Скалолазка

Большой спорт №10(56) Октябрь 2011
В 16-летнем возрасте Яна Черешнева выиграла молодежный чемпионат мира и с тех пор входит в мировую элиту скалолазания. Спортсменка рассказала «Большому спорту» о своей семье, системе тренировок, жизненных планах и общей ситуации в своем претендующем на олимпийский статус виде.

В 16-летнем возрасте Яна Черешнева выиграла молодежный чемпионат мира и с тех пор входит в мировую элиту скалолазания. Спортсменка рассказала «Большому спорту» о своей семье, системе тренировок, жизненных планах и общей ситуации в своем претендующем на олимпийский статус виде.

Семья

Я родилась в семье скалолазов. Мама Венера более 25 лет входила в национальные сборные СССР и России, чемпионка Европы. Папа Олег – чемпион мира по ледолазанию. Ему сейчас 48 лет, но он по-прежнему находится в потрясающей форме. Родители брали с собой на тренировки, сборы. Так что выбирать вид спорта не пришлось. Но серьезно я начала заниматься лишь в 14-летнем возрасте, детям большие нагрузки противопоказаны. В скалолазании очень важны пальцы, и если начать профильные тренировки в совсем уж юном возрасте, они могут сломаться. Я родилась в Красноярске, сейчас живем в Москве. Переехали сюда, потому что родители хотели, чтобы я ездила на все международные соревнования, а из Сибири это делать затратно и неудобно. Пока доберешься – уйдет спортивная форма.

Деньги

Мне платит стипендию спортивная школа, оказывают поддержку и спонсоры, причем как снаряжением, так и финансово: предусмотрены бонусы за определенные места на соревнованиях. За победу на чемпионате мира призовые составляют 2500 евро, так что без спонсоров не проживешь. В идеале помогать должна и Федерация скалолазания России (ФСР), но подобного не происходит. За свой счет оплачиваем даже дорогу и гостиницу. Хотя есть и несколько коммерческих турниров, где для спортсменов первой десятки общего зачета Кубка мира перелет и проживание бесплатны. Сейчас я восьмая, однако сохранить позиции нелегко: на этап в США не поеду по финансовым соображениям.

На подъеме скалолазание в Австрии, в Инсбруке замечательный тренажер, мы туда тоже иногда ездим. Тренируемся так, что обувь снашивается за неделю. Во Франции, Словении, Испании у скалолазов тоже нет проблем с финансированием. А у нас даже тренера не могут послать со спортсменами. Более того, за право участия в каждом этапе Кубка мира платим ФСР взнос в размере 2300 рублей.

Тренировки

Считаю, что лучшая тренировка – это лазание. В нем задействованы не только все мышцы тела, но и мозг. Кожа привыкает, становится более грубой, толстой. В перчатках лазить невозможно, мажем руки магнезией, которая всегда с собой в специальном мешочке. Я тренирую в основном «трудность», но в боулдеринге выступаю даже успешнее: стала в этом виде четвертой на чемпионате мира, а в профильном – восьмой.

В Москве есть только один хороший зал – в МАИ, оттуда вышли все наши чемпионы в боулдеринге. Подходящих для профессионального спорта освоенных скал в России нет, они располагаются в Крыму, там полезно полазить. Высокие хорошие скалы с тяжелыми маршрутами есть в Испании, Франции, Словении. Представители этих стран имеют преимущество – позанимались на тренажере и могут сразу же переходить на скалы, там легко и пальцы «поставить», и технику. Нам же необходимо выезжать на лето в Европу.

Спорт

В 16-летнем возрасте «выстреливают» одаренные от природы спорт­смены, те же, кто достигает успеха благодаря в первую очередь труду, выходят на пик карьеры в 20–30 лет. В соревнованиях на «трудность» мировых лидеров можно распознать даже по фигуре: у девушек широкая спина, сильные руки и худые ноги. Работа идет на выносливость, поэтому преимущество получают стройные, здесь каждые 500 граммов собственного веса имеют значение. Верхний плечевой пояс развит у всех, но «качком» быть нельзя: мышцы нужны «присушенные». Причем некоторые из них можно развить лишь непосредственно при лазании, в тренажерном зале этого не сделаешь. Высоких в мировой элите я не знаю, лучше иметь средний рост или даже низкий. У девушек – сантиметров 165, у мужчин – чуть больше.

В олимпийскую программу пытаются включить «скорость», даже создали эталонную трассу. Но на ней скалолазание превращается в подобие легкой атлетики. Лично я не ставлю цель непременно выступить на Играх. Просто хочу стать классным скалолазом и получать от этого удовольствие.

Экстрим

Страха у меня нет. Некоторые опасения появляются, когда лазаешь на «трудность» и «забиваются» руки. Приходится делать перехваты на пределе, когда не знаешь, удержишься или упадешь. Тут определенный страх присутствует, каждый раз борешься с ним. В этой победе над собой и состоит прелесть скалолазания.

Есть люди, лазающие по скалам соло – без страховки, с парашютами… Понять их мне тяжело. Особенно если есть семьи, дети. Другое дело – над водой, как словенка Наталья Гросс. Это прикольно.

Отдых

Сезон начинается весной и длится до ноября. Летом, как правило, живем в Европе, лазаем по скалам и заодно отдыхаем. В нынешнем году были на юге Франции – Ницца, Монте-Карло. После последнего этапа Кубка мира накапливается усталость, неделю-две отдыхаешь. В этот период пляжный отдых пошел бы на пользу. А в другое время он не нужен – много ездим по миру, получаем новые впечатления.

Будущее

Учусь на тренера в РГУФКе, но пока в этой профессии себя не вижу. Нахожусь в поиске, хочется чего-то легкого, воздушного, творческого. Раньше играла на пианино, сейчас хожу на уроки живописи. Не скажу, что в обыденной жизни мне помогают полученные в спорте навыки. Хотя перелезть через забор, конечно, не проблема. В любом случае координация и ловкость не мешают.

Партнеры журнала: