Черная метка

Большой спорт №9 (27) Сентябрь 2008
Олег Винокуров
Основополагающее правило футбола гласит, что судья всегда прав. Если усомниться в верности этого постулата хоть на минуту, то нас ждет катастрофа!

Основополагающее правило футбола гласит, что судья всегда прав. Если усомниться в верности этого постулата хоть на минуту, нас ждет катастрофа: ни один турнир никогда не удастся довести до конца, поскольку матчи будут постоянно переигрываться из-за сомнительных судейских решений. Именно поэтому ошибки арбитров признаны такой же неотъемлемой частью игры, как ошибки футболистов и тренеров, и никогда не обсуждаются. А если и обсуждаются, то никогда не отменяются. Или почти никогда.

«Нас обокрали!»

Бессмысленно даже пытаться составить рейтинг наиболее скандальных судейских ляпов, коих история игры знает великое множество. Однако по вопросу о том, какой эпизод должен будет занять безоговорочное первое место в любой подобной классификации, никаких разногласий быть не может.

Лондон, стадион Wembley, 30 июля 1966 года, финальный матч чемпионата мира Англия – ФРГ. В дополнительное время, при счете 2:2, форвард англичан Джефф Херст наносит удар, мяч попадает в перекладину, от нее ударяется о землю и отскакивает в поле. Англичане поднимают руки, указывая на то, что мяч опустился на газон за линией ворот. Главный судья, швейцарец Готфрид Динст, пребывает в нерешительности, но на помощь приходит боковой арбитр из СССР Тофик Бахрамов. Он уверенно заявляет, что мяч действительно побывал в воротах, и Динст показывает на центр.

Страсти по этому поводу не утихали до самого последнего времени. «Нас обокрали!» – заявили немцы в тот день и продолжали стоять на своем в течение десятилетий. Сравнительно недавно, когда достигла соответствующих высот компьютерная техника, единственная видеозапись была досконально изучена, и исследователи пришли к выводу: гола и вправду не было. Да и сам Херст со временем признал этот факт.

Поборникам справедливости остается утешаться хотя бы тем, что сей эпизод не стал решающим: на последней минуте Херст забил четвертый мяч, хотя и он не был безупречен. В тот момент на другом конце поля по­явились счастливые английские болельщики, предвкушавшие скорое окончание матча, но Динст их не видел, а потому не остановил игру, дав Херсту возможность сделать первый и единственный «хет-трик» в финалах чемпионатов мира.

Пенальти счет любят

С именем другого советского арбитра, Валентина Липатова, связан еще один курьезный случай в истории мирового футбола. Дело было осенью 1972 года, когда Липатову поручили обслуживать ответный матч 1 / 16 финала Кубка чемпионов между афинским Panathinaikos и софийским «ЦСКА Септемврийско знаме». За пару лет до этого UEFA ввела в регламент кубковых соревнований пункт о послематчевых пенальти, с помощью которых должен определяться победитель в том случае, если два матча закончатся с одинаковым счетом. С тех пор серии 11‑метровых ударов заменили прежние способы выявления сильнейших – переигровки и бросание жребия.

В первом матче в Болгарии хозяева победили со счетом 2:1. В ответной же встрече в Афинах аналогичного результата добился Panathinaikos, а посему команды приступили к пробитию пенальти. Греки сразу же допустили неточность, и соперники повели в счете. В какой‑то момент, посчитав, что оставшиеся удары уже не смогут повлиять на итоговый результат, Липатов остановил серию и объ­явил чемпионом болгарскую команду.

Решение обоснованное: к чему продолжать, если исход уже ясен? Но в том‑то и дело, что Липатов тогда ошибся в подсчетах. У Panathinaikos еще оставалась теоретическая возможность сравнять счет, и тренер клуба, в прошлом великий венгерский форвард Ференц Пушкаш, это знал. Врожденная хитрость, благодаря которой он в свое время расправлялся на поле с любым, даже самым мастеровитым соперником, ему не изменила: он мгновенно признал поражение, поблагодарил Липатова за судейство и увел команду в раздевалку. А сразу вслед за этим в UEFA был направлен протест.

Последовало громкое, но непродолжительное разбирательство, Липатова вызвали в Швейцарию, в штаб-квартиру UEFA. Он, конечно, осознал свой промах, но больше сокрушался по поводу действий Пушкаша: «Надо же, хитрая лиса! Руку жал, улыбался. Нет бы сразу указать на ошибку».

Впрочем, судьба покарала Пушкаша и его команду за безмерное коварство: в пере­игровке «ЦСКА Семптемврийско знаме» победил 2:0 и без всяких вопросов вышел в следующий круг.

Сколько будет 1+1?

Футбольные власти, получающие бесчисленное количество протестов на действия арбитров, признают лишь один вид ошибок, который может повлечь за собой отмену результата. И называют такие ошибки «техническими». Сюда не относятся спорные решения с назначенным или не назначенным пенальти, засчитанным или не засчитанным голом и другими чисто игровыми моментами. Но если арбитр допустил вопиющий просчет, связанный с применением основополагающих правил, у пострадавшей команды есть шанс.

«Футбол должен оставаться игрой, где есть право на ошибку, в том числе и у арбитров. Их промахи – часть нашей игры. Футболу нужны послематчевые обсуждения и эмоции. Мы не должны убивать человеческую сущность этого спорта», – уверен Йозеф Блаттер

Такой шанс получил в квалификационном раунде Лиги чемпионов сезона 2001 / 2002 австрийский Tirol, встречавшийся с московским «Локомотивом». В первом матче на своем поле «Локомотив» выиграл 3:1, так что в ответной игре австрийцам требовалось победить, скажем, со счетом 2:0. Но они вновь уступили – 0:1. Однако минут за двадцать до конца встречи голландский арбитр Марио Ван дер Энде нечаянно бросил им спасательный круг. Наказав Руслана Пименова за очередное нарушение правил предупреждением, он не обратил внимания на то, что это взыскание стало для футболиста «Локо» вторым, и не удалил его с поля, как полагается в таких случаях.

Это и была так называемая техническая ошибка, указав на которую Tirol добился переигровки. Здесь уже не было смысла анализировать ход встречи, предполагая, хватило бы ему времени на реализацию численного пре­имущества в концовке встречи или нет. Закон есть закон, и просчет Ван дер Энде дал команде второй шанс. Было решено пере­играть матч полностью в равных составах, и на сей раз Tirol оказался ближе к общему успеху, но выиграл только 1:0, так что «Локомотив», можно считать, во второй раз вышел победителем из этого противостояния.

Учите правила!

Совсем недавно, в октябре 2005 года, пере­игровка вследствие «технической» ошибки арбитра имела место и на более высоком уровне – в отборочном турнире чемпионата мира. В азиатской зоне борьбу за путевку в Германию вели команды Узбекистана и Бахрейна: победитель из этой пары выходил на стыковые матчи с представителем Северной и Центральной Америки, коим оказалась сборная Тринидада и Тобаго.

Первая встреча футболистов Узбекистана и Бахрейна прошла в Ташкенте. Хозяева поля победили 1:0, хотя справедливо посчитали, что результат мог быть и лучше. Шанс забить второй мяч у них появился на 38‑й минуте, когда японский арбитр Тосимицу Йосида назначил пенальти в их пользу. Сервер Джепаров пробил точно, однако арбитр не засчитал взятие ворот, поскольку еще до удара игроки узбекской сборной вбежали в штрафную площадь соперников, что запрещено правилами. В данном случае судья был прав, однако правила предписывают повторить удар, тогда как Йосида принял загадочное решение, назначив штрафной в пользу сборной Бахрейна.

По окончании матча узбеки, разумеется, подали протест, но это решение пошло им во вред. Они‑то рассчитывали на то, что им будет присуждена техническая победа – 3:0, которая резко повысит их шансы перед ответной встречей. Однако функционеры FIFA решили сохранить интригу и назначили переигровку. Она сложилась для хозяев поля менее удачно – 1:1, и после ответного матча в Манаме, где была зафиксирована нулевая ничья, именно сборная Бахрейна за счет гола на чужом поле вышла победителем из этой пары. Что, впрочем, ей не сильно помогло, так как в решающем квалификационном раунде она все‑таки уступила команде Тринидада и Тобаго.

Смотри в глаза, получи в глаз

О связанных с судейскими решениями скандалах в российском футболе можно писать книгу, и труд получится многотомным. Редкий матч обойдется без того, чтобы кто‑то из участников (как правило, конечно, проигравший) не обрушился на арбитров если и не в форме официального протеста, то хотя бы на пресс-конференции. Впрочем, и протестов подается немыслимое количество. Многие из них признаются справедливыми, судей наказывают, отстраняют от работы.

А еще, как это ни прискорбно, судей бьют. Самый скандальный случай из этого ряда произошел в 1996 году после матча чемпионата страны между московским «Динамо» и владикавказским «Спартаком-Аланией». Динамовцы были возмущены назначением пенальти в их ворота, и арбитр Юрий Чеботарев подвергся нападению… прямо в раздевалке бело-голубых!

Как он там оказался? Николай Толстых, в то время президент «Динамо» и Профессиональной футбольной лиги, признал, что лично пригласил судью в раздевалку своей команды – как он выразился, «посмотреть в глаза ребятам». Вышел оттуда Чеботарев с разбитым лицом, и никто так и не узнал, от кого же достался ему разящий удар.

В подобных случаях принято говорить, что такое бывает во всех странах. Возможно, это и так, но российские масштабы бедствия поистине поражают: с конца 1990‑х годов нападения на судей стали привычным делом. Больше всех, похоже, страдали питерцы: Николаю Иванову в 1998‑м сломали нос, а в 2004‑м – ребро; Сергей Лапочкин после избиения в 1999‑м приходил в себя более полугода; в 2001‑м нападению подвергся Тарас Безубяк; в 2003‑м в течение нескольких дней квартиру Сергея Фурсы дважды забрасывали бутылками с зажигательной смесью. Попадали в список жертв и Сергей Хусаинов, и Александр Колобаев, и Александр Гончар, и многие другие. Как видно, народ уже перестал довольствоваться традиционным выплеском эмоций в виде старого доброго клича «Судью на мыло!»

Партнеры журнала: