Армейская подготовка

Большой спорт №10 (28) Октябрь 2008
Андрей Преснов
Как компьютерные технологии помогают в тренировках и куда исчезают перспективные шестнадцатилетние теннисисты, Алексей Жук рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Триумф российских теннисисток на прошедшей Олимпиаде главный тренер ЦСКА по теннису и серебряный призер московских Игр по гандболу Алексей Жук считает своей главной победой. Ведь из трех медалисток Пекина две – Елена Дементьева и Вера Звонарева – его воспитанницы. О том, почему в «Спартаке» они бы не смогли добиться нынешних высот, как компьютерные технологии помогают в тренировках и куда исчезают перспективные шестнадцатилетние теннисисты, Алексей Жук рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

На Играх в Пекине русские теннисистки показали по-настоящему сенсационные результаты. Но не было ли это первым сигналом о том, что в этом виде спорта мы достигли максимума и скоро нас ожидает закат? Как долго, по вашей оценке, будет продолжаться триумф русского тенниса?

Олимпийское золото – это действительно пик. Но никакого спада не должно быть, у нас ведь очень надежные тылы. Алиса Клейбанова и Анастасия Пивоварова могут в ближайшее время стать звездами мирового уровня, причем очень яркими. На более дальних подступах находятся Полина Родионова, Юлия Путинцева, Ирина Хромачева. Все эти девушки очень молоды, а поэтому им есть куда расти. Ну а если что-то будет не получаться, всегда можно сменить тренера, программу тренировок, место жительства, наконец.

Сегодня часто можно услышать разговоры о том, что мировой теннис стремительно глобализируется и специфических наци­ональных школ в этом виде спорта уже нет. Согласны ли вы с этим? Что такое русская теннисная школа, по вашему мнению?

Русская школа тенниса очень сильна. У нас есть прекрасная методика обучения, особенно на раннем этапе – с 6–7 лет. Тем, кому сегодня до 14 лет, повезло: у них очень хорошая программа подготовки, огромное количество образовательной литературы, с ними работают комплексные научные группы. Все это позволяет нам занимать передовые позиции в спортивной подготовке детей. Россия стоит сегодня на первых местах среди теннисистов, прежде всего за счет побед в детских соревнованиях. Все наши сборные с 12 до 14 лет – либо победители, либо призеры чемпионатов. Но с 16-летнего возраста побед все меньше. В момент, когда юного спортсмена нужно подхватить и перевести на профессиональный уровень, начинаются проблемы. Дело в том, что в стране очень мало спецшкол с интернатами. Поэтому теннисисты уезжают за рубеж или, столкнувшись с материальными трудностями, заканчивают карьеру. На этом этапе пропадает очень много детей.

Когда-то именно в теннисной команде ЦСКА появился первый игрок мирового уровня – Ольга Морозова, ставшая финалисткой Roland Garros и Wimbledon. Сегодня из трех призерок пекинской Олимпиады две (Елена Дементьева и Вера Звонарева) – воспитанницы ЦСКА. Означает ли все это, что именно у вас сегодня созданы наилучшие условия для развития тенниса и в вечным споре со «Спартаком» ЦСКА пока выигрывает?

ЦСКА – это единственная структура, которая обеспечивает подготовку спортсменов, что называется, «от» и «до». Мы создали полную вертикаль от начального обучения до тренерской поддержки состоявшихся профессионалов. У нас работает интернат, есть единственная в стране штатная команда. В любом виде спорта в ЦСКА умеют делать звезд, взять хотя бы Елену Дементьеву, которая вначале занималась в «Спартаке». Наша система позволяет делать из каждого спортсмена члена сборной. Мы сохранили самый главный спортивный принцип: соревновательность. В ЦСКА каждый день – это соревнование. Только поэтому из 120 членов российской олимпийской сборной 30 занимаются в ЦСКА.

Для лучшей организации тренировочного процесса в современном теннисе используются самые разные компьютерные технологии. Например, способы сверхзамедленной съемки, помогающие по кадрам отслеживать движения теннисистов. Какие технические изыски доступны воспитанникам ЦСКА? Как вы вообще оцениваете уровень оснащенности теннисной школы клуба?

Два года назад мы пытались предложить тренерскому совету Федерации такую разработку, созданную отечественными электронщиками. Эта камера снимала в шесть раз быстрее телевизионной, а качество повтора и раскладки движений у нее было в шесть раз лучше, чем на ТВ в замедленном повторе. Но убедить в ее необходимости не получилось. Мы успели поработать с этой аппаратурой, посмотрели на ней Дементьеву, изучили все ее недочеты.

Не секрет, что сегодняшние теннисные победы – результат того внимания, которым этот вид спорта был окружен в середине 1990-х, в годы президентства Бориса Ельцина. Сегодня Кремль уже не играет в теннис. Чувствуете ли вы меньше поддержки со стороны власти и бизнеса? Насколько вообще вы довольны нынешним уровнем финансирования?

С финансированием сборных все в порядке. Календарь по линии Росспорта оплачивается хорошо. Вячеслав Фетисов говорил, что на поездку россиян на Олимпиаду в этом году было затрачено около 30 миллиардов руб­лей. Обновляются спортивные базы, вводятся в строй новые, это касается и тенниса.

Все наши сборные с 12 до 14 лет – либо победители, либо призеры чемпионатов. Но с 16-летнего возраста побед все меньше. В момент, когда юного спортсмена нужно подхватить и перевести на профессиональный уровень, начинаются проблемы. Дело в том, что в стране очень мало спецшкол с интернатами. Поэтому теннисисты уезжают за рубеж или, столкнувшись с материальными трудностями, заканчивают карьеру. На этом этапе пропадает очень много детей

Но с поддержкой конкретного спортсмена есть проблемы. Существует программа Team Russia, в ней расписано все, что связано с материально-техническим обеспечением, уровнем кандидатов в сборную страны. Программа есть, а средств на ее реализацию нет. Если бы она заработала, мы бы говорили не о двух-трех игроках в каждой возрастной категории, а о десятке. В Пекине китайская команда была способна в каждом виде спорта выставить по десять составов. То же самое могло быть и с теннисом. У китайцев уже есть конкурентоспособные спортсмены. Если они уделят теннису еще больше внимания, там появится огромное количество игроков мирового уровня.

Есть спонсоры у главных российских чемпионатов, есть Фонд Ельцина и его стипендиальный фонд. Но денег бизнеса и общественных организаций не хватает. Не менее важно оказывать юридическую и финансовую поддержку отечественным тренерам. За исключением Южного и Дементьевой, все наши теннисные звезды работают с зарубежными наставниками. Но в России тоже неплохие специалисты. Хотелось бы сохранить такую базу. А для этого надо как минимум повысить зарплаты.

Шамиль Тарпищев нередко жаловался в интервью, что талантливых российских подростков переманивают американские вузы. Насколько остро стоит эта проблема сегодня? В каких регионах России для развития тенниса созданы наиболее хорошие условия?

Очень сильны игроки из Тольятти и Самары. Там отличные клубы, есть своя академия. В Питере хорошая школа. Но всего этого мало. Шамиль Тарпищев говорил как-то, что в Москве ему нужно 30 теннисных кортов, не обремененных коммерцией. Этого пока нет, и хотелось бы выстроить такую систему в масштабах всей страны – как было в СССР. В каждом крупном городе нужно строить бесплатные спортивные центры с хорошей материально-технической базой, обеспечивать тренеров нормальной зарплатой. Тогда мы обречены на успех. Сейчас всем этим активно занимаются китайцы.

Двадцать восемь лет назад вы тоже пережили свой личный олимпийский триумф, став серебряным призером Олимпиады-1980. Где, по вашему мнению, вы достигли наибольших результатов – в гандболе как игрок национальной сборной или в теннисе как тренер?

Игра в гандбол позволила мне понять спорт высших достижений. В теннисе у нас в этой сфере некогда был большой провал. Опыт международных побед дал мне возможность реализовать себя в теннисе, я увидел его с новой точки зрения. Наверное, поэтому и добился успехов. А триумф наших теннисисток в Пекине – мое главное достижение.

Какое у вас как у главного тренера ЦСКА по теннису самое большое желание?

После Олимпиады мы спросили Дементьеву о планах на будущее. Она ответила, что золото есть, серебро есть, а полного комплекта нет. «В Лондон поеду в паре, чтобы бронзу завоевать», – пошутила она. Но мне хочется, чтобы она еще очень долго оставалась в спорте, чтобы все время двигалась вверх и чтобы на ее примере росли новые яркие игроки.

В конце сентября в Ханты-Мансийске прошел чемпионат России по теннису. Кто представлял там ЦСКА?

Порядка двадцати человек, некоторых я уже назвал в самом начале интервью. Особенно сильным был мужской состав. У девочек компания послабее, но это лишь потому, что они сражались в других профессиональных турнирах, добывали рейтинговые очки, чтобы попасть на Кубок Кремля.

Партнеры журнала: