Новатор

Большой спорт №10(56) Октябрь 2011
Дмитрий Маслов
Дмитрий Ефимов пришел в «Шахтер» с поста гендиректора компании «Кока-Кола Украина – Белоруссия» и сделал коммерческую службу донецкого футбольного клуба лучшей на постсоветском пространстве. Затем работал в «Локомотиве», а в 2009 году возглавил МХЛ. О спонсорском потенциале этой лиги, стоящих перед ним задачах и общей ситуации в российском и международном молодежном хоккее Дмитрий Ефимов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Дмитрий Ефимов пришел в «Шахтер» с поста гендиректора компании «Кока-Кола Украина – Белоруссия» и сделал коммерческую службу донецкого футбольного клуба лучшей на постсоветском пространстве. Затем работал в «Локомотиве», а в 2009 году возглавил МХЛ. О спонсорском потенциале этой лиги, стоящих перед ним задачах и общей ситуации в российском и международном молодежном хоккее Дмитрий Ефимов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

После ухода из «Локомотива» вы объявили о том, что будете работать в Оргкомитете Сочи-2014. Как оказались в МХЛ?

Я действительно трудился там в течение месяца. И получил предложение создать и возглавить Молодежную хоккейную лигу. Шанс выстроить с нуля целую лигу, наверное, бывает только раз в жизни. Я счел это предложение значительно более интересным и принял его.

Неужели вас не беспокоило отсутствие опыта работы в хоккее?

Меня позвали не шайбы забрасывать, а создавать административную, спортивную и бизнес-структуру, а подобным я уже занимался. Непосредственно со спортивным менеджментом познакомился в «Шахтере», который считаю самой прогрессивной спортивной организацией на постсоветском пространстве. Проработав два года в донецком клубе и перейдя в российское футбольное первенство, был просто поражен тем, насколько «Шахтер» опережает даже самые лучшие российские коллективы. В украинском гранде серьезная, по-западному продуманная структура, основанная на опыте ведущих клубов Англии, Испании, Италии.

В чем конкретно уступал тот же «Локомотив»?

Во всем. Стабильность спортивных результатов, профессиональный уровень руководства, стадион, база, академия, пресс-служба, качество селекции, работа с болельщиками, коммерция. Достаточно сказать, что в 2010 году только на продаже атрибутики «Шахтер» заработал порядка миллиона долларов. Кто в России способен похвастаться подобным показателем? У нас есть добротные клубы, добивавши­еся успехов на внутренней арене и даже на международных соревнованиях, но по иным показателям они отстают. А в Донецке развитие на высшем уровне идет по всем направлениям. Самое приятное, что и в становлении хоккейного клуба «Донбасс» я вижу тот же фундаментальный подход.

Сегодня в России в хоккее, конечно, намного интереснее, чем в футболе. В стране происходит бурный ренессанс этого вида спорта. А МХЛ – вообще проект уникальный, исторический. Более интересную работу в российском спорте даже не представляю

Возможно, причиной российского отставания, в том числе по финансовым показателям, являются недочеты в законодательстве?

Эта проблема больше относится к детскому спорту, к спортивным школам. Там все очень грустно, и в первую очередь с финансовой точки зрения. А большинство крупных российских футбольных и хоккейных клубов находится в частных руках. И финансирование у многих хорошее. Тут скорее проблема в профессионализме управления. Что же касается сотрудничества с государственными структурами, то я неоднократно предлагал Минспорттуризму наладить взаимодействие, хотя бы сделать презентацию МХЛ на коллегии министерства, но эти предложения так и не были приняты. Мы не прекращаем усилий, и, возможно, ближе к Олимпиаде в 2014-м сотрудничество начнется. Значительно лучше у нас налажено партнерство с ФХР. Федерация вообще является одним из учредителей лиги, а ее исполнительный директор Валерий Иванович Фесюк входит в правление МХЛ.

А история с председателем правления межрегионального координационного совета «Сибирь – Дальний Восток» Юрием Карандиным, противодействовавшим созданию группы «Б» в МХЛ, уже завершилась?

С нашей стороны – да. Дивизион соревнования в этом регионе сформирован. Сейчас в него входят пять команд. Надеюсь, в дальнейшем их число будет расти. Я считаю, что в 2011 году в российском хоккее не было более значимого события, чем создание группы «Б» в МХЛ.

Вы не опасаетесь, что зарубежные клубы в случае вылета в группу «Б» потеряют интерес к турниру МХЛ и снимутся с него?

Абсолютно нет. Та же литовская «Балтика» набрала команду со всей Европы, в том числе шесть словаков, и играет в группе «Б». Кстати, у нас больше нет такого термина – есть «чемпионат МХЛ» и «первенство МХЛ». К тому же неверно считать первенство МХЛ соревнованием «второго сорта». Просто у некоторых команд нет значительных финансовых возможностей, а региональная структура турнира позволяет ездить на матчи на автобусе. Летать придется лишь на стадии плей-офф, а здесь транспортные расходы лягут на лигу. Мы пригласили туда команды бывшей первой лиги не потому, что захотели ее разрушить, а потому, что уровень того чемпионата был весьма низок. Он не позволял игрокам развиваться. Наш спортивный департамент с цифрами в руках доказал, что команда первой лиги при переходе в МХЛ свои расходы сократила. Мы не только собираем членские взносы, как было раньше, но и раздаем деньги. Причем гораздо большие, чем берем от клубов: оплачиваем судейство, перелеты во время плей-офф. Средний бюджет команды чемпионата МХЛ составляет 30 миллионов рублей, а первенства МХЛ – порядка 10 миллионов.

Чем МХЛ привлекает спонсоров?

Самое главное – мы предлагаем увлекательное состязание высокого спортивного уровня. Можем обеспечить значительную аудиторию (только на аренах в этом сезоне побывают более миллиона болельщиков), огромный территориальный охват (51 команда в шести странах), трансляции на каналах «Россия-2», КХЛ-ТВ. Так что отнюдь не случайно среди наших спонсоров есть такие крупные имена, как Chevrolet, Gillette, Reebok, на отдельные мероприятия привлекаются другие компании. Конечно, есть «старший брат» – КХЛ, тягаться с ним бессмысленно. Но мы и не ставим себе такую задачу. Главное – быть сильным в своей нише, что у нас хорошо получается.

Как думаете, сделать лигу окупаемой реально?

Уверен в этом. Правда, на это уйдет очень много лет. Динамика великолепна: поначалу сами зарабатывали лишь 1,5–2 процента бюджета, сейчас же перешагнули за десять. Причем без использования административного ресурса.

Если говорить о конкретном текущем сезоне, какие задачи считаете приоритетными?

Первое – повышение спортивного уровня. Успехи национальной молодежной сборной России, которая полностью состояла из игроков и «выпускников» МХЛ, на чемпионате мира и в суперсерии в Канаде говорят о том, что лига движется в правильном направлении.

Второе – увеличение посещаемости. Работаем в этом направлении активно. В первом сезоне на аренах побывало 450 тысяч человек, во втором – 750 тысяч, в этом – число перешагнет за миллион. Сегодня в среднем по лиге на матч ходят 750 человек, и эта цифра растет.

Третье – повышение доходности лиги. Самоокупаемость – абсолютная долгосрочная цель.

В МХЛ существует разброс в возрасте – в одних командах преобладают хоккеисты 1990–1991 годов рождения, а в других – 1993–1994-го. Вы видите проблему в том, что за счет возраста некоторые получают преимущество?

Запрет на более чем пять игроков, родившихся в 1990 году, у нас есть. На голосование правления лиги мы вынесли предложение ФХР ограничить количество игроков этого возраста в заявке на матч тремя и обязать команды вносить в нее не менее четырех спортсменов 1994 года рождения. Клубы проголосовали против. Главная задача наших команд – готовить смену для КХЛ, и в этом плане комплектующиеся более молодыми игроками имеют преимущество.

Мы не только собираем членские взносы, как было раньше, но и раздаем деньги. Причем гораздо большие, чем берем от клубов: оплачиваем судейство, перелеты во время плей-офф. Средний бюджет команды чемпионата МХЛ составляет 30 миллионов рублей, а первенства МХЛ – порядка 10 миллионов

Довольны ли вы тем, как прошел Кубок мира среди молодежи в Омске?

Очень. В организационном плане все было безукоризненно. Участники остались довольны, направили благодарности в Международную федерацию хоккея (IIHF). Моя презентация по итогам Кубка на конгрессе IIHF была встречена аплодисментами, что случается не так часто. IIHF санкционировала дальнейшее проведение турнира, он вновь состоится в России. Интерес уже проявили несколько стран, не выступающих в нынешнем году. В частности, Норвегия и Дания.

Что до уровня участников, то было бы очень странно и наивно думать, будто канадцы привезут своих лучших игроков на новый турнир в далекой России. Уверяю, через год команды из ведущих хоккейных держав будут гораздо сильнее. Обывателю легко рассуждать о том, что сильнейшие не приехали. А вы попробуйте убедить IIHF в необходимости такого турнира! Так что я просто благодарю тех же канадцев и шведов за приезд. И уверен в том, что когда турнир зарекомендует себя (а это уже происходит), команды из этих стран будут куда сильнее. Чтобы к нам начали приезжать действительно лучшие, должно пройти три-четыре года, авторитет завоевывается не сразу.

В Омске значительную помощь в организации турнира оказали местные власти. А возможно ли сделать подобное соревнование самоокупаемым за рубежом, где нет административного ресурса?

Думаю, да. На Западе существует многолетняя прочная культура спонсорства спортивных мероприятий. Значительное авторитетное международное соревнование наверняка вызовет интерес у коммерческих партнеров.

Вы как-то заявили, что считаете возможным создание молодежной лиги чемпионов. В то время как даже под взрослую не могут найти бюджет.

Поэтому я и употребил словосочетание «в перспективе». Кубок мира среди молодежи дебютировал очень сильно, но говорить о том, что он в полной мере состоялся, еще рано. Когда это произойдет, можно будет вести речь о Лиге чемпионов. Даже молодежный чемпионат планеты неофициально прошел четыре раза, прежде чем IIHF объявила его своим официальным турниром.

КХЛ пытается расширяться на Запад. Вы будете выбирать те же направления, что и «старший брат», или есть уникальные?

В регламенте КХЛ обязанность иметь клуб МХЛ установлена только для российских команд, зарубежные под это требование не подпадают. Но история показывает, что иностранные коллективы заявляют «молодежки» в нашу лигу. Лично я думаю, по количеству клубов и стран МХЛ опередит «старшего брата» просто потому, что бюджеты несравнимы. «Донбасс» уже заявил о создании команды для нашей лиги, про Италию (клуб из Милана планирует вступить в КХЛ в следующем сезоне. – Б.С.) пока ничего конкретного сказать не могу. Расширение географии – не самоцель. Конечно, появление команды из новой страны – это новая хоккейная школа, повышение болельщицкого интереса, спонсорские возможности. Но уговаривать никого не будем, нужно как минимум обоюдное желание. Например, приход коллектива из Литвы стал для нас приятным сюрпризом.

Вам где интереснее трудиться – в футболе или хоккее?

Мы говорим о двух великих играх. Поработать в сфере обеих считаю огромной удачей. И дело не в виде спорта, а в той атмосфере, в которой находишься.

Сегодня в России в хоккее, конечно, намного интереснее. В стране происходит бурный ренессанс нашего вида спорта. А МХЛ – вообще проект уникальный, исторический. Более интересную работу в российском спорте даже не представляю.

Партнеры журнала: