Стена Гарнетта

Большой спорт №9 (45)
Дмитрий Маслов
О своих впечатлениях от жизни в России, взглядах на североамериканский и европейский хоккей, эволюции игрового стиля, планах на сезон и жизненной философии Майкл Гарнетт рассказал в интервью нашему журналу.

Улыбчивый и по-западному дружелюбный, он поздоровался с корреспондентом и фотографом «Большого спорта» по-русски. И хотя беседовать предпочел все же ­­
по-английски, признался, что понимает примерно 75 процентов того, о чем говорят его русскоязычные партнеры по команде. Изучение языка – первостепенная задача, которую ставит перед собой канадский голкипер ОХК «Динамо» Майкл Гарнетт, признанный одним из главных открытий второго сезона в КХЛ. О своих впечатлениях от жизни в России, взглядах на североамериканский и европейский хоккей, эволюции игрового стиля, планах на сезон и жизненной философии Майкл рассказал в интервью нашему журналу.

Вы, наверное, единственный канадец в КХЛ, говорящий по-русски. Что подвигло начать изучение столь непростого языка?

Я не раз замечал, что российские хокке­исты, не знающие английского, в Канаде и США чувствуют себя некомфортно – у них возникают проблемы в общении с одноклубниками. И очень не хотел оказаться в таком же положении. Я уважаю Россию, ее культуру и хоккей, поэтому с каждым годом буду стремиться прогрессировать в знании русского языка.

Первый свой российский сезон вы провели в «Неф­техимике». Но согласитесь, что Нижнекамск – не самый приятный город для иностранца

Откровенно говоря, я не очень ознакомился с городом. Дело в том, что мой маршрут передвижения по нему был строго ограничен: квартира, Дворец спорта и клубная база. А там все было в порядке: и отношение окружающих, и уровень удобств. Сейчас, когда я говорю по-русски, уже могу вести самостоятельную жизнь. Но после Москвы переезжать в маленький городок, безусловно, не очень хочется.

В ХК МВД вам было удобнее, чем в «Нефтехимике»?

Конечно, ведь многие одноклубники говорили на английском, к тому же я выучил русский. В этом здорово помог тренер вратарей Рашит Давыдов. Хватало знаний языка даже для того, чтобы самостоятельно доехать на маршрутке из Балашихи до метро «Новогиреево», а потом отправиться на прогулку по центру города, пройтись по магазинам, посидеть в ресторане. Кстати, узнавать меня на улицах в Москве стали только по ходу плей-офф, в Балашихе же это случалось постоянно.

Вы там жили один?

Да. Моя подруга учится в вузе и через несколько месяцев станет дипломированным врачом. Она приезжала ко мне как в Нижнекамск, так и в Москву и сейчас рада, что я выступаю за столичный клуб. Конечно, из-за языкового барьера ей пока трудно в России, но, возможно, после окончания обучения она все же переедет ко мне.

Сейчас вы обосновались на базе?

В Балашихе у меня была квартира в 15 минутах ходьбы от арены, в нынешнем же сезоне пока не определился насчет жилья. Думаю, сниму что-нибудь.

Насколько я знаю, вы любите играть в гольф, который в России не слишком популярен. Сильно ли в целом изменился ваш образ жизни после переезда в нашу страну?

Главное отличие в том, что в Канаде я всегда ездил на машине, которая дает определенную свободу. Здесь же у меня нет автомобиля. В прошлом сезоне дойти до Дворца спорта было быстрее, чем доехать. Сейчас же, возможно, и обзаведусь «колесами», ведь в Новогорске, где расположена динамовская база, нет пробок. Но в целом мне в России комфортно, бытовых проблем нет. Хотя друзьями-канадцами не из хоккейного мира в Москве не обзавелся. Общаюсь в основном с одноклубниками.

Вас до сих пор что-то удивляет в России?

Не сказал бы, что многое повидал в вашей стране. Но даже июльский московский смог меня не испугал – на клубной базе хорошие кондиционеры, а на улицу я в эти дни старался не выходить. Хотя по пути из аэропорта Домодедово несколько раз хотелось закричать: «Стойте, разворачивайтесь, я улетаю назад». Кстати, получил письмо из посольства, где сообщалось, что находиться в Москве нежелательно из-за плохой экологической обстановки. Но, как видите, даже это меня не остановило.

По вашим собственным ощущениям, вы остались в той же команде или перешли в новую?

В той же, но улучшенной. Сохранились руководство, тренеры, да и партнеры в большинстве своем не изменились. С другой стороны, сейчас у нас лучше арена, тренировочная база.

Каждый следующий ваш сезон в России был удачнее предыдущего. В чем секрет такого прорыва?

В том, что с каждым годом мне комфортнее как на площадке, так и за ее пределами. Надеюсь, эта тенденция продолжится.

Вы – приятное исключение, в то время как у многих североамериканских вратарей карьера в России не складывается…

Как правило, в Россию приезжают перешагнувшие 30-летний рубеж ветераны, чтобы подзаработать за один-два сезона. Им сложно жить в чужой стране, вдали от жен и детей. Я же приехал в Россию молодым парнем, не обремененным семьей. И был настроен именно на построение здесь карьеры.

А в NHL вы не планировали добиться успеха? Все же провели один сезон в Atlanta Thrashers.

Я до сих пор молод, и такая возможность сохраняется. С другой стороны, очень доволен своей карьерой в России и не думаю, что, если вернусь за океан, получу супервыгодное предложение. В вашей стране я более популярен, чем в Канаде и США. Там не слишком следят за КХЛ и заинтересованы скорее в талантливой молодежи, нежели в сложившихся мастерах. Не исключено, со временем ситуация и изменится, ведь уровень российской лиги постоянно растет.

Вы провели отличный сезон, однако так и не получили приглашения в сборную Канады. Разочарованы?

Откровенно говоря, надеялся поехать на чемпионат мира хотя бы в качестве третьего вратаря. Но сказать, что расстроен, не могу: шансов все же было немного. Я всегда готов играть за свою страну.

Как вы восприняли итоги хоккейного турнира на Олимпиаде в Ванкувере?

Я следил за ним в Балашихе вместе с Мэттом Эллисоном, также из Канады ко мне приезжали брат и друг. Мы порадовались за соотечественников. Правда, одноклубники по ХК МВД меня в этом никак не поддерживали. Ваша команда много раз становилась олимпийским чемпионом по хоккею – не всегда же ей побеждать. К тому же выиграть в родных стенах для Канады было очень важно. Правда, повторить успех в Сочи будет нелегко, на домашней Олимпиаде сборная России – явный фаворит.

Как думаете, почему в Ванкувере команда Вячеслава Быкова выглядела столь беспомощно?

Сложно сказать. Откровенно говоря, неудачные действия россиян в матче с канадцами меня удивили – все же у вас в составе присутствовали очень сильные игроки.

Хоккей в Канаде и России сравнивать нельзя – по сути, это две разные игры. За океаном постоянно бросают по воротам, здесь же стоишь и гадаешь: что парень с шайбой будет делать – бить или пасовать? Так что я стал «думающим» вратарем, хотя и по-прежнему сохранил агрессивность

А выход ХК МВД в финал Кубка Гагарина вы считаете закономерным?

Он выглядит неожиданным, если смотреть со стороны. Когда же ты в команде, упорно работаешь на тренировках и уверен в себе, такого ощущения нет. Конечно, мы очень довольны серебряными медалями и гордимся ими, но надеялись на большее.

Считаете, что по сравнению с прошлым сезоном команда стала сильнее?

С одной стороны, мы потеряли таких мастеров, как Мэтт Эллисон, Алексей Цветков и Павел Траханов, с другой – появились новички. В целом считаю, что уровень команды не изменился.

В этом сезоне «Динамо» предстоит играть в более сложном дивизионе…

Конечно, соперники сильны. Но ведь и коллективы из нашего предыдущего дивизиона усилились, прежде всего «Торпедо» и «Северсталь». Думаю, в Западной конференции борьба предстоит более упорная, чем в минувшем сезоне. Я всегда со скептицизмом относился к людям, пытающимся предсказать будущее. Могу лишь сказать, что сегодня мы сильны, игроки уверены в себе. Наша задача-минимум – выйти в плей-офф, ведь без этого невозможно бороться за медали. А что потом – посмотрим.

В регулярном чемпионате СКА выглядел очень уверенно, а в плей-офф «сдулся». Что нужно для успешного выступления в играх на выбывание?

В этом есть элемент мистики, но без классного вратаря и надежных действий в обороне не обойтись. Также важно не получать много штрафных минут. Хоккей хорош тем, что далеко не всегда побеждает клуб, располагающий самым большим бюджетом. Гораздо важнее внутрикомандная атмосфера, общий настрой. Чемпионство купить нельзя.

В некоторых командах по два равноценных вратаря, вы же – бесспорный первый номер «Динамо». Вам комфортно в подобной ситуации?

Конечно, каждый хоккеист хочет играть, а не сидеть на скамейке запасных. И я постараюсь сохранить свою позицию как можно дольше. Но и Алексей Волков – очень хороший вратарь, в минувшем сезоне он не раз доказал свою полезность клубу.

Как-то вы назвали свой стиль игры «агрессивным». В России он поменялся?

Хоккей в Канаде и России сравнивать нельзя – по сути, это две разные игры. За океаном постоянно бросают по воротам, здесь же стоишь и гадаешь: что парень с шайбой будет делать – бить или пасовать? Так что я стал «думающим» вратарем, хотя и по-прежнему сохранил агрессивность.

В своем Twitter вы сообщили, что обзавелись новым шлемом. Какой рисунок будет нанесен на него?

Как раз обсуждаю этот вопрос с художником. Думаю нарисовать что-то сугубо московское – Красную площадь, собор Василия Блаженного или Кремлевскую стену. А фон сделать голубым, в цветах клуба. Шлем будет расписывать московский мастер, друг нашего тренера вратарей Рашита Давыдова.

В NHL площадки меньше, чем в КХЛ. Какие вам ближе?

Российские. Здесь хоккей прежде всего стратегический, больше комбинационной игры.

Вы подписали контракт с клубом всего на один сезон. Почему предпочли столь короткий срок и были ли другие предложения?

Варианты действительно имелись, но сейчас я бы не хотел называть конкретные клубы. «Динамо» предложило лучший договор, показав, что реально заинтересовано в моих услугах. Срок выбрал я, и думаю, он оптимален со всех точек зрения: если дело не пойдет – не возникнет проблем с уходом, в случае же взаимного желания продолжить сотрудничество можно снова сесть за стол переговоров.

Вы участвовали в состоявшемся в Минске матче звезд КХЛ. Это первый подобный опыт?

Мне доводилось играть в матче звезд канадской юниорской лиги, а также хоккейной лиги Западного побережья (ECHL) в Америке. В последний раз подобное случилось в 2004 году.

В минувшем сезоне вы вошли в символическую сборную звезд КХЛ. А кого сами считаете лучшим голкипером лиги?

Сложно сказать, ведь одни играют в слабых клубах, а другие – в сильных. И статистика тут не показатель. К примеру, по воротам СКА за матч в среднем бросают десять раз, а новокузнецкого «Металлурга» – тридцать. Как можно сравнивать? Лично мне нравится, как действуют Георгий Гелашвили, Василий Кошечкин, Петри Веханен… В этот список можно включить Евгения Набокова, игравшего в минувшем сезоне Роберта Эша… Во всех ведущих клубах классные вратари. Даже интересно, кто себя лучше проявит, ведь в межсезонье клубы КХЛ пополнились сильными ­голкиперами.

Вы уверены, что карьера Евгения Набокова в СКА сложится удачно?

В NHL у Евгения была потрясающая карьера, однако вопрос в том, мотивирован ли он в спортивном плане или просто приехал в Россию за большими деньгами.

Набокову 35 лет. А до какого возраста планируете выступать вы?

Стараюсь далеко не заглядывать, буду отвечать на вопрос о продолжении карьеры перед каждым следующим сезоном. Мой одноклубник Алексей Кудашов говорит: «Мне 39, а чувствую себя, будто буквально вчера исполнилось 25». И действительно, он по-прежнему получает от хоккея удовольствие. Возможно, и у меня так выйдет.

Вы уже думали, чем станете заниматься по окончании карьеры? Возможно, каким-то бизнесом?

Бизнес в Канаде действительно есть, он связан с недвижимостью, сдачей ее в аренду. Но я просто владелец, дела ведут менеджеры. В университете не учился, предпочтя карьеру профессионального хоккеиста, так что предстоит еще и получить образование. Сейчас же я прежде всего спортсмен.

В целом вы довольны тем, как складывается карьера?

Да. Сбылась моя детская мечта поиграть в NHL, благодаря чему я отправился в Россию. Не воспринимаю это как шаг вниз – просто стал играть в другой хоккей. Конечно, не отношу себя к лучшим голкиперам в истории, но считаю, что кое-чего добился. Цели же себе ставлю краткосрочные, живя сегодняшним днем и думая о ближайшем матче, а не о глобальных процессах. Людей же, уверенных, что могут предсказать будущее, считаю немного сумасшедшими.

Значит, на вопрос о будущем обладателе Кубка Гагарина отвечать откажетесь?

Могу только угадать. Пусть это будет наша команда.

Партнеры журнала: