Вратарь республики

Большой спорт №10 (46)
Дмитрий Маслов
О том, что помогло ему вернуться на прежний уровень, поиске новой мотивации, своей любви к России, а также перспективах национальной сборной и ПФК ЦСКА Игорь Акинфеев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

История знает немало примеров, когда футболист, ярко проявивший себя в юном возрасте, по тем или иным причинам уходит в тень и не может реализовать свой потенциал. Игорь Акинфеев – явно не из их числа. Впервые признанный лучшим вратарем страны в 18-летнем возрасте, он сезон за сезоном не оставляет экспертам выбора при определении ЛУЧШЕГО голкипера России. Исключением стал лишь 2007 год, когда футболист ЦСКА получил тяжелую травму, из-за чего почти не играл.

О том, что помогло ему вернуться на прежний уровень, поиске новой мотивации, своей любви к России, нежелании переходить в зарубежный клуб, а также перспективах национальной сборной и ПФК ЦСКА Игорь Акинфеев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Российские клубы в целом неудачно начали еврокубковый сезон. Вас это удивило?

Расстроило. Хочется видеть как можно больше наших команд в Европе. Мы с одноклубниками не раз вспоминали 2005 год – не забей ЦСКА дома четыре гола Auxerre, неизвестно, чем бы все завершилось: во Франции соперник имел полное преимущество, мы уступили 0:2. Так что главная причина неудачи «Зенита» в том, что на своем поле питерцы не смогли забить больше одного мяча. Строго судить «Сибирь» нет смысла: команда – новичок еврокубков, и обыграв дома PSV, она уже добилась успеха, принесла России зачетные очки. «Локомотив» же разочаровал, уступив клубу второго швейцарского дивизиона. Часто сравнивают бюджеты «железнодорожников» и их соперников, и ведь понятно, что «Локомотив» сильнее, но ему сопротивляются, не дают сделать последний шаг к успеху. Практика показывает, что серия пенальти – не конек российских клубов.

С точки зрения ЦСКА, главного соперника питерцев в борьбе за чемпионство, в каком европейском турнире предпочтительнее видеть «Зенит»?

В Лиге чемпионов, причем и нам, и болельщикам. Все же там более сильные соперники. Думаю, в Лиге Европы «Зенит» просто обязан добиться успеха, ведь в случае одного-двух поражений команду «заклюют».

Играю как могу, я не святой. Вратарь может «вытащить» одну игру, но в целом его выступление в значительной степени зависит от того, как действует команда, общая энергетика – большая сила. Я же не дзюдо занимаюсь, где надо в одиночку одолеть соперника

Дает ли участие клуба в европейском турнире преимущество его соперникам по внутренним ­соревнованиям?

В Англии команды играют за сезон по 60 матчей, и никто не переносит игры, как у нас. Но это зависит не от футболистов, а от руководства. Лично я считаю, выходить на поле через три дня на четвертый – нормальный график. Дополнительная пауза требуется разве что перед решающими матчами.

Вы регулярно признаетесь лучшим вратарем чемпионата России. Не возникает ли у вас проблем с мотивацией?

Сама игра, жизнь – вот моя мотивация. Конечно, бывают удачные и неудачные периоды, я еще не встречал людей, у кото­рых все получается, нужно проходить через трудности. Как спортсмена меня мотивируют еврокубки, сборная России. Если же говорить о переходе в зарубежную команду, то возьмем Англию, там частенько встречается счет наподобие 6:0, Chelsea и по семь-восемь голов за матч забивает. Никто из выступа­ющих там российских игроков не говорил мне о колоссальных впечатлениях от тамошнего футбола, жизни. Наоборот, вижу, что они скучают по России.

Замечаете, что спортсмены, уезжающие в зарубежные клубы, меняются?

Все зависит от того, как складывается карьера. Если что-то не в порядке, человек становится замкнутым. Считаю, что уезжая за границу, нужно четко понимать: тебя там никто не ждет. Конечно, можно сесть на скамейку запасных в Real или Manchester United и долго рассуждать о том, как в Москве было хорошо. А у тебя пятилетний контракт. Так что надо все предварительно обдумывать.

Вы – один из немногих, у кого нет агента. Сами вникаете во все юридические тонкости?

Президент ПФК ЦСКА Евгений Гинер – самый сильный менеджер в российском футболе. Я с ним знаком с 2001 года, когда еще был школьником. У меня с ним отцовско-сыновние отношения. Это человек, в котором я уверен на сто процентов, поэтому мне агенты не нужны. Если появится предложение от зарубежного клуба, обсудим его с Гинером. Важно, чтобы все прописывалось четко и грамотно.

Некоторым футболистам президент ЦСКА дает советы по инвестированию средств. Вы входите в их число?

Каких-либо вопросов, касающихся бизнеса, я с Гинером не обсуждал, но то, что игроки клуба могут прийти к нему с любой проблемой, – правда. Футболисты – не артисты, поющие под фонограмму. Спортсмены зарабатывают деньги трудом, ломают ноги, рвут связки. К 30–35 годам большинство фактически становятся инвалидами. В свои 24 я перенес операцию на колене, возникали серьезные травмы. Поэтому нечестно, если футболисты будут играть, образно выражаясь, за две копейки. Суммы контрактов адекватны, завышенными я их не считаю. Что до бизнеса, то сотрудничать надо с проверенными людьми, хотя пока у меня нет своего дела – футбол отнимает слишком много времени. Когда выдается свободная минутка, предпочитаю отдыхать.

Раз уж зашла речь об артистах, знаю, что вы дружите с Сергеем Жуковым, лидером группы «Руки вверх»…

Это человек, в котором я уверен на все сто процентов. Он дает часовые концерты и поет «живьем». А то включаешь телевизор и видишь, как артисты не попадают в такт фонограмме, это ужасно.

Вам нравится музыка группы «Руки вверх»?

Во времена моего детства их песни гремели на всю страну. Например, «Студент». Когда я получил тяжелую травму, директор по связям с общественностью и информационной политике ЦСКА Сергей Аксенов нашел телефон Жукова, мы созвонились, договорились о встрече. Помню, на костылях приехал к нему на дачу. Я разборчив в людях, быстро понял, что Сергей – человек искренний. Мы записали вместе фрагмент песни, после этого стали спрашивать, когда выйдет альбом. Но это был разовый проект.

Футболисты – не артисты, поющие под фонограмму. Спортсмены зарабатывают деньги трудом, ломают ноги, рвут связки. К 30–35 годам многие фактически становятся инвалидами. В свои 24 я перенес операцию на колене, возникали серьезные травмы. Поэтому нечестно, если футболисты будут играть, образно выражаясь, за две копейки. Суммы контрактов адекватны, завышенными я их не считаю

Значит, в дальнейшем не планируете заниматься музыкой?

Жизненный опыт показывает: когда строишь долгосрочные планы, ничего не сбывается. Я ни от чего не зарекаюсь, разве что не хочу быть тренером – ни главным, ни по вратарям. Это очень неблагодарный труд, с постоянным риском увольнения.

В 2007 году вы получили тяжелейшую травму, даже появлялась информация, что вам придется уйти из спорта. Как вы ощущали себя в тот период?

Прессу читать не надо, там всегда «перспективы неясные» – газетам лишь бы рейтинг поднять. Когда поставили диагноз, мир словно рухнул. Представить, что в течение полугода будешь вне футбола, очень сложно. Операция, процедуры, восстановление…

Помогали родители, друзья, сотрудники клуба. Осознал, что если грустить, впадать в депрессию, то из этого состояния можно и не выбраться.

У вас есть свой блог в «Живом журнале». Сами добавляете туда записи или, подобно многим спортсменам, диктуете их журналистам?

Все делаю сам. Думаю, он получается искренним, освещаю темы, которые интересны болельщикам, прежде всего футбол. Мне не нравится, когда спортсмены описывают те презентации и модные тусовки, на которые они ходят.

Насколько я знаю, вы человек верующий. Сами пришли к Богу?

Я крещеный православный христианин, посещаю знаковые монастыри, езжу по красивым историческим местам. Люблю Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Когда прохожу мимо церкви, обязательно зайду. А вы у меня про Англию спрашиваете! В России много корыстных людей, обращающихся к Господу с материальными просьбами, из серии «дай мне кучу денег». Я же прошу лишь здоровья. Если его нет, свечка гаснет и человек умирает. Хочется подольше прожить на этой Земле, порадоваться жизни.

Вы любите отдыхать в Астраханской области, это достаточно нетипично для футболиста…

Один давний болельщик ЦСКА владеет базой в сорока километрах от Каспийского моря. Сначала поехали туда на охоту зимой с братьями Березуцкими, подстрелили кабана, и вот уже в течение пяти лет приезжаю на это место. Получаю удовольствие не только от ловли сомов и щук, но и от общения с природой. Кстати, через несколько секунд после приезда начинает болеть голова – так реагирует организм на непривычно чистый воздух. Я был в Таиланде, на Бали – там жарко, влажно, наш отдых лучше. Мне в России все нравится.

А есть ли страны, которые вас удивили?

Природа везде по-своему интересная, но человек должен в первую очередь любить свою красоту, а не чужую.

Сейчас принято сравнивать стили работы Дика Адвоката и Гуса Хиддинка. Как вы считаете, какова доля тренера в успехе команды?

Я вообще не понимаю, как можно сравнивать людей. Мы живем сегодняшним моментом, надо выполнять требования нынешнего тренера, выходить на поле и играть.

Значит, у вас нет «своего» наставника?

Я до сих пор общаюсь с Валерием Газза­евым, но отнюдь не считаю естественным перебираться вслед за ним в киевское «Динамо». Разумнее быть верным команде, а не тренеру, ведь ни у одного специалиста нет гарантий долговременной работы на одном месте.

Как вы оцениваете перспективы сборной России в отборочном турнире к чемпионату Европы?

Наша цель всем известна, состав стабильный. Все будет зависеть от нас самих: сыграем хорошо – пробьемся в финальный турнир, станем валять дурака – задачу не решим, третьего не дано. Все зависит от коллектива и везения – без него никуда.

Сергей Фурсенко поставил перед сборной России задачу в 2018 году стать чемпионом мира. Примеря­ете ее на себя?

Я живу сегодняшним днем, в далекое будущее стараюсь не заглядывать.

Вы довольны тем, как складывается нынешний сезон?

Играю как могу, я не святой. Вратарь может «вытащить» одну игру, но в целом его выступление в значительной степени зависит от того, как действует команда: общая энергетика – большая сила. Я же не дзюдо занимаюсь, где надо в одиночку одолеть соперника.

В период дозаявок в ЦСКА произошли значительные изменения. Коллектив уже сложился?

Вагнер Лав в ЦСКА давно, мы хорошо знакомы, это форвард мирового класса. Зоран Тошич легко вписался в состав, горит желанием играть в клубе, у него хорошо получается. Сейду Думбия тоже доказал, что с мастерством у него все в порядке. Главное в селекции – «попасть» в футболиста, не все приживаются в России. Но у наших новичков проблем нет, и команда просто преобразилась.

А по подбору игроков в России ЦСКА на каком месте?

Конец сезона покажет, надо просто побеждать в каждом матче. По приобретениям «Зенит» в России никому не догнать. Видимо, в Санкт-Петербурге решают свои задачи. В ЦСКА же никогда не было такого, чтобы «пачками» покупали игроков на два состава, один из которых сидел бы на скамейке запасных.

Но «Зенит» покупает игроков с российскими паспортами, ослабляя тем самым соперников. Как вы относитесь к лимиту на легионеров?

Мне все равно, во многих странах ограничений вообще нет. Главное, чтобы футбол в стране развивался. Для этого нужны сильные игроки и развитая инфраструктура, а ее нет. На всю страну пара стадионов, где можно играть в футбол круглый год и комфортно зрителям. Стадионы надо строить с натуральными газонами, а не с искусственными, где футболисты получают травмы, из-за чего раньше времени заканчивают карьеру.

Вратари частенько отличаются своеобразным характером, замкнутостью…

Я читал, как некоторые голкиперы за три часа до матча уединяются, настраиваются. Мне таких приготовлений не нужно. Я совершенно нормальный человек, с космосом не общаюсь и от коллег по команде отличаюсь разве что занимаемой на поле позицией.

Партнеры журнала: