Мастер русского хоккея

Большой спорт №5(62)
Дмитрий Соловьев

Хоккей с мячом недаром называют одним из самых «российских» видов спорта. Первенства планеты по нему проводятся с 1957 года, и ни разу за 55 лет отечественные хоккеисты не оставались без медалей. Более того, лишь однажды, в 1987 году, двадцатикратные чемпионы мира оказались на третьей ступени пьедестала почета. Помимо успехов россиян на международной арене, у «Большого спорта» появился еще один повод написать о «русском хоккее» – введенный в сезоне 2011/2012 формат проведения национального первенства, где чемпион определяется в одном-единственном матче, проводящемся на нейтральном поле. Такие правила не имеют аналогов в игровых видах. С вопросов об уместности подобной системы и общей ситуации в суперлиге и началась наша беседа с чемпионом России 2012 года защитником московского «Динамо» Павлом Булатовым.

Как вам уровень чемпионата России?

Он более-менее выровнялся. Серьезная борьба ведется в первой четверке. Команды, занимающие места с пятого по восьмое, также примерно равны по классу. Прошедший сезон оказался интересным: все теряли очки. В отличие от нескольких предыдущих лет, не было доминирования одного клуба, что нравится болельщикам.

Многие говорят, что, не будь у казанцев стольких травмированных, не видать вам победы в финале.

По ходу сезона у нас тоже некоторые выбывали, правда, к решающему поединку восстановились. Соперник действительно играл не сильнейшим составом, но я уверен, что московское «Динамо» победило заслуженно.

Формат соревнований, при котором чемпион страны определяется в одном матче, оптимален?

Эта модель позаимствована у Швеции. Раньше играли до двух побед, сейчас же один матч на нейтральном поле. Думаю, это лучший вариант.

Лет десять назад российские звезды выступали в шведском первенстве, сейчас все наоборот…

В России появилась стабильность с финансированием, это основная причина прихода сильных легионеров. С их приездом стиль игры несколько изменился.Традиционно он был у нас атакующим и скоростным, у скандинавов же – более оборонительный, с различными тактическими изысками. Сейчас мы понемногу заимствуем у них некоторые элементы.

Главный тренер «Динамо» Тони Линдквист сильно отличается от своих российских коллег?

Он очень любит рассказывать перед матчем истории из жизни, настраивая нас на игру. Хороший психолог, говорит немного, но по сути. Нет общих слов наподобие: «Вперед, за Россию!»

В чемпионате России есть лимит на легионеров?

Нет. Просто шведы такие люди, что не поедут в незнакомую команду. Им надо получить хорошие отзывы от выступавшего в клубе соотечественника или игрока, которого они считают авторитетным. Такого, как Михаил Свешников. Помню, в «СКА-Нефтяник» приехали два легионера, им не понравилось, с тех пор в Хабаровске шведов долго не было. Но сейчас ситуация все же меняется. Сразу три шведских хоккеиста собираются на Дальний Восток в следующем сезоне играть за «СКА-Нефтяник». В казанском «Динамо» есть два финна – Петтери Лампинен и Сами Лаакконен. Последний играет в России много лет и фактически превратился в русского. Его уже ничем не удивишь. Хотя в плане инфраструктуры становится лучше, особенно это касается гостиниц.

Разговоры о включении хоккея с мячом в олимпийскую программу идут годами, а результата пока нет. Говорят, одна из причин отсутствия прогресса – недостаток конкуренции: на медали реально претендуют только четыре сборные (Россия, Швеция, Казахстан, Финляндия). Но ведь доминирование лишь нескольких стран характерно и для некоторых олимпийских видов спорта

Вы летаете на матчи чартером?

Только на финал чемпионата России, до этого в течение сезона – регулярными рейсами. В Нижний Новгород ездили на «Сапсане». Многим клубам приходится тяжело: прямых рейсов нет, и они вынуждены лететь, допустим, из Сибири в Москву, а оттуда – в Хабаровск. А еще время на стыковку. В столице вообще масса плюсов. За четыре года выступлений в Кемерове я ни разу не приезжал на выходные домой на Урал: все два дня уходили бы только на дорогу. А здесь таких проблем нет.

В хоккее с мячом многим игрокам под и за 40…

Спортивное долголетие – следствие профессионализма, высокой требовательности к себе. Не сказал бы, что двигаемся меньше тех же футболистов. Конечно, с возрастом приходит опыт, бывалый игрок зачастую понимает, когда бежать за мячом бессмысленно, и экономит силы. Но в любом случае ветераны выполняют огромный объем работы. Причем многие выступают и в клубе, и в сборной.

В свои 28 вы считаетесь молодым?

По сравнению с аксакалами – да. Оценивать себя не берусь, поэтому затрудняюсь сказать, прогрессирую ли. Но нынешним сезоном доволен.

Второе место на чемпионате мира – это…

Катастрофа. До сих пор не могу забыть финал, где мы вели со счетом 4:2, но уступили. Нам, как и шведам, нужны только золотые медали. Конечно, выступили неудачно, но не считаю, что необходимо кардинально менять состав: достойно заменить мастеровитых ветеранов мало кому под силу.

Вас приглашали играть за Казахстан или Белоруссию?

Нет. Но у меня много друзей, выступа­ющих за казахстанскую команду и отлично себя чувствующих. Российская сборная не резиновая, а возможность сыграть на чемпионате мира дорогого стоит. Так что я их понимаю.

Не боитесь, что когда-нибудь россияне в форме сборной постсоветской страны обыграют нашу команду?

С каждым годом Казахстан играет все сильнее, в нынешнем сезоне они завоевали бронзовые медали чемпионата мира. Я – за то, чтобы давать как можно большему числу игроков возможность испытать себя на чемпионате мира. Пусть хоть за сборную Монголии выступают.

Монголы сильны в хоккее с мячом?

Не сказал бы. Вот американцы здорово прибавили. У них в команде в основном переученные «шайбисты», но есть и студенты шведских вузов. Тренер-скандинав поставил этой команде умный стиль игры.

Вы верите, что сыграете на Олимпийских играх?

Надеюсь на это. Разговоры о включении хоккея с мячом в олимпийскую программу идут годами, а результата пока нет. Говорят, одной из причин отсутствия прогресса является недостаток конкуренции: на медали реально претендуют только четыре сборные (Россия, Швеция, Казахстан, Финляндия). Но ведь доминирование лишь нескольких стран характерно и для некоторых олимпийских видов спорта.

Вам понравилась организация чемпионата мира в Казахстане?

Хотелось бы больше зрителей на трибунах. Говорят, лучшая организация была в Кемерове. В Казахстане же все получилось буднично, я бы сказал, средне.

В чемпионате России есть команды из маленьких северных городков. Какой из них вас больше всего удивил?

Мончегорск Мурманской области. Когда мы туда приехали, на улице было –42 ˚С и ничего не видно из-за метели. Самое же приятное впечатление осталось от чемпионата мира в Кемерове, когда на наш финальный матч пришли 30 тысяч человек. В Иркутске происходили забавные случаи. Куда бы ни приехали с «Динамо», везде много болельщиков, поддерживают своих. А мне приятно побеждать, когда зрители болеют против.

Каково играть в –20˚С?

После –30˚С – как лето. В стужу некоторые надевают маски, перчатки под краги, чехлы на коньки, термобелье. Но все это мало спасает – отмораживают пальцы, носы.

Ваш вид спорта – редкий гость на телеэкранах.

Есть такая проблема. Транслировали финал чемпионата России из Архангельска, но «картинка» оставляла желать лучшего. Чтобы успеть за мячом, нужно минимум шесть-семь камер, у нас же такого количества нет. Зачастую мяч на одном участке поля, а показывают другой. Иное дело – Швеция, там «картинка» хорошая. Все равно вживую на стадионе смотреть матч гораздо интереснее, ощущаются эмоции.

В Кемерове вы были главной спортивной звездой города. Как чувствуете себя в Москве?

Я являлся капитаном команды, вот и приходилось часто давать интервью, никогда не отказывался. В Москве мне очень комфорт­но, сам не ожидал, что так быстро приживусь. Рад, что в городе не узнают. Когда переезжал из Первоуральска в Кемерово, привыкал дольше. В Москве можно найти себе больше интересных занятий, поэтому время здесь идет быстрее. Не скажу, что москвичи чем-то отличаются от жителей других городов.

Зимой кто-то поджег ваш Mercedes. Нашли виновного?

За шесть лет существования возрожденного «Динамо» это первый случай, когда автомобиль игрока поджигают на охраняемой стоянке около стадиона. На следующий день после этого инцидента у нас был матч с «Зорким» из Красногорска. Но никого не обвиняю. Я неконфликтный человек и понятия не имею, кто бы это мог сделать. Хотя перебрал массу вариантов: уральских знакомых, кемеровских…

Вы ходите на спортивные соревнования как болельщик?

Люблю футбол: ходил на ЦСКА, «Динамо», сборную России. Планирую посетить матч баскетбольного ЦСКА. Нравится теннис. В Крылатском мы иногда тренируемся в одно время с конькобежцами, и я познакомился там с Иваном Скобревым. Он приятный, открытый человек, всегда здоровается. С удовольствием посетил бы соревнования с его участием. Во время Олимпийских игр смотрю все подряд, даже бокс и единоборства.

В хоккее с мячом контактной игры нет?

По сравнению с «шайбой» у нас все чище. Защитникам тяжело отобрать мяч: чуть что, сразу следует удаление. Помню, мне было 15 лет, только дебютировал в профессиональном спорте. Получил мяч, опустил голову и думаю, что с ним делать. Соперник так врезал, что я заработал сотрясение мозга. С тех пор первое правило: приняв мяч, поднимаю голову, слежу за противниками.

Шрам на лице – следствие травмы?

Мне было лет 20. Соперник падал, я решил поддержать его рукой, а он в полете случайно порезал меня коньком. Много крови, прямо в раздевалке наложили 12 швов. С тех пор никому не мешаю падать.

Такие случаи не отбивают охоту заниматься спортом?

Как только мне зашили рану, сказал врачу, что через три дня у меня следующий матч. Он ответил: «Я, конечно, знал, что хоккеисты странные люди, но не думал, что настолько». Две недели запрещали выходить на лед, я мучился.

Где проведете отпуск?

У нашей команды восстановительный сбор в Таиланде, затем до июля свободны. Хочу съездить в Мексику, а в мае начну самостоятельные тренировки. Люблю отдыхать в странах, куда надо долго лететь: Куба, Доминикана… Мечтаю побывать в Бразилии. Отдых у меня в основном пляжный, без приключений. Кстати, на Кубе несколько лет назад встретил Максима Сушинского.

На сбор в июле прибудете с лишним весом?

Ни в коем случае. Такое сейчас редко встречается, хоккеисты стали более профессиональными. Ограничивают себя в еде, держатся в тонусе во время отпуска. Хотя и нет того контроля со стороны тренеров за соблюдением режима, какой был несколько лет назад. Люди сами понимают: не будешь следить за собой, потеряешь место в основе и деньги.

Какой престижной награды у вас еще нет?

Кубка мира, неофициальный клубный чемпионат планеты я пока не выигрывал. Думаю, победами пресытиться невозможно. Ребята, в пятый-шестой раз становившиеся чемпионами России, радовались в Архангельске так же, как и я, для которого этот титул стал первым.

По окончании карьеры будете тренером?

Это очень тяжело психологически. Вижу, как они переживают, куда больше, чем игроки на поле. Но «никогда не говори никогда».


Две команды, каждая из которых состоит из десяти передвигающихся на коньках полевых спортсменов с клюшками и вратаря без оной, играют на поле, размерами идентичном футбольному. Побеждает тот, кто забросит больше мячей в ворота соперника. При этом матч состоит из двух таймов по 45 минут, а при сильном морозе – трех по 30. Правила игры представляют собой своеобразный коктейль из принятых в футболе и хоккее с шайбой.

Партнеры журнала: