Наследники

Большой спорт №10 (28) Октябрь 2008
Дмитрий Маслов
«Большой спорт» составил специальный рейтинг атлетов, в спортивной карьере которых родители сыграли ключевую роль.

«Моя мама всегда желает мне удачи перед игрой. Обычно она рядом со мной и может высказать мне лично все свои мысли о предстоящем матче. Всегда хочется выслушать ее наставления перед выходом на корт» – так рассказывает о своих взаимоотношениях с матерью Верой Семеновной чемпионка Олимпийских игр в Пекине Елена Дементьева. И она не единственная спортсменка, которая прислушивается к маминым советам.

«Большой спорт» составил специальный рейтинг атлетов, в спортивной карьере которых родители сыграли ключевую роль.

    Мария Шарапова

    Заслуги отца Юрия в становлении одной из лучших теннисисток мира можно без преувеличения назвать выдающимися. Когда Марии было шесть лет, ей довелось встретиться на корте с Мартиной Навратиловой, дававшей мастер-класс в Москве. Самая титулованная теннисистка в истории разглядела в девочке недюжинные способности и посоветовала отдать Машу в теннисную академию Ника Боллетьери во Флориде. Шарапов совету внял и, заручившись поддержкой Федерации тенниса России, переехал с дочерью в США, где провел кастинг тренеров и выбрал лучшего – Роберта Лэнсдорпа. Именно Лэнсдорп вывел Шарапову на уровень, позволивший ей в 14-летнем возрасте дебютировать в профессиональных турнирах, в 17 лет – выиграть Wimbledon, а в 18 – стать первой ракеткой мира. Юрий и сейчас оказывает огромное влияние на дочь: формально он – тренер Марии, но, по сути, выполняет функции менеджера, ведет дела спортсменки и ездит с ней на турниры, оберегая от всего, что может помешать сосредоточиться на теннисе. Нынешнего тренера, Майкла Джойса, Шараповой также порекомендовал отец.

    Николай Круглов

    Сын чемпиона Олимпиады в Инсбруке 1976 го­да впервые встал на лыжи в двухлетнем возрасте, а когда Круглов-младший был подростком, его начал тренировать отец. В одиннадцатом классе Николай Николаевич был чемпионом России среди юношей, однако дальнейшие перспективы оказались под вопросом: в Нижегородской области биатлон на профессиональном уровне не развивали, и Круглов-младший начал подумывать о завершении карьеры. На помощь пришел папа, поспособствовавший их переезду в биатлонный центр России – Ханты-Мансийск. Получив хорошие условия для тренировок, которые и сейчас проходят под руководством Круглова-старшего, продолжатель династии стал чемпионом мира и серебряным призером Олимпийских игр. Сегодня он – одна из ведущих фигур в мировом биатлоне.

    Флойд Мейвезер

    Гонорары профессиональных боксеров очень высоки, поэтому лучше, если деньги останутся в семье. Похоже, именно так рассудили представители рода Мейвезеров. Сам бывший боксером высокого класса, Флойд Мейвезер-старший решил лично вывести сына на чемпионский уровень. Но на пути к цели возникла неожиданная преграда: отец-наставник оказался за решеткой. Тогда тренером младшего Флойда стал его дядя Роджер. После выхода брата из тюрьмы он уступил ему свое место, но не надолго. В 2000 году отец и сын серьезно разругались, после чего Роджер Мейвезер вновь начал тренировать племянника – и преуспел. Флойд, которого журнал The Ring назвал «лучшим боксером мира вне зависимости от весовой категории», шесть раз становился чемпионом мира и не проиграл ни одного из 39 боев, проведенных на профессиональном ринге.

    Хорди Кройф

    С семи лет, когда Хорди попал в детскую школу Ajax, он стал объектом пристального внимания болельщиков и специалистов, старавшихся разглядеть в нем талант, сравнимый с отцовским. Спустя некоторое время легендарный Йохан Кройф был назначен главным тренером Barcelona и взял туда своего 14-летнего отпрыска. В сентябре 1994 го­да Кройф-старший впервые выпустил сына в основном составе каталонского клуба. Хорди играл там в течение двух лет – до момента увольнения отца. Новый тренер Barcelona тут же указал младшему Кройфу на дверь, после чего карьера полузащитника медленно пошла под откос. В основном составе Manchester United он закрепиться не смог и в дальнейшем выступал в клубах второго эшелона, последним из которых был донецкий «Металлург». Но если абстрагироваться от ожиданий, связанных с тем что Хорди – сын самого Йохана Кройфа, у него сложилась вполне достойная карьера.

    Стив Гейни

    Сын Боба Гейни, четыре раза подряд признававшегося в NHL лучшим форвардом оборонительного плана и пятикратного обладателя Кубка Стэнли, по степени таланта далек от своего знаменитого родителя. Что, впрочем, не помешало последнему в бытность генеральным менеджером Dallas Stars задрафтовать Гейни-младшего под высоким номером. Несмотря на протекцию папы, пробиться в основной состав звезд Стив не смог, однако в течение долгих лет числился в клубе. Он ушел оттуда лишь после того, как своего пос­та лишился его именитый покровитель. Когда в 2003 году Боба назначили генеральным менеджером Montreal Canadiens, журналис­ты сразу вспомнили историю с драфтом его сына и высказали ироничное предположение, что вскоре в канадском клубе появится и Стив. Но на сей раз Гейни-старший решил не выставлять себя на посмешище.

    Анна Бессонова

    Девочка, родившаяся в семье футболиста киевского «Динамо» и сборной СССР Владимира Бессонова и чемпионки мира по художественной гимнастике в групповых упражнениях Виктории Серых, была просто обречена на карьеру спортсменки. По словам самой Анны, в доме всегда было много «красивых блестящих медалей» и ей с детства хотелось, чтобы ее награждали. Поэтому Бессонова сама попросила отвести ее в секцию художественной гимнастики. На примере родителей зная, насколько тяжела и травмоопасна жизнь профессионального спортсмена, Анна тем не менее тоже пошла по этой стезе. Большую роль в становлении спортсменки сыграла мать Виктория, работающая тренером в школе художественной гимнастики Дерюгиных, где и сегодня тренируется бронзовый призер Олимпиад в Афинах и Пекине Анна Бессонова.

    Дмитрий Клоков

    Чемпион мира по тяжелой атлетике 1983 года Вячеслав Клоков, после окончания карьеры занявшийся бизнесом, не хотел, чтобы его сын становился профессиональным спорт­сменом. Однако видя успехи Дмитрия, который в 16-летнем возрасте стал призером юношеского чемпионата Европы, препятствий ему чинить не стал. Более того, когда в 2004 году Дмитрий расстался со своим первым тренером Геннадием Аникановым, его отец формально занял вакантное мес­то наставника. Правда, как признался сам Клоков-младший, подготовку к Играм в Пекине он провел фактически самостоятельно, полагаясь на личный опыт. Вячеслав Клоков ограничился моральной и финансовой поддержкой. Однако не будь ее, кто знает, завоевал бы Клоков-младший серебряную медаль Олимпиады?

    Александр Аверьянов

    Отец и сын Аверьяновы установили своеобразный рекорд: более десяти лет первый тренировал второго в футбольных клубах самого разного уровня. «Пахтакор» из Андижана, «Металлург» (Акмалык), «Океан» (Находка), самарские «Крылья Советов», владикавказская «Алания» и астраханский «Волгарь-Газпром» – какую бы команду ни возглавил Александр Аверьянов, через некоторое время в ней появлялся крайний полузащитник с такими же именем и фамилией, причем неизменно попадал в основ­ной состав. По признанию Аверьянова-тренера, подобная семейственность нередко вызывала негативное отношение у других игроков, но факт остается фактом: неразлучный дуэт распался лишь после того, как сын в 34-лет­нем возрасте завершил карьеру. Насколько семейственность помогла футболисту? Ответа на этот вопрос у Аверьянова-сына нет, ведь с другими тренерами он работал очень редко, поэтому сравнивать ему практически не с чем.

Партнеры журнала: