Напролом по бездорожью

Большой спорт №9 (27) Сентябрь 2008
Александр Антипов
О своем личном спортивном опыте и командном духе в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает директор по строительству корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга» Дмитрий Ходкевич.

Построить стадион, плавательный комплекс или ледовый дворец намного сложнее, чем бизнес-центр и торговый комплекс. Именно поэтому российские девелоперы пока не спешат инвестировать в строительство спортивных сооружений. Однако они с удовольствием занимаются спортом. О своем личном спортивном опыте и командном духе, который столь важен для достижения максимального результата как в бизнесе, так и в спорте, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает директор по строительству корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга» Дмитрий Ходкевич.

Несколько раз строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга» выступала спонсором Кубка России по гольфу. А хотела ли ваша компания принять участие в строительстве гольф-клуба в Северо-Западном регионе?

Пока мы не считаем строительство гольф-клуба прибыльной затеей. И причин для такой оценки много. Гольф-поля должны занимать большую площадь качественного газона. А если земля расположена близко к городу, например рядом с Санкт-Петербургом, то она достаточно дорогая, особенно в Выборгском направлении. Поэтому и членские взносы в этом гольф-клубе должны быть немалыми. Кроме того, необходимо, чтобы поля «работали» круглогодично, что абсолютно невозможно в нашем регионе. Теплый период, учитывая привычное дождливое лето, сравнительно мал. В отличие от Италии, Испании, юга Франции, нас погода радует намного меньше. Точно такая же ситуация и у наших ближайших соседей. В Финляндии гольф-полей – единицы. Мини-поля, площадки есть, но мои знакомые, которые живут в этой стране и серьезно увлекаются гольфом, летают на выходные во Францию, чтобы поиграть на хороших газонах.

На самом деле в трофи-рейдах побеждают не машины, а именно люди. Даже если автомобиль подготовлен немного хуже, чем у других, все равно есть шанс победить, потому что все зависит от поведения, профессионализма и сплоченности членов команды

Насколько вообще выгодно или не выгодно строить в России спортивные объекты? И что нужно сделать, чтобы повысить интерес строительно-девелоперских компаний к этому сегменту?

Очевидно, что сегодня начался новый виток в истории отечественного спорта, и потому потребность в спортивных объектах ощущается особенно остро. Но корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга» никогда не возводила спортивные комплексы, поэтому нам очень сложно адекватно оценить экономические аспекты этого процесса – в частности, понять, на каком именно этапе такой проект станет самоокупаемым и начнет приносить прибыль. Однако точно известно, что спортобъекты – одни из самых дорогих видов сооружений и их себестоимость намного выше себестоимости бизнес-центров или торговых комплексов.

А как вообще к спорту относятся в вашей компании? Насколько спортивны сотрудники корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга»?

У нас довольно спортивная компания. Например, руководство корпорации давно участвует в ежегодном соревновании «Ладога-трофи», проходящем вокруг Ладожского озера. Уже четыре года подряд я выступаю там в качестве штурмана на одной из машин холдинга. Мы состязаемся в категории «рейд» – в командной гонке. И это действительно довольно сложный маршрут. Зачастую на прохождение некоторых участков требуется 6–12 часов. А в реальной жизни ты преодолеваешь их за 18–20 часов. И это несмотря на то, что все члены команды – опытные участники таких гонок. Нередко оказываешься в грязи и болоте.

Помню, в 2004 году, когда я впервые стартовал в подобном трофи, просто не верил, что машина может пройти по такому откровенному бездорожью. По некоторым заболоченным участкам автомобиль шел полностью заполненным водой, буквально до самой крыши. Машины не раз переворачивались. Конечно, участие в «Ладога-трофи» возможно только на специально подготовленных авто. Наши механики начинают заниматься этим задолго до мероприятия: усиливают все узлы, некоторые механизмы поднимают выше, чтобы их нельзя было пробить, разбить и так далее.

А вам было когда-нибудь страшно в столь экстремальных условиях?

Нет, страшно не было. Но было неприятно. Ведь в этой гонке есть все: и преодоление крутых участков и бродов, и пересечение самых настоящих болот.

А что помогает пройти такой сложный путь?

Помогает тот простой факт, что это командная гонка. Чтобы показать наилучший результат, одна машина всегда поддерживает другую. Нет такого, чтобы каждый был за себя.

Вы всегда уверены в своих партнерах?

Конечно, без этого нельзя. Команда всегда была сильной, поэтому в 2004–2006 годах мы занимали первые места, а последние два года были вторыми. На самом деле в таких трофи-рейдах побеждают не машины, а именно люди. Даже если автомобиль подготовлен немного хуже, чем у других, все равно есть шанс победить, потому что все зависит от поведения, профессионализма и сплоченности членов команды. Важна роль механиков, которые за короткий промежуток времени, пока остальные отдыхают, успевают реанимировать машину для следующей гонки: что-то приварить, что-то заменить. Нельзя недооценивать и вклад тех, кто ждет экипаж, готовит для него пищу и дает ему возможность отдох­нуть. Некоторые экипажи все делают сами, из-за чего проигрывают по времени. Но самое главное – это настрой.

А какие еще виды спортивной активности, помимо трофи-рейдов, вам интересны?

С особой страстью я отношусь к дайвингу. Был во многих местах: на Атлантическом и Индийском океанах, на Красном море, у нас на озерах. Это другой мир и совершенно особые ощущения.

Еще одно многолетнее увлечение – рыбалка. Недавно вернулся с Камчатки. Красивые пейзажи, хорошая рыба. В один из дней на вертолете хотели добраться до диких уголков. Когда опускались, в том месте, где мы собирались ловить рыбу, бродил медведь. Вот это настоящая жизнь – жизнь вне мегаполиса.

Партнеры журнала: