Имя на кубке

Большой спорт №10 (28) Октябрь 2008
Олег Винокуров
История спорта – это прежде всего яркие личности, оставившие в ней свой след. Зачастую благодарные потомки называют в их честь тот или иной трофей.

История спорта – это прежде всего яркие личности, оставившие в ней свой след. Зачастую благодарные потомки называют в их честь тот или иной трофей. Это может быть имя прославленного игрока, а может – выдающегося функционера, чьими усилиями, порой незаметными для многих, тоже пишется история спорта. О двух таких личностях мы расскажем сегодня на примере великих испанских клубов – Real и Barcelona.

Ныне эти названия, овеянные множеством легенд, гремят на весь мир, хотя так, конечно же, было не всегда. Путь к вершине долог и тернист, и тот, кто начинает его, достоин восхищения ничуть не меньше, чем тот, кто впоследствии поражает своим талантом миллионы зрителей.

Жоан Гампер: швейцарец на службе Каталонии

В 1966 году Barcelona учредила новый трофей – Кубок Жоана Гампера, ежегодно разыгрываемый накануне нового сезона с участием известных команд из разных стран. К тому времени прошло уже 36 лет со дня смерти человека, чье имя носит этот приз: Жоан Гампер покончил жизнь самоубийством, проведя последние годы в страдании и лишениях. Но то, что он сделал до этого, обеспечило ему бессмертие. А сделал Ганс Гампер (он родился в Швейцарии, а каталонское имя Жоан получил уже в Барселоне) немало – дал жизнь футбольному клубу Barcelona.

С юных лет он был очень спортивным человеком, отлично играл в футбол, регби, теннис и гольф. Футбол в этом списке занимал первое место: Гампера сильно ценили на родине, и одно время он был капитаном Basel. В 1897 году судьба занесла его в Лион, где он стал регбистом, а год спустя оказался в Барселоне. Собственно, попал он туда случайно, навещая дядю по дороге в Африку, где намеревался создать фирму и торговать сахаром. Но, с первго раза влюбившись в Испанию, изменил свои планы и решил остаться в каталонской столице. Нашел сразу несколько мест для работы – в отделении банка Credit Lyonnais, в железнодорожной компании, а попутно занимался и журналистикой, писал спортивные колонки в швейцарские газеты.

22 октября 1899 года Гампер поместил в местной спортивной газете объявление с предложением откликнуться тех, кто захочет создать вместе с ним футбольную команду. Желающие нашлись, и уже через месяц появилась Barcelona.

В период с 1908 по 1925 год он пять раз становился президентом клуба, в общей сложности проведя у руля 14 лет. За это время «Барса» обзавелась собственным стадионом, вместимость которого возросла с шести до шестидесяти тысяч зрителей, и стала ведущим клубом страны, одиннадцать раз выиграв чемпионат Каталонии, шесть раз – Королевский кубок и четырежды – Кубок Пиренеев. То была поистине золотая эпоха Barcelona.

Правда, закончилось все это трагически для Гампера: 24 июня 1925 года перед началом одного из товарищеских матчей публика освистала гимн Испании, встретив при этом аплодисментами исполненный оркестром Британского королевского флота «Боже, храни королеву». Правивший в Испании диктаторский режим Примо де Риверы обвинил Гампера в насаждении каталонского национализма, стадион «Барсы» был закрыт на полгода, а Гампер выслан из страны. Вернувшись в Швейцарию, он после долгого периода депрессии, проблем с деньгами и здоровьем наложил на себя руки. Трагедия произошла через несколько месяцев после того, как в Париже скончался его обидчик, потерявший власть и отправившийся в изгнание.

Тем не менее и по сей день швейцарца помнят в Барселоне, и для основанного им великого клуба Кубок Жоана Гампера остается престижным и желанным трофеем. Нынешним летом «Барса» выиграла его в 33-й раз, победив аргентинский Boca Juniors со счетом 2:1.

Раймундо Сапорта: баскетболист на службе футболу

Величайшая личность в истории мадридского Real – Сантьяго Бернабеу. Он не был основателем (имена тех, кто в 1902 году стоял у истоков клуба, летописи не сохранили), но именно при нем Real превратился в то грандиозное явление, которое позже получит официальное признание Международной федерации футбола (FIFA) как «команда ХХ века». Проведя в Real несколько лет в качестве результативного форварда и забив на всех уровнях 1200 голов, он впоследствии превратился в функционера и постепенно взбирался по иерархической лестнице, в 1943 году достигнув вершины. Бессменным президентом «королевского клуба» Бернабеу оставался вплоть до своей смерти в 1978 году и за это время поднял его на недостижимые высоты.

Когда в середине 1950-х годов появился Кубок европейских чемпионов, Real не знал себе равных не только в Старом Свете, но, пожалуй, и во всем мире, так что его победы в первых пяти розыгрышах выглядели закономерными. Под руководством Сантьяго Бернабеу в Мадриде была создана чудо-команда, столпом которой стал выдающийся аргентинец Альфредо Ди Стефано.

В декабре 2000 года FIFA официально объявила мадридский Real «клубом XX столетия». В ходе интернет-голосования, устроенного по просьбе FIFA ведущим спортивным изданием Италии La Gazzetta dello Sport, за испанцев проголосовало 42,35 процента, в то время как за Manchester United, Bavaria и Barcelona, следующими за Real, было отдано 9,69, 9,18 и 5,61 процента соответственно

А человеком, сумевшим заполучить для Real этого великого игрока, и был главный герой нашего рассказа Раймундо Сапорта – казначей клуба и правая рука Бернабеу. История появления Ди Стефано в Real – пожалуй, одна из самых удивительных в мировом футболе. Дело в том, что несколько лет Альфредо играл в Колумбии, которая за нарушение принятых в FIFA трансфертных правил подверглась международной изоляции. Когда же разногласия были устранены и Колумбия вернулась в мировую футбольную семью, главными претендентами на Ди Стефано оказались Real и Barcelona, отправившие своих послов в Южную Америку.

Эмиссары пошли разными путями, отчего ситуация запуталась настолько, что разрешить ее сумел бы лишь царь Соломон. Сапорта направился в Боготу, посланцы Barcelona – в Буэнос-Айрес, ведь технически и юридически Ди Стефано по-прежнему принадлежал аргентинскому клубу River Plate. Обе миссии получили утвердительный ответ: Сапорта – от колумбийцев, Barcelona – от аргентинцев. Но какое из двух «да» было более законным?

Похоже, оба. Каждый клуб настаивал на своем. В конце концов право принять окончательное решение оставили за Испанской федерацией футбола, которая воистину пошла по стопам Соломона и постановила, что Ди Стефано будет играть в двух командах поочередно: один сезон в Real, другой – в Barcelona. В таком абсурдном положении аргентинец провел всего лишь шесть недель. Начало его карьеры в Real было провальным. Barcelona некоторое время понаблюдала за его бледной игрой и решила продать свою долю контракта. Следу­ющие несколько лет ей каждый день приходилось горько раскаиваться в содеянном. Вскоре после того как Альфредо стал единой и неделимой собственностью Real, он забил в одном матче четыре гола. Его новая команда выиграла – 5:0 у… самой Barcelona! С этого и началась золотая эра великого Real.

Многие по сей день полагают, что неудачный старт Ди Стефано в Мадриде был неслучаен, и видят в этом очередное проявление хитрости Раймундо Сапорты. Теперь уже истину не установить, но один факт бесспорен: Real стал Real во многом благодаря своему казначею.

Примечательно, что Сапорта ничего или почти ничего не понимал в футболе, о чем сам первым делом сообщил Бернабеу, предложившему ему работу в клубе. Гораздо больше Раймундо любил баскетбол: именно организовав баскетбольный турнир в честь 50-летия Real, он и попал в поле зрение его президента. Сильной стороной Сапорты было администрирование, и на этом поприще он принес огромную пользу клубу, под флагом которого культивируется множество видов спорта. А деятельность на благо баскетбола Сапорта вел в мировом масштабе: долгие годы он трудился в Международной федерации баскетбола (FIBA). После смерти аргентинца в 1997 году федерация назвала в его честь один из европейских кубковых турниров.

Кубок Сапорты, увы, просуществовал недолго: в 2002-м, когда в структуре европейского баскетбола наступили революционные изменения, этот турнир слился с Кубком Корача и превратился в Кубок ULEB. Но и нескольких лет хватило, для того чтобы имя Раймундо навсегда вошло в летописи мирового спорта.

Партнеры журнала: