Русский Пеле

Большой спорт №9 (45)
Дмитрий Маслов
О том, почему его соотечественники так легко соглашаются на получение вторых паспортов, своей жизни в России, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает первый в истории бразилец, сыгравший за национальную команду России.

Пока в «большом» футболе идут ожесточенные споры о том, стоит ли заигрывать за сборную России московского спартаковца Веллитона, в национальной команде по мини-футболу успели выступить сразу три бразильца и еще два стоят в очереди на натурализациию. Надо сказать, что подобный способ усилить сборную – далеко не российское ноу-хау: футболисты из Южной Америки выступают за многие европейские дружины.

О том, почему его соотечественники так легко соглашаются на получение вторых паспортов, своей жизни в России, сложностях с приобретением в Москве национальных продуктов и собственных спортивных амбициях в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает Пеле Джуниор – первый в истории бразилец, сыгравший за национальную команду России.

Перед нынешним сезоном ваш клуб возглавил Милтиньо. Насколько его методы работы отличаются от тех, что практикуют российские специалисты?

Полностью разнятся, это совершенно другая школа. Конечно, пока команда не готова на все 100 процентов, но уверен, у нас все получится. Я давно знаком с Милтиньо, в Бразилии часто играл против его команд, но вместе мы не работали.

А как российские игроки относятся к стилю работы бразильского тренера?

В «Газпром-Югре» (до нынешнего сезона клуб назывался «ТТГ-Югра». – Б.С.) уже были тренеры из моей родной страны, так что общие принципы бразильского мини-футбола старожилам клуба известны. И сейчас никакого недопонимания нет.

Результат прошлого сезона меня очень расстроил. Много лет подряд я становился чемпионом России, а тут такое. Не хочу быть вторым, третьим или четвертым. Сейчас усиленно тренируюсь и готовлюсь к борьбе за золото. Уверен, мои одноклубники также настроены только на победу. Будем, как собаки, грызться за титул

Вы выступаете в России без малого восемь лет. Как думаете, изменился ли за это время ваш стиль игры?

Конечно. Здесь все другое. Помню, после ухода из московского «Динамо» никак не мог приспособиться к бразильскому национальному первенству. Впрочем, даже в тот период чувствовал: моя российская эпопея не завершилась. И вернулся, как только появилась такая возможность.

В Россию бразильцы едут в основном по финансовым причинам?

Конечно. Я возвратился на родину лишь потому, что на тот момент в России было закрыто трансферное окно.

А факт, что ваш нынешний клуб представляет Югорск, не стал преградой для возвращения в Россию?

Я немало поиграл в вашей стране и отлично знал, что игроки клуба из Югорска живут в Москве. Не люблю маленькие города с их убаюкивающим спокойствием. Хотя, если надо, без проблем туда перееду – я же профессионал.

Тот факт, что на каждый домашний матч вам приходится летать, сказывается на результате?

Не на каждый – иногда мы живем в Югорске целую неделю. Не люблю самолеты, они изматывают. С другой стороны, организм ко всему привыкает. Главная проблема заключается в том, что мы не можем привыкнуть к домашней площадке, тренируемся же в основном на другой, московской.

В прошлом сезоне ваш клуб занял четвертое место. Это объективный результат?

Я расстроился – много лет подряд становился чемпионом России, а тут такое. Не хочу быть вторым, третьим или четвертым. Сейчас усиленно тренируюсь и готовлюсь к борьбе за золото. Уверен, мои одноклубники также настроены только на победу. Будем, как собаки, грызться за титул.

А по подбору исполнителей ваша команда достойна золотых медалей?

Индивидуально игроки московского «Динамо», пожалуй, сильней. Но у нас футболисты тоже классные, разница невелика. Посмотрим, что сможем показать как коллектив.

Вы сразу начали заниматься мини-футболом или поначалу играли в «большой»?

В футбол меня привела тетя в семилетнем возрасте, причем поначалу я занимался сразу двумя видами. Правда, постоянно хотелось возиться с мячом, а мини-футбол предоставляет для этого больше возможностей. Поэтому со временем бросил классическую версию игры.

Легко ли в Бразилии живется профессиональным игрокам в мини-футбол?

Клубов там хватает, однако желающих выступать в них столько, что найти работу непросто – конкуренция огромна. Многие из тех, с кем я начинал, так и не смогли заключить контракты и были вынуждены сменить род деятельности.

Вы долго размышляли над тем, получать ли российское гражданство?

Я не хотел лишиться бразильского, поэтому после консультаций с родственниками принял решение: если оно сохранится, соглашусь на российский паспорт. Сейчас у меня два гражданства.

Ваши одноклубники Робиньо и Эдер Лима тоже собираются стать россиянами…

Они уже подготовили необходимые документы, ждут решения президента страны. Причем довольно долго. Кстати, я оформил документы быстро. Вероятно, потому что выступал за «Динамо», а у клуба возможностей в этом плане побольше. Конечно, если Робиньо и Эдер Лима сделают русские паспорта и не будут считаться легионерами, клуб сможет пригласить еще нескольких моих соотечественников и стать сильнее.

Как в Бразилии относятся к вашему выступлению за другую страну?

Нормально. У нас столько хороших футболистов, что можно создать несколько десятков сборных. Недаром мои соотечественники играют за Италию, Испанию, Азербайджан…

А сами еще планируете надеть футболку российской команды?

Если меня пригласят – с удовольствием приеду в сборную, проблем в этом плане нет.

Вы уже почувствовали себя хотя бы немного русским? Что вас по-прежнему удивляет в нашей стране?

Поначалу бытовые проблемы возникали у меня буквально на каждом шагу. Бразильцы – «теплые», доброжелательные люди, чего не скажешь о большинстве жителей России. Например, спрашиваешь на улице, как пройти куда-либо, а от тебя отмахиваются. Да и климат российский мне не по душе. Но ничего, привык.

Выступающие в российских клубах бразильцы часто привозят с родины фасоль…

Я тоже. В России нет моего любимого сорта. Да и другие продукты также здесь не достать. В частности, фарофу (маниоковую муку. – Б.С.). Иногда сам готовлю. Например, наше традиционное блюдо фейжоада.

В Бразилии так много хороших футболистов, что можно создать несколько десятков сборных. Недаром мои соотечественники играют за Италию, Испанию, Азербайджан… А вот найти работу в Бразилии непросто – конкуренция огромна. Многие из тех, с кем я начинал, так и не заключили контракты с клубами и были вынуждены сменить род деятельности

Вы живете один?

В Москве – да. Супруга с ребенком остались на родине. Жена несколько раз приезжала в Россию, знакома со здешним бытом.

В России вы общаетесь в основном с соотечественниками?

Да, но есть и русские друзья. Хорошо знаком с Даниэлом Карвальо, Вагнером Лавом, Веллитоном, Жибой. Сейчас бразильцев в Москве хватает, не то что раньше. Мы любили собираться в ресторане «Рио-Рио», но он закрылся. Так что будем искать другое хорошее место или ходить друг к другу в гости.

В самом конце августа вы подписали с клубом новый контракт. Почему именно на год?

Зачем усложнять себе жизнь и загадывать надолго? Продлить соглашение всегда можно, равно как и найти себе другую команду.

Вам 37 лет. Об окончании карьеры не задумываетесь?

О возрасте вспоминаю, только когда спрашивают. Пока сил хватает, молодым партнерам ни в чем не уступаю. Если почувствую, что сдаю, задумаюсь об уходе из футбола.

Вы уже размышляли, чем хотите заниматься после окончания спортивной карьеры?

Надеюсь, моя жизнь будет связана со спортом – стану тренером или агентом. Но минимум два-три года еще поиграю. Когда выступал в Бразилии, несколько раз поступал в университет – учился на тренера, физиотерапевта, экономиста, но времени заняться этим вплотную не хватало. Представляете, в моей родной стране клубы за сезон проводят в среднем по 120 матчей, в то время как в России вместе с еврокубками и поединками за национальную сборную набиралось не более 70–75.

Можете представить, что по окончании карьеры останетесь жить в России?

Нет. Во-первых, здесь очень дорого. Во-вторых, холодно. В-третьих, не слишком-то доброжелательные люди. Так что уеду на свою теплую родину, где у меня дом.

Партнеры журнала: