Спринт Лапшина

Большой спорт №5(62)
Андрей Супранович
Дебютант сборной России – о биатлоне, новом тренере и уходе Нойнер

Завершившийся биатлонный сезон оставил в умах болельщиков и специалистов противоречивые чувства. С одной стороны, мужская сборная лишилась своих многолетних лидеров – Чудова, Черезова и Максимова, а чемпионат мира оказался провален – всего одна бронзовая медаль и седьмое место в общем зачете. Но были и положительные моменты – за спинами ветеранов выросла достойная смена, показавшая неплохие результаты на этапах. Среди дебютантов – представляющий Москву Тимофей Лапшин, поднявшийся на подиум в своей третьей гонке. В интервью «Большому спорту» новичок команды рассказал о волнении при дебюте, удачных спринтерских гонках и своем будущем в сборной.

Довольны ли вы тем, как сложился сезон? Что почувствовали, когда вас подняли на уровень Кубка мира?

Естественно, доволен. Еще год назад я даже не думал, что смогу попасть на Кубок мира. Конечно, мечтал об этом, делал все возможное, но не предполагал, что все случится так скоро. Еще после этапа Кубка IBU в Эстерсунде, где удалось хорошо выступить, я подумал, что меня или Диму Малышко могут вызывать в Хохфильцен на Кубок мира. А в итоге позвали обоих, и это стало неожиданностью. Если честно, немного волновался, ответственность давила, может быть, поэтому сразу хорошо выступить не удалось.

Нынешний сезон омрачен скандалом вокруг сервисменов. Обвинения, высказанные в адрес австрийца Нойнера, имели под собой основания?

Какие-то основания, несомненно, имеются. Реально, все же видели, что были ситуации, когда лыжи бежали плохо.

Много нареканий слышно и в адрес лыж Madshus. В частности, те же сервисмены говорили, что они значительно уступают Fisher. Так ли это?

Да ладно, не в брендах дело. У нас просто нет особенных структур, которые наносят перед смазкой. Этим плотно никто не занимается. У французов есть сервисмен по структурам, он уже 20 лет ездит с командой, и результат налицо. В России такого человека пока нет, но, насколько я знаю, над этим уже работают.

Говорят, сезон не удался, так как провален чемпионат мира. Согласны?

Я так не считаю. Сезон получился очень неплохим, на подиумы поднимались аж семь россиян, такого никогда не удавалось. Да, чемпионат мира не задался, но в остальном было много положительных моментов.

Как выросло ваше благосостояние после перехода в Кубок мира?

На самом деле не сильно. Появляются какие-то спонсорские отчисления, но контракт все тот же. Жду изменения в следующем сезоне – показал хороший результат, думаю, вправе рассчитывать на прибавку.

В сезоне вы дважды довольно неожиданно попадали на пьедестал, тогда как в остальных гонках были далеки от призовых мест. На те два спринта настраивались как-то по-особому либо так звезды сошлись?

В этих гонках я выдал отличное выступ­ление: и отработал ногами, и отстрелял быстро и точно. Все сложилось так, как хотелось бы всегда. Какого-то особого настроя не наблюдалось, я точно не ставил перед собой задачи попасть на подиум. Может быть, потому все и получилось. В первый раз немного повезло и с группой, большую часть гонки провел после того, как закончился снегопад.

Лыжи у всех одинаковые. У нас просто нет особенных структур, которые наносят перед смазкой. Этим плотно никто не занимается. У французов есть сервисмен по структурам, он уже 20 лет ездит с командой, и результат налицо. В России такого человека пока нет, но, насколько я знаю, над этим уже работают

Ваша скорость на лыжне оставляет желать лучшего, но в призы вы попали именно в спринте. Это коронная дистанция?

Если судить по этому году, то да, но в прошлом я чаще и успешнее бегал индивидуальные гонки. В мае 2011 года мне сделали операцию на носовой перегородке, я пропустил значительную часть аэробной подготовки, и, как следствие, меня перестало хватать на длинные дистанции. На чемпионате мира как раз не получился последний круг. А спринт я выдерживал.

Заметил, что в конце сезона у вас ухудшилась стрельба, с чем это связано?

Психологически подустал, думаю. Буду работать над концентрацией, которой мне не хватило на последнем этапе Кубка мира.

Что вы думаете о возвращении Максимова, Чудова и Черезова? Сложно ли бороться со старой гвардией за место в основе?

Будет такой же отбор, как и в прошлом году. За старые заслуги их никто не возьмет в команду, все в равных условиях. Другое дело, что конкуренция возросла.

Что насчет еще более молодых спортсменов, чем вы? Дышат в спину?

Да, к примеру, Максим Цветков и Александр Логинов, также может выстрелить Саша Печенкин, который в начале прошлого сезона показывал отличный ход.

Старшим тренером мужской сборной назван Николай Лопухов. Как вам перемены?

Ну… Николай Петрович очень жесткий тренер. Так что будем еще ожесточеннее тренироваться. Вы меня понимаете – тренеров не выбирают, что я еще могу добавить?..

Как думаете, лучше иметь личного тренера, как в теннисе, или работать вместе со всеми под началом одного специалиста?

Это личное дело каждого. Кому-то по душе тренироваться с персональным наставником отдельно от команды, но это больше подходит опытным спортсменам. Мне же лучше, когда на тренировках есть конкуренция, работаешь в коллективе. А тому же Бьорндалену уже не нужно сравнивать свой уровень с другими, он и так прекрасно осведомлен о своих возможностях.

Не могу не спросить о женском биатлоне. Насколько близки вы с женской сборной?

Видимся редко, так как сборы у нас проходят в разных местах. Встречаемся только на соревнованиях.

А вы обсуждали поступок Магдалены Нойнер?

Нет, такого не было. Лично я считаю, что Магдалена не врет о причинах ухода – она выиграла все что можно и не находит больше мотивации для продолжения выступлений.

Какие у вас цели на летний сезон? Что хотите улучшить перед зимой?

Нужно поработать над ходом, улучшить лыжную подготовку. Обращу внимание и на повышение выносливости, хочу, чтобы меня хватало на всю дистанцию. Сил нужно набраться, но и над стрельбой поработать – это никому не повредит.

Ветераны биатлона, Александр Тихонов, Владимир Драчев и другие, часто критикуют нынешнее положение дел в команде. Их мнение для вас важно?

Бывает, заходим в Интернет и читаем, но серьезно к критике подобного рода не относимся. Не понимаю, как можно делать выводы, не зная ситуации внутри команды. Это неправильно.

Сезон завершался мемориалом Фатьянова на Камчатке. Тяжело было выступать так далеко, да еще и на фоне усталости?

И мотивацию сложно найти. Удивился, увидев там столько европейских биатлонистов. Лететь ведь далеко, а еще и огромная разница в часовых поясах. Мне было тяжело. Вот бы организовать что-то подобное поближе к центру России. Но надо сказать, для иностранцев делали все возможное. Иногда даже перегибали палку – в стремлении проявить гостеприимство забывали о своих собственных биатлонистах. Мне кажется, это неправильно.

Как вообще относитесь к выставочным гонкам? Были на Гонке чемпионов?

Нет, я бежал в Тюмени на Кубке России, но имею представление о том, что происходило в Москве. Это зрелищная гонка, которую редко доводится увидеть москвичам. Одновременно и подарок любителям биатлона, и средство популяризации – ведь в Москве выступали сплошь звезды.

Успели подружиться с кем-нибудь из них?

Это сложно, ведь я не знаю языка. Но иног­да попадаем в одну компанию, подмечаю кое-что. Свенсен и Бе – приколис­ты, шведы Бергман и Ферри тоже любят юмор. А вот братья Фуркад разные – Симон более открытый, а Мартен закрытый.

На одном из турниров игры «Что? Где? Когда?» был задан вопрос, героем которого вы стали. О чем шла речь?

На экскурсии в музее Тура Хейердала в Осло я обратил внимание на дерево бальсу, из которого построен знаменитый плот «Кон-Тики». В шутку заметил, что было бы неплохо, если бы из такого легкого и прочного материала, как эта древесина, начали бы производить винтовки. Об этом и был задан вопрос. А если серьезно, никто бы не стал делать оружие из бальсы – винтовка оказалась бы слишком легкой, что запрещено правилами.

Партнеры журнала: