Принц-полукровка

Большой спорт №5(62)
Андрей Супранович
Кевин Кураньи – о своем желании сыграть на чемпионате мира – 2018, российской милиции и автомобилях Mercedes-Benz

Два года назад в Москве оказался один из лучших форвардов Европы: расстаралось московское «Динамо». Кевин Кураньи приехал в Россию еще до того, как Сулейман Керимов привлек внимание к «Анжи», став предвестником паломничества звезд на Восток. Улыбчивый немец из Бразилии сразу влюбил в себя болельщиков, отметившись самоотдачей на поле, интересными интервью и голами-красавцами на любой вкус. Приехав на интервью к «Большому спорту», Кураньи попозировал у любимого автомобиля Mercedes-Benz SLK, попутно рассказав о тяжелой адаптации к российскому чемпионату и планах на два последующих чемпионата мира.

Ваша родословная – самая интересная из тех, что я видел. Чувствуете свою уникальность?

Сам этому поражаюсь, когда рассказываю о родственниках вслух. Мой отец – немец, который родился в Париже. Мама – из Панамы, латиноамериканка. Один дедушка – венгр, другой – норвежец. А сам я появился на свет в Бразилии. У моих детей все еще веселее: к моему этническому миксу добавилась кровь жены – хорватско-черногорская.

И как только знакомятся люди из разных стран?

Наша с Викторией история вполне банальна: она хоть и хорватка, но жила в Германии. Мы встретились, когда я еще играл за Stuttgart. Мне было 17, ходил в бассейн с друзьями, там заметил красивую девушку. Тогда и не мог подумать, что проведем столько лет вместе.

В вашей биографии значится панамская страничка: в этой стране вы играли до переезда в Германию.

В то время жизнь была не очень легкой. Родители развелись, я переехал в Панаму с матерью, денег не хватало. Старался не унывать, много времени проводил с друзь­ями, играл в футбол с утра до вечера – это спасало от безрадостных мыслей. Негатив­ный опыт жизни в Панаме закалил меня, сделал сильнее, что помогло в моем становлении как профессионального игрока. Сам футбол в этой стране не слишком хорош, высший дивизион по силе сопоставим с российской второй лигой. Но люди все равно ходят на стадионы. В прошлом году сборная сумела добраться до полуфинала Золотого кубка CONCACAF, обыграв в группе США. Правда, спорт номер один в Панаме – все равно бейсбол.

Жить в этой стране было небезопасно?

Конечно, как и везде, там есть районы, в которые не стоит заходить в одиночку. Но я помню только хорошее: отличные пляжи, красивую природу, местами все очень похоже на Бразилию.

Поговорим о вашем клубе. В межсезонье «Динамо» провело отличную селекцию, и скамей­ка в клубе удлинилась. К примеру, в состав перестали попадать молодые белорусы Нехайчик и Шитов. Как ребята справляются с ролью дублеров и что им мешает выходить на поле?

Павел и Игорь – очень талантливые футболисты, не зря играют за национальную команду. Но «сборников» в «Динамо» много, состав сильный, и в него не так легко пробиться. Наши белорусы еще молоды, им нужно больше времени, чтобы адаптироваться. Шанс проявить себя обязательно появится, и тогда все будет зависеть только от них. Я тренируюсь с Нехайчиком и Шитовым каждый день, вижу их потенциал и желание работать, так что у ребят все получится.

Александр Глеб когда-то был вашим партнером по молодому и дерзкому Stuttgart, занявшему второе место в 2003 году. Поддерживаете с ним связь?

Саша – один из лучших футболистов, с которыми мне довелось сыграть бок о бок. Он мыслит нестандартно, привносит в игру разнообразие. Мы долгое время не виделись, но три месяца назад созвонились и долго разговаривали: о жизни, российском футболе. Жаль только, что его «Крылья» играют в другой восьмерке, и мы не сможем встретиться на поле.

Постараюсь принять участие в чемпионате мира – 2018 в качестве игрока. Но если не получится – обязательно приеду в Россию, чтобы повидать своих друзей. Здесь их у меня много, а через шесть лет станет еще больше. К тому времени планирую выучить русский язык, может быть, смогу чем-то помочь немецкой сборной

Место Нехайчика занял Балаж Джуджак. Он пытался поговорить с вами на венгерском?

Да, видимо слухи о моих родственниках дошли и до него. Вынужден был разочаровать Балажа, этого языка я не знаю. Придется ему учить русский, как и мне. Я уже кое-что понимаю, могу сходить в магазин или сделать заказ в кафе. На поле давно нет проблем, футбольных терминов не так много, выучил все быстро. А вот читать и писать до сих пор не умею: сложно дается кириллица.

Пошел уже третий год вашего пребывания в Мос­кве. Какие впечатления останутся о столице России?

В первую очередь Красная площадь, невероятно красивое место. Там всегда много туристов, они ходят с широко открытыми глазами: им нравится, и я не исключение. Москвичи – второе сильное впечатление от города. В первые месяцы было сложно адаптироваться, но затем привык, мне понравились ваши открытые люди, с которыми приятно проводить время.

У вашего «Динамо» есть традиция: отправляться на полигон всей командой и стрелять из автомата…

Мне не повезло: эта поездка состоялась во второй день моего пребывания в команде. Я еще не успел ни к чему привыкнуть, а тут сразу дают в руки автомат. Тогда нам много рассказывали о милиции, чем она занимается, в чем заключается работа милиционеров и даже что они едят. А оружие – это не мое.

Попробуете назвать хорошие и плохие стороны российского футбола?

Он стремительно прогрессирует, это понятно каждому. В XXI веке российские клубы дважды выигрывали Кубок UEFA, и такое достижение говорит о многом. В страну приезжают сильные игроки европейского уровня – взять хотя бы «Анжи». Наличие клуба с неограниченными финансовыми возможностями подстегивает остальные команды, они больше внимания уделяют селекции, и общий уровень растет. Роберто Карлос, Это’О, Веллитон, Думбия – игроки мирового уровня, я рад, что они выходят на поле против меня. Говоря об отрицательных сторонах, оригинальным не буду: погода в России ужасная. Минусовая температура, плохие поля – все это вредит футболу.

Считаете, что у «Анжи» сильнейший состав в России?

Нет, я бы выделил «Зенит». У них отличный сплав игроков сборной России и сильных легионеров, да еще и тренер мирового уровня. Турнирная таблица тоже говорит о силе питерской команды.

А что насчет европейских клубов?

На континенте много сильных команд: Barcelona, Real Madrid, Bayern Munich, оба клуба из Манчестера. Однако Barcelona мощнее всех, она доказывает это своей игрой и результатами.

Роман Широков не раз говорил, что никогда не наденет форму «Спартака». Есть ли клубы, за которые вы отказались бы играть?

Я думаю, в жизни случаются разные ситуации, все может перевернуться с ног на голову в любой момент. Для себя не ставлю ограничений, всегда открыт для предложений.

Футболисты – не машины, которые могут показывать стабильные результаты матч за матчем. У нас есть свои взлеты и падения, болельщикам стоит это понять, а не вспоминать о больших контрактах всякий раз, когда игрок делает на поле что-то не так. Не забывайте и об удаче, которая может изменить

Еще 10–15 лет назад бразильская лига была лишь поставщиком кадров для Европы. Сейчас же наблюдается отток игроков обратно: из ЦСКА уехал Вагнер Лав, Неймар получил огромный контракт и остался в Бразилии. Думаете о том, чтобы осуществить свою мечту и поиграть во Flamengo?

Бразильский футбол можно сравнить с российским – на моей родине также делают ставку на покупку сильных игроков. Их роднит и чемпионат мира – совсем скоро обе страны примут мундиаль. Подготовка к турниру такого масштаба не может не задеть национальный чемпионат, так что и Россия, и Бразилия получат больше хороших стадионов, на которых просто обязаны играть хорошие футболисты.

Завершать карьеру будете в Бразилии, в Schalke 04, или, может, в Катаре?

Подумаю об этом, когда придет время. Сейчас все мысли только о «Динамо». Может быть, вернусь в Германию. О Schalke у меня остались очень хорошие воспоминания, и если есть время, то стараюсь смотреть игры клуба. В его составе есть футболисты с мировым именем – Рауль, Хунтелар, – которые могут сделать команду лучшей в Германии. Я в это верю.

В ноябре вы продлили свой контракт с «Динамо» до 2015 года. Долго думали над предложением клуба?

Мне нравится в России и в «Динамо». В нашем клубе все отлично организовано, здесь хороший состав и современная база. Почему бы не остаться в команде и не помочь ей выиграть какой-нибудь титул? Нам по силам сделать это!

После окончания карьеры останетесь в футболе?

Обязательно, хотелось бы всегда быть причастным к любимой игре. Может быть, стану тренером или менеджером или буду комментировать.

Шансы сыграть на практически домашнем для вас чемпионате мира – 2014 высоки, а вот в 2018 году вам будет уже 36. Сможете дотянуть до российского мундиаля?

Постараюсь принять участие в этом празднике в качестве игрока. Но если не получится – обязательно приеду в Россию, чтобы повидать своих друзей. Здесь их у меня много, а через шесть лет станет еще больше. К тому времени планирую выучить русский язык, может быть, смогу чем-то помочь немецкой сборной.

Вы уже давно не играли за национальную команду из-за конфликта с главным тренером Йоахимом Левом. Остаются ли шансы сыграть в Польше и на Украине?

Конфликт уже исчерпан, но шансы на попадание на Евро-2012 не слишком возросли. В команде есть много хороших молодых игроков, которые немало сделали для того, чтобы поехать на чемпионат Европы. Что-то может измениться, но на данный момент я не питаю особых иллюзий.

Ни один бразилец вам не скажет, что не любит фейжоаду, это же национальное блюдо. Когда приезжаю в Бразилию, ем ее каждый день, можно сказать, запасаюсь впрок. Но я вообще всеядный, люблю и панамскую кухню, и итальянскую. Русская тоже нравится, например борщ – отличное и необычное блюдо

Не думаете, что вашему вызову в сборную может помешать игра в «Динамо»? Московский клуб явно не на виду в Европе.

Доля правды в ваших словах есть, поэтому делаю все, чтобы попасть в еврокубки в следующем году. Если мы засветимся на международном турнире, то мои шансы на попадание в сборную в следующем цикле возрастут.

Слышал, что вы позволяете себе давать советы руководству «Динамо» о покупке того или иного футболиста…

Не отрицаю, у меня было несколько разговоров с боссами, они интересовались моим мнением об игроках из бундеслиги. Я рассказал о многих добротных футболистах, но пока купили только Мисимовича. У Звездана не все получалось в Турции, но я прекрасно помню, как он играл в Германии, потому и посоветовал приобрести именно его. В команде им довольны.

Тем не менее мы видели и провальные игры в исполнении Мисимовича, да и у вас случаются черные полосы. Немецким игрокам сложно адаптироваться к российским реалиям?

Футбол в России и Германии все же очень разный. Отличия в менталитете, стиле игры. Но если ты футболист высокого класса, то обязан приноровиться к новым условиям. На это требуется время, поэтому иногда дела не ладятся. Но, уверяю вас, это временное явление.

Многие болельщики считают, что в плохой игре футболистов виноваты большие контракты – мол, зарабатываешь много денег, и нет смысла дальше прогрессировать.

Такое случается, но чаще всего дело не в этом. Понимаете, мы же не машины, которые могут показывать стабильные результаты матч за матчем. У нас есть свои взлеты и падения, болельщикам стоит это понять, а не вспоминать о больших контрактах всякий раз, когда футболист делает на поле что-то не так. Не забывайте и об удаче, которая может изменить игрокам. Взять, к примеру, начало сезона: мы проиграли несколько матчей, хотя выглядели сильнее соперника, но мяч упорно не шел в ворота.

Мой отец – немец, который родился в Париже. Мама – из Панамы, латиноамериканка. Один дедушка – венгр, другой – норвежец. А сам я появился на свет в Бразилии. У моих детей все еще веселее: к моему этническому миксу добавилась кровь жены – хорватско-черногорская

После увольнения Божовича в «Динамо» сватали Феликса Магата. Как сообщали СМИ, вы вместе с Андреем Ворониным выступили против прихода немецкого наставника. Еще не забылись его тяжелые тренировки и характер?

Слухи об этом сильно преувеличены. Да, Магат – не самый добрый тренер и постоянно оставлял нас без сил, но главное, что он наставник с психологией победителя и методами, которые дают результат. Хотя бы за это Феликса нужно уважать. Впрочем, нас вполне устраивает Сергей Силкин, мне нравится работать под его началом.

А вот звездные игроки «Анжи» не постеснялись и совместными усилиями сняли Юрия Красножана еще до начала третьего круга…

Я ничего не знаю об этой ситуации, кроме того, что писали в прессе. В любом случае окончательное решение принимало руководство клуба, а не игроки.

В конце прошлого года «Спартак» требовал вашей дисквалификации за фол на Сергее Паршивлюке. Спокойно следили за ситуацией?

Это была случайность, и я много раз извинился перед Сергеем. Моя совесть чиста. Что до высказываний Карпина и поведения «Спартака», то я отнесся к этому спокойно. «Динамо» и «Спартак» – давние соперники, в этом году соседствуем в таблице, боремся между собой за высокие места. Это противостояние выходит и за рамки футбольного стадиона и принимает даже такие формы. В любом случае КДК принял верное решение и не пошел на поводу у красно-белых.

В нашем журнале планируется интервью с одним из лучших нападающих России Александром Кержаковым. У вас есть уникальная возможность стать на минуту журналистом и задать ему вопрос.

Это работа репортеров – задавать вопросы, не хочу отнимать ваш хлеб. Хотя с удовольствием бы узнал, как ему удается забивать столько голов, что он для этого делает? Мне очень импонирует его игровой стиль, Кержаков – отличный футболист.

Вы уважительно относитесь к профессии журналиста и часто останавливаетесь в микст-зоне, как и многие другие легионеры. Как вы думаете, почему российские игроки считают себя выше этого и неохотно дают интервью?

Вы смотрите на ситуацию однобоко. Журналисты – тоже сложные люди, пишут в своих статьях неправду, приписывая нам то, чего мы не говорили. Не отрицаю, некоторые мои коллеги плохо реагируют на критику, это их недостаток. К тому же не все находят в себе силы на общение после поражений. Так и выходит, что не каждый готов задержаться в микст-зоне после игры. Другое дело, что в Европе футболисты понимают, что интервью – часть нашей работы, а в России к этому как-то не привыкли.

Довольно футбола. Расскажете, как проводите свои короткие отпуска?

Ничего интересного – за сезон так устаешь, что хочется просто лежать и ничего не делать. Предпочитаю проводить время с семьей где-нибудь на пляже в теплых странах. Стараюсь накопить как можно больше положительных эмоций и сил, плаваю, хорошо и вкусно питаюсь.

Вы любитель поесть? Знаю, многие бразильцы жалуются на отсутствие в Москве фасоли для их любимой фейжоады…

Ха, ни один бразилец вам не скажет, что не любит фейжоаду, это же национальное блюдо. Когда приезжаю в Бразилию, ем ее каждый день, можно сказать, запасаюсь впрок. Но я вообще всеядный, люблю и панамскую кухню, и итальянскую. Русская тоже нравится, например борщ – отличное и необычное блюдо. Говорите, иностранцам он редко приходится по душе? Я же сказал, что мне в России все нравится!

Даже московские пробки?

Тут вы меня подловили: это большой минус российской столицы. Я вообще очень люблю автомобили, всегда вожу сам, поэтому с удовольствием откликнулся на предложение стать бренд-амбассадором Mercedes-Benz. У меня два автомобиля марки – S-Класс и ML, но в Москве на них сильно не покатаешься: ужасный трафик. Отрываюсь, когда приезжаю в Германию, там отличные дороги и автобаны без ограничения скорости.

Партнеры журнала: