Председатель

Большой спорт №9 (45)
Дмитрий Маслов
О других наиболее актуальных для российского футбола проблемах Михаил Гершкович рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Приглашая Гуса Хиддинка на пост главного тренера сборной России, Виталий Мутко обещал, что его сменщиком станет местный специалист. В кулуарах даже называлась фамилия Александра Бородюка, набравшегося соответствующего опыта за годы совместной работы с голландским мэтром. Однако новый президент РФС Сергей Фурсенко доверил пост рулевого национальной команды Дику Адвокату, с которым был хорошо знаком еще с «зенитовских» времен. Этот выбор вызвал немало споров. Одним из главных участников дискуссии был председатель правления «Объединения отечественных тренеров по футболу» (ООТФ) Михаил Гершкович.

О том, почему он считает, что сборную России должен тренировать только отечественный специалист, как относится к переводу первенства страны на систему осень-весна и о других наиболее актуальных для российского футбола проблемах Михаил Гершкович рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Вы выступали за то, чтобы во главе сборной России встал отечественный специалист. Как относитесь к назначению на этот пост Дика Адвоката?

Я и сейчас уверен, что национальную команду должен возглавлять российский тренер. Во-первых, потому что иностранец не сможет понять русскую душу. Хотим мы того или нет, но она есть. Даже такой опытный наставник, как Гус Хиддинк, стал жертвой своего либерализма – его подставили ведущие футболисты. Игрок не должен вечером накануне матча засиживаться с супругой в ресторане, и не важно, употреблял он там алкоголь или нет. Во-вторых, преемственность. Зарубежный специалист приезжает для того, чтобы дать результат, а в идеале главный тренер должен думать о перспективе, выстраивать стратегию, работу всей системы сборных команд. Как свидетельствует практика, иностранцы этого не обеспечивают. Третье – патриотизм, без него в сборной нельзя. Мировой опыт показывает, что, за исключением Отто Рехагеля в национальной команде Греции, ни один иностранный главный тренер не выиграл чемпионата мира или Европы.

Возможно, в силу того, что все ведущие отечественные специалисты уже побывали у руля главной команды, а представители молодого поколения не набрались соответствующего опыта, и было принято решение пригласить Дика Адвоката. Рассуждать о его целесообразности уже поздно. Поэтому ООТФ заняло конструктивную позицию и сейчас готово оказать тренерскому штабу всяческую поддержку. В компетенции Адвоката никто не сомневается, другое дело – в России он работал с клубом, а это иная специфика. В сборной у наставника меньше рычагов управления, он не готовит игроков, а за несколько занятий невозможно добиться существенных изменений в плане мастерства и функциональной отдачи. Это больше организационный, психологический и педагогический труд.

Когда я общаюсь с тренерами, работающими в первом и втором дивизионах, то прихожу к выводу: большинство из них поддерживают переход на систему осень-весна. Резкий перевод национального первенства может дать толчок к модернизации материально-технической базы. Людей надо поставить в условия, в которых необходимо шевелиться. Сейчас же мы словно живем с Европой по разным правилам

Была у вас возможность высказать позицию ООТФ руководству РФС до того, как назначили Адвоката?

Мы встречались с Сергеем Фурсенко, называли своих кандидатов, он предлагал им написать программу развития футбола в России, но в силу занятости никто вплотную этим вопросом не озаботился. Я считаю, составление подобного документа – большой труд, в который должны быть вовлечены не только тренеры, но и люди, связанные с научно-методическим, организационным и финансовым обеспечением. Это коллективная работа, являющаяся, прежде всего, делом РФС. Наше объединение готово способствовать созданию института сборных команд, выработке методик подготовки детских тренеров. В 1990-е многие из них по финансовым причинам сменили профессию. Радует, что сейчас в детско-юношеских школах при ведущих клубах уже достойная оплата труда, однако Россия – большая страна. Порядка 60 процентов детских тренеров здесь не имеют специального футбольного образования. Четыре года назад ООТФ издало фундаментальный труд Александра Кузнецова «Настольная книга детского тренера», позволяющий отбирать способных детей, прогнозировать у них развитие того или иного качества, проводить и контролировать учебно-тренировочный процесс. Мы занимаемся выпуском и другой учебно-методической литературы.

Каким критериям должны соответствовать те, кто хочет вступить в ООТФ?

Мы принимаем всех граждан России, имеющих лицензию категорий B, A, PRO. Наша организация создана по инициативе Виталия Мутко, для упрощения регистрации мы назначили учредителями физических лиц – Валерия Газзаева, Юрия Семина, Гаджи Гаджиева и меня, затем состав правления был расширен до девяти человек. В бюро правления вошли Слуцкий, Карпин, Игнатьев, Павлов, Бердыев. Задача ООТФ – объединить как можно больше специалистов, чтобы сделать организацию авторитетной, заставить считаться с ней, помочь тренерам в юридическом и моральном плане. Мы сумели внести изменения в регламент чемпионата России: теперь клуб, в одностороннем порядке расторгающий договор с тренером, обязан полностью выплатить ему гонорар. В случае невыполнения этого условия Палата по разрешению споров запрещает должнику в течение 12 месяцев регистрировать новых футболистов. Если наставник – член объединения и недоволен решением руководства команды, он пишет заявление в ООТФ и Палату. Таких случаев было уже 11, все завершились в пользу тренеров. Спасибо Палате по разрешению споров.

Еще одно направление нашей деятельности – образование. Сейчас Высшая школа тренеров (ВШТ) готовит специалистов категории C, в лучшем случае – B. А во времена СССР она выпускала наставников высшей квалификации. И эту практику необходимо вернуть. Я учился в ВШТ два года с отрывом от производства. Конечно, какую-то часть времени занимали предметы кафедры научного коммунизма. Понятно, их надо убрать, за счет чего сократить время обучения до девяти месяцев – года. В советское время в спортивных вузах была масса кафедр спортивных игр, и конкретно футбола, сейчас – буквально две-три. Если открыть еще девять-десять, можно закрепить право выдачи лицензий категории C за спортивными институтами.

Сейчас ВШТ – самоокупаемая организация?

Да, обучение стоит порядка 10 тысяч долларов и длится около года. Раньше набор шел раз в два года, выпускали примерно по 20 человек. Сейчас же деятельность ВШТ во многом формализована, притом что большинство игроков учатся в вузах заочно и даже базовыми знаниями владеют не всегда. Нужно повышать и уровень в ВШТ. Хорошо, если финансировать учебу там будет государство, только принимать стоит не всех подряд, а достойных, по направлениям клубов, с гарантией дальнейшего трудоустройства. Гаджи Гаджиев разумно предложил перейти с концепции предметного обучения к проблемному: как создавать коллектив, общаться с руководителями клуба, прессой, болельщиками. Во ВГИКе и в ГИТИСе сценическому мастерству учат мэтры – Олег Табаков, Александр Ширвиндт. Так и нам, возможно, имеет смысл ввести предмет «тренерское мастерство» и привлекать корифеев – Валерия Газзаева, Юрия Семина, Гаджи Гаджиева, Олега Долматова… Надеемся довести до сведения руководства РФС необходимость реформирования системы образования в российском футболе. Опираться во многом надо на советский опыт, где шло централизованное финансирование как футбольных школ, так и системы в целом. Сейчас возникает проблема воспитания преподавателей: потеряна преемственность поколений – представители старой школы уходят, а новой нет.

Воспитание тренеров – вопрос важный, однако в некоторых клубах все места в тренерском штабе заняты иностранцами…

Когда в Россию приезжает топ-тренер – вопросов нет, но ведь в стране было засилье посредственных специалистов. В свое время я предлагал обязать клубы, приглашающие иностранцев, платить в РФС некую денежную сумму и направлять эти средства на подготовку российских наставников. Но эта идея не нашла поддержки. Еще раз подчеркну, работа в клубе и в сборной – не одно и то же. Ведь в первом случае тренер ежедневно встречается с командой, имеет реальные шансы улучшить функциональную, техническую подготовку футболистов. В сборной такого нет – лишь двадцать дней, в случае если команда отбирается в финальный турнир чемпионата мира или Европы. Хиддинк использовал их очень грамотно. А ведь оба отборочных турнира он проиграл. Это не мы завоевали путевку на чемпионат Европы, ее подарили нам хорваты.

Профессиональная футбольная лига (ПФЛ) выступила против инициированного Сергеем Фурсенко перевода российского первенства на систему осень-весна. Как вы относитесь к такой инициативе?

Президент ПФЛ Николай Толстых – человек авторитарный, всегда продавливающий свою позицию, у него особо не забалуешь. Когда же я общаюсь с тренерами, работающими в первом и втором дивизионах, прихожу к выводу: большинство из них поддерживают переход. Резкий перевод национального первенства на новую систему даст толчок к модернизации материально-технической базы. Людей надо поставить в условия, в которых необходимо шевелиться. Сейчас же мы словно живем с Европой по разным правилам.

Может, это и к лучшему. Например, «Сибирь» успешно выступила в Лиге Европы.

Задача ведь не в том, чтобы хорошо сыграть на предварительном этапе, а в том, чтобы завоевать титулы. И когда ведущие российские клубы попадают в весеннюю стадию еврокубков, они, как правило, уступают. На аргументы типа «давайте сначала построим инфраструктуру, а затем перейдем на новую систему» я отвечаю: «В таком случае мы не перейдем на нее никогда». Россия – не Япония, где все делается по четкому плану, у нас другая психология. Поначалу в первом и втором дивизионах достаточно прос­то поменять названия кругов. Кстати, о второй лиге. Нигде в мире, кроме Англии, нет трех профессиональных дивизионов в масштабах страны, везде существуют региональные лиги. Думаю, и нам нужно пойти по тому же пути, второй дивизион необходимо передать регионам, недовольным тем, что все средства идут в ПФЛ, а также дать им больше полномочий. Все равно клубы этого уровня существуют за счет местных бюджетов. Но надо, наконец, и учиться зарабатывать.

Зарубежный специалист приезжает для того, чтобы дать результат, а в идеале главный тренер должен думать о перспективе, выстраивать стратегию, работу всей системы сборных команд. Как свидетельствует практика, иностранцы этого не обеспечивают. Более того, мировой опыт показывает, что, за исключением Отто Рехагеля в национальной команде Греции, ни один иностранный главный тренер не выиграл чемпионата мира или Европы

А почему не зарабатывают сейчас?

Потому что это никому не нужно, достаточно и бюджетных денег. Все клубы профессиональные, а даже коллективы премьер-лиги обращаются за финансовой помощью к премьер-министру. В первом же и втором дивизионах никто не думает о том, чтобы самим пополнять бюджет. А ведь в регионах также есть телевидение. Поэтому я за реформы. Русский человек выживет в любых условиях, его просто надо поставить в ситуацию, когда окажется жизненно необходимым развивать материально-техническую базу.

Как вы относитесь к «Кодексу чести российского футбола»?

Я не вижу причин не подписывать этот документ, в нем нет ничего плохого. Свыше половины работающих в профессиональном футболе отечественных тренеров уже сделали это. Более того, специалисты, которые не могут пока приехать в Москву и с которыми мне удалось переговорить по телефону, дали согласие подписать Кодекс чести. Мне сложно сказать, изменит ли он что-либо в российском футболе. У каждого свой внутренний регулятор – кому-то важна подпись, другие и так живут по кодексу чести. Всякий уважающий себя человек должен ориентироваться на положения этого документа.

А отказ от подписи влечет за собой наказание?

Не слышал о подобном.

А как в целом отразилась смена президента РФС на ваших взаимоотношениях с руководством этой организации?

У меня хорошие отношения и с Виталием Мутко, и с Сергеем Фурсенко. Правда, с нынешним главой РФС мы общаемся более плотно и продуктивно.

Обсуждаете ли вы перспективы России принять чемпионат мира 2018 года и выиграть его?

Это два разных вопроса. Получить право на проведение такого престижного турнира – значительный плюс для страны в целом. Многие улыбаются, слыша о посыле стать победителем первенства планеты, однако без максимальных задач не может быть прогресса. Если мы подойдем близко к ее решению – дойдем до четверть- или полуфинала – будет хорошо. В России много классных футболистов. Хваля Гуса Хиддинка за попадание национальной сборной в призеры чемпионата Европы, не надо забывать о том, что в его распоряжении находились высококлассные игроки.

Вы были последним тренером, выведшим отечественную «молодежку» в финальный турнир первенства континента. Почему в течение длительного времени команде не удается повторить тот успех?

Причин много. 1990-е годы были для отечественного спорта непростым периодом, а ведь именно тогда приходили в футбол те, кто выступает сейчас в молодежной и юношеских сборных. Многое зависит и от организационных вопросов. Например, в минувшем году команда Игоря Колыванова добиралась до Фарерских островов с двумя пересадками, и этот факт сказался на результате. Я вошел в Комиссию РФС по назначению тренеров, перед нами стоит задача создать институт сборных команд, выстроить вертикаль с единой философией. Сейчас же в «молодежке» и юношеских командах научно-методическое, материально-техническое, медицинское обеспечение находится на низком уровне. Нет единого подхода при назначении тренеров, команды играют по разным схемам. В юношеских сборных трудятся молодые специалисты, только осваивающие профессию, – из-за низких заработков маститые наставники не идут на эти должности. Кстати, после победы испанцев на чемпионате Европы-2008 руководитель Института сборных команд Испании отметил, что только два игрока из команды не защищали честь страны на юношеском и молодежном уровнях. И нам нужно добиваться подобных показателей.

Как оцениваете перспективы сборной России в отборочной кампании к чемпионату Европы?

Мы обязаны занять первое место в группе. Соперники – по силам, уровень игроков – высокий. Команда у нас состоявшаяся, вопрос смены поколений на повестке дня не стоит. Вопрос в том, что некоторым надо переосмыслить свое отношение к делу – нет должной самоотдачи в матчах за национальную команду.

Партнеры журнала: