Борец с Черным

Большой спорт №10 (46)
Дмитрий Маслов
Геннадий Дроздов, в интервью журналу «Большой спорт» рассказавает о том, почему надо было обязательно реформировать отечественное первенство, соответствует ли формат ПБЛ его ожиданиям.

20 мая в Интернете появилась анонимная аудиозапись, из которой явственно следовало: арбитры четвертьфинальных матчей плей-офф чемпионата России по баскетболу «Динамо» – «Локомотив-Кубань» получили указание обеспечить победу гостей. Она сыграла роль своеобразной бомбы, взрыв которой спровоцировал масштабные изменения во всем российском баскетболе. Их главным итогом является создание профессиональной лиги, формально независимой от РФБ. Одним из инициаторов перемен выступил бывший генеральный директор МБК «Динамо» Геннадий Дроздов, в интервью журналу «Большой спорт» рассказавший о том, почему надо было обязательно реформировать отечественное первенство, соответствует ли формат ПБЛ его ожиданиям и когда ждать изменений в российском женском баскетболе.

Вы выступали в высшей лиге чемпионатов СССР и России по футболу. Как оказались в баскетболе?

После завершения карьеры игрока я с отличием окончил Высшую школу тренеров, работал в различных клубах, в том числе в махачкалинском «Анжи» помощником Гаджи Гаджиева в сезоне, когда команда заняла четвертое место в чемпионате России. По возвращении в Москву получил предложение возглавить МФСО «Юный динамовец». Отработал там два года и в 2005-м стал гендиректором «Динамо».

Легко ли дался переход из тренеров в управленцы?

К моменту прихода в «Динамо» я был неплохо знаком с обязанностями генерального директора и главного тренера, знал, что требуется для правильного функци­онирования клуба. Так что проблем не возникло.

В каком виде более чистая атмосфера – в футболе или баскетболе?

В мою бытность игроком и в начале тренерской карьеры в футболе творился судейский беспредел. Это сейчас созданы РПФЛ и ПФЛ, появились определенные рамки, уменьшилось количество скандалов. Зато есть проблема договорных игр. В баскетболе их нет – по крайней мере, за последние пять лет я таковых не припомню.

А в чем причина подобного различия?

В баскетболе сдача матча очевидна, как это произошло на чемпионате мира, когда греки проиграли россиянам. В футболе же «проблему» можно решить, договорившись с двумя-тремя игроками, не обязательно об этом должна знать вся команда. Никогда не видел и даже в кулуарах не слышал, чтобы «покупали» баскетболиста, ведь тренер сразу заметит «странное» поведение спортсмена и посадит его на скамейку запасных. По крайней мере, я так предполагаю. Зато в плане судейства ситуация несравнимая. Судьбу баскетбольного матча арбитры могут решить настолько тонко, что комар носа не подточит, в футболе же предвзятость видна. Судья – решающая фигура в «лучшей в мире игре с мячом», в случае получения заказа отработает так, что не придерешься. Он четко знает, как психологически надломить команду: показать нарушение правила трехсекундной зоны, дать фол в нападении… – палитра красок «художника» очень богата. Получается, что один соперник выходит на матч, условно говоря, с клюшкой, а другой – с топором. Когда же заказа нет, судьи порой теряются, не знают что делать. Если вспомнить прошлый сезон, то арбитров, высококлассно и непредвзято выполняющих свою работу, можно пересчитать по пальцам.

В ПБЛ же мы создаем ситуацию, при которой они будут независимыми, перестанут выполнять чей-либо заказ. Для них настанет момент истины: плохо сделал свою работу, тебя отстранят, а для обслуживания решающих матчей появится возможность приглашать иностранных судей.

В новой лиге будут работать те же судьи, что и раньше….

Люди те же, и правила те же, поменяться должен менталитет. Интересно посмотреть на то, как смогут работать без нажима сверху. Сами ведь написали письмо, где указали, что на них «давит система». В нее входят инспекторы, комиссары, представители клуба… Если арбитры не имеют договорных отношений, где четко прописаны условия сотрудничества, они вынуждены выполнять заказ. Ведь в случае неподчинения последует дисквалификация или плавный перевод в запас. Не получая назначений на матчи, человек остается без средств к существованию.

Даже если команда хотела «купить» арбитра, тот зачастую не соглашался, а, указывая наверх, говорил: «Надо, чтобы “он” разрешил». Ведь именно «он» принимает решение о наказаниях и дальнейших назначениях. В течение долгих лет система работала, пока не произошел, как я это называю, «счастный случай» и гнойник не вскрылся.

А почему же все знали о существовании системы, но никто не боролся?

Для каких-то реальных действий необходимо поймать за руку. В противном случае получается, что обвинения голословны. Говорите, вас засудили? Так напишите протест, апелляционное жюри его рассмотрит.

Что изменится, если арбитра дисквалифицируют на несколько матчей? А я, как генеральный директор клуба, потерял веру своих игроков в справедливое судейство, спонсоры недовольны поражением команды – одни минусы. Арбитр же вскоре вернется и снова получит назначения. Если бы в подобных случаях принималось решение о переигровке – другое дело. В минувшем сезоне в Краснодаре Сергею Моне дали сомнительный фол в нападении и назначили штрафные броски в наше кольцо. Я говорю судье: по правилам фол в атаке не наказывается пробитием. Ноль внимания.

В баскетболе сдача матча очевидна, как это произошло на чемпионате мира, когда греки проиграли россиянам. В футболе же «проблему» можно решить, договорившись с двумя-тремя игроками, не обязательно об этом должна знать вся команда. Я никогда не видел и даже в кулуарах не слышал, чтобы «покупали» баскетболиста, ведь тренер сразу заметит «странное» поведение спортсмена и посадит его на скамейку запасных

После скандала с аудиозаписью вы подали заявление в милицию. На какой стадии находится расследование дела?

Я обратился в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, ответил на вопросы дознавателей. На данный момент мне ничего не известно о возбуждении уголовного дела. Когда это случится, должны сообщить.

Нынешнее первенство России пройдет в рамках ПБЛ. Насколько формат новой лиги соответствует вашим ожиданиям?

Больших расхождений нет. Радует, что РФБ передала права на проведение наци­онального чемпионата сразу на три года. Думаю, что можно было бы отказаться от лимита на легионеров, ведь не секрет, что цена на российских игроков далеко не всегда соответствует их уровню. Правда, посоветовавшись с министром спорта Виталием Мутко, руководители ПБЛ решили на ближайший сезон сохранить ограничения – на площадке должны выступать два игрока с российским паспортом, а в заявке на матч – максимум шесть иностранцев. Остались некоторые нюансы в юридическом оформлении взаимоотношений ПБЛ с арбитрами.

«Динамо» находится в уникальной ситуации, имея и мужскую и женскую команды. Участие в турнире под эгидой РФБ или ПБЛ обходится дешевле?

Мы пока не подводили детальных итогов, но могу сказать, что с созданием ПБЛ взносов стало меньше. Сама жизнь подсказывает, что необходимо создание женской профессиональной лиги. Надо, чтобы руководители клубов захотели жить и работать самостоятельно. У них будет целый сезон для создания оргкомитета, подготовки необходимых документов, ведения переговоров с федерацией. РФБ должна заниматься сборными страны, развитием детско-юношеского спорта, но никак не профессиональными клубами. С ними следует выстроить четкую систему взаимодействия по вызову игроков в национальные команды.

Как вы оцениваете перспективы ПБЛ в свете планов по расширению Единой лиги ВТБ? Не уйдут ли туда российские клубы?

Единая лига ВТБ – хороший проект, позволяющий расширить географию баскетбола, привлечь желающих привезти в свои страны популярные клубы. Было бы логично развивать этот турнир на базе чемпионата России, ведь все должно происходить эволюционным путем. Нельзя противопоставлять Единую лигу ВТБ национальному первенству. Планировалось, что в лиге выступит четыре российских клуба, но, к примеру, «Динамо» – команда, занявшая четвертое место в национальном первенстве сугубо российскими игроками, – туда не попало. Сами увидите, сколько будет зрителей на московском матче ЦСКА с финским клубом Honka и другими непопулярными в России командами.

В межсезонье «Динамо» потеряло четырех баскетболистов стартовой пятерки. Как оценива­ете селекцию? Какие задачи стоят перед клубом в стартующем сезоне?

Мы не смогли сохранить лидеров, в частности Сергея Моню и Сергея Быкова, прежде всего по финансовым причинам. На смену им пришли амбициозные ребята, у которых не было возможности раскрыться в других командах. Никита Шабалкин, Петр Губанов, Евгений Воронов, Виктор Кейру, Василий Заворуев, Артур Уразманов горят желанием доказать, что они не «подыгрывающие», стремятся стать лидерами. Возможно, как и год назад, в начале сезона будут поражения, но в целом мы настроены оптимистично. Сергей Базаревич – хороший тренер, состав перспективный.

Даже если команда хотела «купить» арбитра, тот зачастую не соглашался, а, указывая наверх, говорил: «Надо, чтобы “Он” разрешил». Ведь именно «Он» принимает решение о наказаниях и дальнейших назначениях. В течение долгих лет система работала, пока не произошел, как я это называю, «счастный случай» и гнойник не вскрылся

Как правило, легионер стоит дешевле, чем россиянин сопоставимого класса. Кто принял решение не приглашать в клуб иностранцев?

Это позиция руководства – дать возможность проявить себя отечественным баскетболистам, не имевшим большой игровой практики. Прошлый сезон показал: мы сделали правильный выбор. В «Динамо» раскрылись многие. В частности, Алексей Швед, возвращение которого в ЦСКА я считаю ошибкой – в армейском клубе он, скорее всего, не получит столько игрового времени, как в «Динамо».

«Динамо» стало фактически базовой командой сборной России. Платит ли вам РФБ за то, что игроки вызываются в главную команду?

О деньгах речь не идет. Приглашение игроков в сборную – честь для клуба. При этом у «Динамо» большое представительство и в «молодежке».

Партнеры журнала: