Президент русского бобслея

Большой спорт №3 (23) март 2008
Дмитрий Маслов
Президент группы компаний «Автолайн» Никита Музыря возглавил Федерацию бобcлея и скелетона России летом 2006 года после трагической смерти Валерия Лейченко.

Президент группы компаний «Автолайн» Никита Музыря возглавил Федерацию бобcлея и скелетона России летом 2006 года после трагической смерти Валерия Лейченко. Несмотря на отсутствие опыта руководства спортивными федерациями, Музыря смог не только сохранить позиции россиян в элите мирового бобслея, но и вывести их на новые рубежи. Свидетельство этому – победа четверки Евгения Попова в общем зачете Кубка мира 2007 года, а также регулярное присутствие экипажей Попова и Александра Зубкова в числе призеров крупнейших мировых соревнований. О том, что сегодня представляет собой русский бобслей и какие он имеет перспективы, Никита Музыря рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

Почему именно бобслей, а не, скажем, автоспорт, который, на первый взгляд, больше соответствует профилю «Автолайна»? Как получилось, что вы встали у руля Федерации бобслея и скелетона России?

Вице-президент «Автолайна» и бывший бобслеист Владимир Мысев попросил меня помочь с финансированием тогдашнему президенту Федерации Валерию Лейченко, который действительно был энтузиастом своего дела, и мы решили поддержать этот вид спорта. Со временем я познакомился с руководителями международных структур, у нас сложились хорошие отношения. После безвременной кончины Лейченко мне предложили возглавить российскую организацию.

Вы довольны отдачей, которую вы лично и «Автолайн» получаете от бобслея?

Сказать, что пиар-поддержка нам вообще не нужна, – это бравада, хотя начинали мы не из-за нее, а просто хотели помочь. Когда россияне начали выигрывать на мировых первенствах, эмблемы «Автолайна» на бортах бобов вызвали резонанс. Естественно, чтобы популяризировать бобслей, я должен пропагандировать федерацию, спорт и автоматически себя. Но я бы с большим удовольствием «пиарил» прежде всего спорт­сменов. Ведь я – просто функционер, обеспечивающий условия для достижения результата.

Никита Музыря СТАРШЕ сильнейшего российского пилота Александра Зубкова на 3 года

Как обстоит дело с финансированием бобслея в России? Есть ли у федерации какие-либо еще крупные спонсоры, помимо «Автолайна»?

У нас есть партнеры, но глобального спонсора нет. Ford помог, с Bosco ведутся переговоры. Техника закупается за счет Росспорта, «Автолайна», региональных федераций. Спорт в России сейчас вообще хорошо финансируется.

Трасса в Парамонове построена за счет правительства Московской области. Могут в России санно-бобслейные трассы приносить бизнес-отдачу? И какое их количество вы считаете оптимальным как в плане подготовки спортсменов экстра-класса, так и с точки зрения окупаемости?

Я думаю, что в России достаточно построить пять трасс, хотя можно и десять. Для окупаемости нужна определенная инфраструктура, девелоперский проект. Сами трассы с точки зрения инвестиций неокупаемы, поэтому в большинстве стран их строит государство. Деньги, которые они приносят, не покрывают затрат на строительство и эксплуатацию. Вопрос об открытии санно-бобслейных трасс – это в большей степени вопрос о поддержке олимпийских видов спорта: в бобслее, скелетоне и санях разыгрываются восемь комплектов наград. С другой стороны, это социальная программа: тренируются юниоры, дети, молодежь приобщается к здоровому образу жизни.

Один спуск на трассе в Сигулде, включая трансфер из оте­ля, прокат оборудования и помощь инструктора, стоит около ста долларов. Какие цены будут в Парамонове?

Создано муниципальное унитарное предприятие, которое будет управлять трассой, определять расценки. Я думаю, что они будут среднеевропейскими, – учитывая количество желающих прокатиться и то, что это первая трасса, на которой смогут тренироваться спортсмены, загрузка и ажиотаж обеспечены.

Как оцениваете популярность бобслея в России?

Пять лет назад здесь мало кто писал о бобслее, сейчас интерес к нему растет, потому что россияне начали выигрывать. Ведь вид спорта, в котором страна занимает место в районе двадцатого, никому особо не интересен. Несмотря на определенные сложности, руководство телеканала «Спорт» все же подписало контракт на трансляцию всех этапов Кубка мира. Когда в России появится несколько трасс, популярность бобслея еще больше вырастет: одно дело – смотреть по телевидению, другое – попробовать самому. Ощущение сродни тому, что испытывают летчики и парашютисты. Не случайно в британских ВВС бобслеем занимаются в приказном порядке.

Вы часто называете бобслей зимней «Формулой-1». В чем сходство между ними?

Бобслей – недешевый вид спорта, и к тому же телевизионный: невозможно проследить всю трассу глазами. Кроме того, масса людей любит экстремальные виды спорта, а бобслей – это экстрим. Мы хотим, чтобы крупные бизнес-структуры создали собственные команды, соревновались между собой. Я разговаривал на эту тему с Вячеславом Фетисовым, и он нас поддерживает. Наша задача – внедрять идею того, что бобслей – не только для спортсменов. В стране есть деньги, и со строительством трасс появляется возможность им заниматься. Кого бы я ни приглашал проехаться на бобе – всем нравится, хотят еще. Нужно только все правильно обставить, сделать шоу.

«Я – функционер, обеспечивающий условия для достижения результата», – говорит о себе Никита Музыря. Группа компаний «Автолайн» пришла в бобслей пять лет назад, чтобы просто помочь этому виду спорта. Сегодня это главный и, по сути, единственный инвестор русского бобслея. И самой желанной формой отдачи от инвестиций для Никиты Музыря была бы золотая олимпийская медаль

Александр Зубков стал чемпионом Европы на бобе-двойке Wimmer Carbontechnik. Довольны ли вы сотрудничеством с этой немецкой компанией? Будет ли она делать для россиян четверки?

Раньше бобы для сборной России поставляли братья Зингеры. Я думаю, что именно хорошие результаты отечественных спортсменов помогли им «подняться», и теперь Зингерам заказывают бобы многие сборные. Со временем финансовые запросы Zinger непомерно возросли, и мы нашли нового производителя. Сейчас прорабатывается вопрос об изготовлении компанией Wimmer Carbontechnik четверок для сборной России.

Не опасаетесь, что с Wimmer Carbontechnik случится то же, что и с Zinger – раскрутившись благодаря россиянам, они взвинтят цены?

У нас есть определенные договоренности, подписан долгосрочный контракт. Крупный завод не может сделать боб экстра-класса, это тюнинговая операция – нужно понимать, как машина едет по трассе. Есть хорошие канадские, американские производители, но мы пока с ними не сотрудничаем.

На бобах каких производителей тренируются и выступают российские спортсмены второго эшелона? За чей счет закупается техника?

Бобслей – очень технологичный вид спорта, поэтому новая техника, как правило, лучше старой. Мы придерживаемся принципа «Лучшим спортсменам – лучшее». Все остальное передается по цепочке к бобслеистам менее высокого класса и юниорам. В России сейчас в общей сложности около двадцати бобов.

Разгоняющих в сборную России по бобслею набирали по опубликованному на сайте федерации объявлению. У сборной столь остро стоит проблема с резервом? Как вы оцениваете перспективы российского бобслея, учитывая, что лидеры команды Зубков и Попов уже перешагнули тридцатилетний рубеж?

Молодая кровь – всегда хорошо. Бобслей – вид спорта, в котором в 18 лет карьера только начинается, в то время как в некоторых других – заканчивается, так почему бы не продлить срок активного выступления. За исключением Анастасии Скулкиной, все бобслеистки сборной России пришли из легкой атлетики. Прежде всего человек должен быть сам заинтересован, а у руководства Всероссийской федерации легкой атлетики и Федерации санного спорта и натурбана переход спортсменов в бобслей не вызывает негативной реакции. Молодежь у нас хорошая, в феврале экипаж Дмитрия Абрамовича выиграл чемпионат мира среди юниоров в четверках. Трасса в Парамонове даст дополнительные возможности для подготовки резерва. Я, конечно, верю, что Александр Зубков выступит на сочинской Олимпиаде, но нужно готовить и молодежь – одной силы мало, необходимо приходящее с опытом умение.

Какие задачи будут стоять перед российскими бобслеистами на Олимпиаде в Ванкувере?

Конечно, все хотят золотых медалей. Обязательства мы на себя взяли такие: серебро – в четверках, бронза – в двойках. Росспортом уже принята программа, нацеленная на Олимпиаду в Сочи. У российских бобслеистов большие шансы на собственной трассе показать лучший результат.

Партнеры журнала: