Мы за ценой 
не постоим

Большой спорт №9 (45)
Борис Ходоровский
Питерский «Зенит», затративший на приобретение новичков 43 миллиона евро, вошел по итогам летней трансферной кампании в пятерку «сильнейших» клубов Европы. Такова оценка западных экспертов.

Питерский «Зенит», затративший на приобретение новичков 43 миллиона евро, вошел по итогам летней трансферной кампании в пятерку «сильнейших» клубов Европы. Такова оценка западных экспертов. Впереди лидера российской премьер-лиги оказались только Manchester City, безудержно тратящий средства, нежданно-негаданно свалившиеся на него с ближневосточных нефтяных вышек, а также Real и Barcelona. Позади «Зенита», с отставанием на пять миллионов, расположился скромный в плане приобретений нынешним летом Chelsea Романа Абрамовича.

При этом европейские эксперты не учитывают то обстоятельство, что питерцы подписали еще новые долгосрочные контракты с российскими игроками, которых хотели сохранить. И новичкам, и старожилам были выплачены солидные «подъемные», с учетом которых «зенит» можно смело поставить выше Barcelona в рейтинге футбольных богачей Старого Света.

На внутреннем российском рынке «Зенит» вообще ведет себя как полновластный хозяин. В разгар нынешнего сезона из «Рубина» в питерский клуб перешли Александр Бухаров и Сергей Семак, во многом определявшие игру чемпионов России двух последних лет. Свой прощальный матч за казанскую команду его теперь уже экс-капитан провел как раз против «Зенита» на стадионе «Петровский». Из VIP-ложи за игрой наблюдали президент Татарстана Рустам Минниханов и глава Газпрома Алексей Миллер. В кулу­арах «Петровского» шутили: «Не отпустите Семака – отключим газ».

Скупай своих, чтобы чужие боялись

В 2009-м «Зенит» фактически превратил «Спартак» из участника чемпионской гонки в команду, для которой и серебряные медали с путевкой в Лигу чемпионов стали колоссальным успехом. Как выяснилось, «красно-белые» с Владимиром Быстровым и без него – две совершенно разные команды. За возвращение «блудного сына» питерского футбола в родные пенаты «Зенит» заплатил отступные, прописанные в спартаковском контракте полузащитника сборной России.

Вернемся еще на год назад. Менеджеры питерского клуба, уже оценившие щедрость Газпрома, не торгуясь, выложили за португальского легионера «Динамо» Данни 30 миллионов евро отступных. Эта сделка стала рекордом на внутреннем российском трансферном рынке, и очевидно, что побит он будет не скоро. Покупался Данни в качестве замены Андрею Аршавину – как известно, за последнего «Арсенал» заплатил «Зениту» всего 19,5 миллиона.

Экс-капитан «Рубина», полузащитник Сергей Семак, опроверг информацию о том, что перешел в «Зенит» по финансовым мотивам. 
«Что касается денег, то в плане зарплаты и сроков действия контракта при переходе в питерский клуб для меня ничего не изменилось», – заверил болельщиков футболист

Осмотр динамовского «прилавка» в конце 2008 года выявил еще один перспективный, с точки зрения зенитовского менеджмента, «лот». За Игоря Семшова, которому к тому времени пошел четвертый десяток, питерцы также заплатили прописанные отступные. Ровно через год цена на полузащитника сборной России при обратном трансфере упала вдвое.

Героя «золотого» матча сезона-2007 в Раменском Алехандро Домингеса также приобрели в «Рубине», выложив за него отступные, а вернули в Казань с «уценкой». Зато Александра Кержакова продали в «Севилью» за пять миллионов, а получили назад из «Динамо» за восемь.

В «Зените» строго блюдут коммерческую тайну, но периодически приводимые в российской и особенно зарубежной прессе суммы трансферов очень близки к истине. Можно говорить о тенденции, просматривающейся в последние годы в политике клуба. Пользуясь фактически неограниченными возможностями, «Зенит» покупает нужных и не очень футболистов по ценам, явно превышающим среднерыночные. Зато при продаже мастеров, оказавшихся невостребованными по тем или иным причинам, спокойно идут на снижение сумм. Такой вот футбольный бизнес.

Исключением стал Мартин Шкртел, проданный в Liverpool. Его цена в «Зените» выросла в пять раз, но здесь нужно сделать важную оговорку: приобретали словацкого защитника еще до начала бурной деятельности ЭГМ – «эффективного газпромовского менеджмента», как окрестили его болельщики.

В интересах сборной

Вице-премьер РФ Сергей Иванов очень метко назвал «Зенит» корпоративной командой. Для топ-менеджеров Газпрома этот непрофильный актив что-то вроде любовницы, прихоти которой выполняются незамедлительно. И не считаясь с расходами. Не важно, требуется ли «даме» с замашками европейской леди еще один наряд или украшение. Надо продемонстрировать, что «джентльмен» из крупнейшей российской корпорации может удовлетворить ее запросы.

Только в отличие от любовниц олигархов, вызывающих вполне естественное раздражение в обществе, «Зенит» эпохи ЭГМ пользуется популярностью у значительной части питерских болельщиков. Ведь это команда, история которой началась не с прихода Газпрома. Были и Кубок СССР-1944, привезенный в только что переживший блокаду город, и золото всесоюзного чемпионата сорок лет спустя, и Кубок России-1999, который встречали на Невском проспекте в День города полмиллиона болельщиков.

«Зенит» – уникальное явление не только для России. В Европе, пожалуй, есть лишь один мегаполис, имеющий единственную футбольную команду. Это Париж с его PSG. Только в столице Франции сорокалетние дамы предпочитают обсуждать скидки на весенние коллекции, а в Санкт-Петербурге – не реализованный Романом Широковым стопроцентный голевой момент, сейв Славы Малафеева или слова Лучано Спаллетти на последней пресс-конференции. Экс-президент клуба Виталий Мутко, мечтавший сделать команду таким же символом Санкт-Петербурга, как Эрмитаж и Мариинский театр, немало преуспел в реализации своей идеи.

Безусловно, для компании с девизом «Мечты сбываются» такой непрофильный актив – настоящий подарок. Процентов 90 топ-менеджеров Газпрома, от которых зависит финансовое благосостояние нынешнего «Зенита», родом из Питера. Студентами, а то и школьниками они ходили на стадион имени С. М. Кирова болеть за команду, в которой блистали Юрий Желудков, Валерий Брошин и Михаил Бирюков. Сейчас на месте снесенного «Мироныча» возводится «Газпром Арена».

Получив возможность распоряжаться гигантскими средствами, ленинградские студенты 1980-х, а ныне рулевые российской экономики заботятся о клубе в соответствии с уже сформировавшимися корпоративными традициями: у Газпрома должно быть все самое лучшее и дорогое. Глава корпорации Алексей Миллер настолько заигрался футбольной игрушкой, что даже переговоры о поставках газа в Белоруссию комментирует исключительно футбольными терминами.

Ставший недавно вице-президентом РФС босс Газпрома настоятельно советует Дику Адвокату, кого из зенитовцев приглашать в национальную сборную, и даже озвучивает планы создания в Питере базовой команды для сборной России. Идея не нова. Еще в бытность главным тренером Гуса Хиддинка в недрах Газпрома зрели планы переманивания из ЦСКА в «Зенит» Игоря Акинфеева и Сергея Игнашевича, а также голландской рокировки на тренерской скамейке питерского клуба, а не сборной. Что-то не заладилось с ее реализацией, а может быть, бывшие ленинградские студенты вспомнили (или кто-то им напомнил) итоги выступления сборной СССР, когда базовой командой для нее было киевское «Динамо».

Правила игры изменить нельзя

Сейчас в Газпроме, похоже, сменились приоритеты. После фиаско в Мариборе в триумфальное выступление сборной на ближайших крупных турнирах не верят. До 2018 года, когда, по плану Сергея Фурсенко, поставленного рулить отечественным футболом все тем же Газпромом, Россия должна не только провести, но и выиграть чемпионат мира, больших побед никто из VIP-персон не ждет. Да и в 2018-м, по большому счету, тоже.

Вырастить «11 надежд» за восемь лет – задача сложная, если не сказать невыполнимая. Куда проще выиграть, не считаясь с затратами, европейский клубный трофей. Ведь если в России нет сейчас надежных защитников, их можно приобрести в Португалии или Сербии, а для постановки техники пригласить тренера из Голландии или Италии.

Очень любопытно было проследить за трансформацией взглядов нынешнего рулевого клуба Лучано Спаллетти на протяжении полугода его работы в России. На первой пресс-конференции в Санкт-Петербурге итальянский специалист на вопрос, какое впечатление на него произвел Алексей Миллер, ответил: «А кто это? Я встречался только с президентом клуба Александром Дюковым».

В начале сезона Спаллетти буквально покорил питерских болельщиков и репортеров своим отношением к делу. Он постоянно твердил, что очень доволен доставшимися по наследству от предшественников и име­ющимися в его распоряжении футболистами. В отличие от тренера мирового уровня, коим позиционировал себя Адвокат, новый рулевой «Зенита» не гнушался учить форвардов забивать, защитников – обороняться, хавбеков – маневрировать. Спаллетти уделял большое внимание «стандартам», разбору игры соперников и прочим, подзабытым многими зенитовцами «мелочам». При нем ярко заиграл не только 30-миллионный Данни, но и доставшийся «Зениту» бесплатно молодой форвард Максим Канунников.

Только и итальянский специалист очень быстро усвоил газпромовские правила игры. Не ждать несколько сезонов, пока вырастут в больших мастеров подающие надежды юные звездочки, а покупать готовых. Войдя в пятерку рекордсменов по затратам на трансферном рынке, «Зенит» собрал под свои знамена состав, в котором практически на каждую позицию по два претендента. Подавляющее большинство – уровня наци­ональных сборных.

Безусловно, Спаллетти, в отличие от Адвоката умело практикующий принцип ротации состава, старается использовать имеющихся в его распоряжении игроков с максимальным КПД. Проблема в том, что в заявку на матч можно включить 18 футболистов, а выпустить на поле – 14. Вот и случаются казусы вроде замены Семака на Константина Зырянова в матче Лиги чемпионов против Auxerre на «Петровском» на 87-й минуте.

При этом в «Зените» собраны не только самые мастеровитые, но и высокооплачиваемые футболисты российской премьер-лиги. Контракты у них составлены так, что, даже не попадая в запас, в заработке ребята не теряют. Словацкий голкипер Камил Чонтофальски просидел за спиной Малафеева несколько сезонов, потерял место основного вратаря национальной сборной и не поехал на ЧМ-2010, но обеспечил себя на всю оставшуюся жизнь. Голландец Фернандо Риксен больше сил оставлял в питерских ночных клубах, чем на тренировочном поле, но миллион с лишним, и отнюдь не рублей, за сезон получал.

Необходимость приобретения почти за 30 миллионов двух новых защитников перед стартом нынешней Лиги чемпионов руководители «Зенита», а вслед за ними и Спаллетти обосновывали вроде бы логично: потеряли из-за травмы Ивицу Крижанаца, отправили в аренду в Feyenoord Микаэля Лумба, а на их места взяли Бруну Алвеша и Александра Луковича. При этом о Себастьяне Пюигренье, также отданном в аренду Monaco, уже никто не вспоминает.

Возможно, для Лиги чемпионов Пюигренье с Лумбом и не того класса футболисты, но для ротации на игры с «Амкаром» и «Томью» их вполне можно было бы задействовать. Особенно с учетом того, что на приобретение этих защитников потратили почти десять миллионов. Только в «Зените» футбольная экономика отходит на второй план, когда речь идет о корпоративных амбициях.

Экономика не должна быть 
экономной

Позиция нынешнего руководства «Зенита», как уже отмечалось, с пониманием, а иногда даже с восторгом воспринимается болельщиками, к числу которых относятся почти все жители Санкт-Петербурга, за исключением младенцев и отдельных завсегдатаев филармонии. Слишком уж долго их любимый клуб разделял судьбу «великого города с областной судьбой» и не мог на равных тягаться с московскими грандами. Сейчас другое дело! Если понадобится, можем взять любого футболиста из ЦСКА или «Спартака», «Динамо» или «Локомотива». Да что там Москва или Казань! Сегодня «Зенит» конкурирует на трансферном рынке с европейскими командами.

Правда, есть одна особенность. Питерцы выкладывают за приглянувшегося им игрока такие деньги, какие ни одна команда из элитных европейских чемпионатов, за исключением разве что Chelsea Абрамовича, тратить себе не позволит. Накануне дебюта «Зенита» в Лиге чемпионов тогдашний тренер Juventus Клаудио Раньери на пресс-конференции в Турине с легкой иронией заметил: «Мы не можем не уважать соперника, который платит 30 миллионов за такого игрока, как Данни».

Бывший форвард «Зенита» Александр Панов считает, что колоссальные финансовые вливания в «Зенит» себя не оправдывают. «Питерский клуб проиграл в отборочном раунде Лиги чемпионов и ныне довольствуется Лигой Европы, что можно расценивать как явную неудачу. Так как это, по большому счету, второсортный турнир», – утверждает Панов

Безудержными тратами питерцы уже взорвали российский рынок. В гонку трансферных вооружений оказались втянуты московские клубы, имеющие солидных спонсоров, а средний класс в отечественном футболе близок к самоликвидации. Годовые бюджеты почти половины команд премьер-лиги недотягивают до трансферной стоимости одного Алвеша.

Многие российские клубы в сложившейся ситуации предпочитают заранее сдаваться на милость богатому «Зениту» и решать свои локальные задачи в других матчах. Иное отношение к корпоративной команде Газпрома со стороны соперников проявилось в еврокубках.

Румынский Unirea, бюджет которого не превышает стоимости Луковича, отчаянно бился и в Бухаресте, и в Санкт-Петербурге. Желание доказать, что деньги в футболе решают не все, стало дополнительной мотивацией для клуба из городка Урзичень. Об этом говорил после поражения на «Петровском» главный тренер румынской команды – израильский специалист Ронни Леви.

Вслед за Unirea в Питер пожаловал французский Auxerre. Главный тренер команды Жан Фернандес и несколько ведущих футболистов снова твердили о том, что разница в игровых качествах будет не столь разительной, как в бюджетах. Французы, кстати, не скрывают его: 32 миллиона евро. Меньше, чем «Зенит» потратил нынешним летом на четырех новичков.

При этом в первом матче на «Петровском» гости создали не меньше голевых моментов, чем питерцы. «Зенит» победил благодаря мастерству Малафеева и Кержакова, а также удаче, которую купить нельзя. Неизвестно, читали ли французские игроки высказывания израильского тренера румынского клуба, но в домашней игре Auxerre словно задался целью доказать тезис: в футболе деньги решают не все. Пока еще не все.

Зенитовцы же находились под колоссальным давлением именно из-за своего статуса европейского богача. У Спаллетти не было времени вписать закупленных за рекордные суммы новичков в тщательно выстроенную командную игру, а не ставить их в состав он тоже не мог. Сразу же раздались бы голоса о выброшенных на ветер миллионах. Вдобавок где-то глубоко в подсознании словенского арбитра Дамира Скомины отложилась мысль, что любой свисток в пользу российского клуба может быть встречен ироничным восклицанием: «Газпром все купил!»

Все звезды сошлись в день решающего матча раунда плей-офф для Auxerre. Во многом благодаря трансферной политике питерцев. Убежден, что Спаллетти мог бы куда более эффективно распорядиться имеющимися в его распоряжении с начала сезона игроками, не будь почти 50-миллионного довеска, а Бухаров с Семаком – принести большую пользу своему прежнему клубу в Лиге чемпионов.

При этом очень многие в России осечку «Зенита» во Франции (первое, между прочим, поражение в сезоне) восприняли с чувством глубокого удовлетворения. Мол, так и надо этим питерским выскочкам, не считающим заработанные на народном газе деньги. Хотя вряд ли после него появится «голубое топливо» в отдаленных деревнях Сибири и даже в не слишком отдаленных от Москвы поселках городского типа. Скорее в «Зените» появятся дорогостоящие новички.

Партнеры журнала: