри – универсалы. Нет такого, чтобы один хорошо ехал по скалам, а второй – по лесным тропам.

Почему же тогда так много споров разгорелось вокруг олимпийской трассы в Пекине?

Мы планировали, что соревнования состоятся 22 августа, и вдруг 21-го объявили, что гонки не будет. Если каждый организатор будет так все менять… В декабре 2007 года мой помощник приезжал в Пекин, снимал будущую олимпийскую трассу на камеру. Она напоминала гладкую лесную тропинку с подъемами и спусками – не было даже корней. Первоначально мы думали о том, чтобы ставить прямые вилки. Но после Нового года узнали, что добавятся препятствия, причем это не слишком афишировалось. Понятно, что китайцы действовали в собственных интересах.

В 2007 году Калентьева стала чемпионкой мира, а в нынешнем заняла третье место, на Олимпиаде – тоже третье. Можно ли говорить о кризисе?

Никакого кризиса нет. Во время олимпийской гонки Виталий Мутко и Сергей Иванов мне сказали: «Мы ждали золотой медали». А я еще за полкруга до финиша бежал рядом c Ириной и гнал ее изо всех сил, потому что понимал: даже бронзы может не быть. В начале сезона Калентьева серьезно заболела, поэтому пропускала этапы Кубка мира, другие соревнования. Ирина до сих пор полностью не оправилась от последствий инфекции.

Какую цель вы ставите перед Ириной на Играх в Лондоне?

Мне уже не позволят поставить никакую другую, только золото.

Принято считать, что российский велоспорт в целом переживает не лучшие времена. Вы согласны с этим мнением?

Идет смена поколений, и от этого никуда не денешься. Но хорошие ребята есть. Недавно прошел чемпионат Европы на треке, молодежь привезла медали в олимпийских дисциплинах.

Семикратный победитель Tour de France Лэнс Армстронг заявил о возобновлении карьеры и провел несколько гонок по маунтинбайку. Как вы оцениваете его перспективы?

Знаю, что олимпийский чемпион Пекина Жюльен Абсалон собирается уходить из маунтинбайка и переквалифицироваться на шоссе. А обратный путь проделать очень сложно, тем более в таком возрасте, как у Армстронга.

Рост Ирины Калентьевой 155 сантиметров. В маунтинбайке побеждают мини­­а­тюр­ные?

Необязательно. Юрий Трофимов невысок, а рост Абсалона около 180 сантиметров. Девушки – сантиметров на 10–12 выше Калентьевой, «больших» в элите нет. Мужчины в основном мощные и рослые.

В чем заключаются основные проблемы российского маунтинбайка?

Прежде всего в недостатке методических документов, отсутствии научной базы. Россия потеряла очень многих специалистов. Мы с Владимиром Красновым, тренером Калентьевой, часто ездим в командировки, приобретаем литературу за границей, но, по большому счету, она стала какой-то одинаковой – все друг у друга переписывают, просто добавляют новые картинки. Когда проводим тренерские конференции, неприятно видеть, что со спортсменами работают люди, не имеющие специального образования, самоучки. На смену образованным наставникам приходит молодежь с амбициями, а знаний нет, учиться они не хотят. Остальные проблемы чаще всего мелкие. Трассы есть, инвентарь тоже. С зарплатами не так все просто – во многих регионах тренеры получают очень мало.

Когда в России пройдет крупное международное соревнование, например этап Кубка мира по маунтинбайку?

Чтобы стране доверили организацию подобных состязаний, нужно сначала провести на достойном уровне национальный чемпионат. Затем – международные гонки первого и второго классов. Мы такие уже проводили – например, Кубок «Итеры», Кубок «Веломаркет ЦСКА». Сейчас надо устроить соревнования с хорошим призовым фондом, на которых будут представлены минимум 15 стран и 30 зарубежных гонщиков. Только после этого можно претендовать на этап Кубка мира. Но как бы то ни было, в 2011 году в Москве состоится чемпионат Европы по кросс-кантри.

Партнеры журнала: