Взгляд бизнесмена

Большой спорт №9 (19)
Максим Туула
О том, как лучше вкладывать деньги в спорт и стоит ли покупать футбольные клубы, Ив Хайрат рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

Голландец Ив Хайрат – не просто бизнесмен, основатель выставки Millionaire Fair и глава издательского дома Gijrath Media Groep BV. Еще он бывший спортсмен, а ныне – страстный болельщик. О том, как лучше вкладывать деньги в спорт, стоит ли покупать футбольные клубы и как правильно болеть за команду, Ив Хайрат рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

В одном из интервью вы как-то признались, что роскошь для вас – это возможность удовлетворять все свои желания и амбиции. И таковой для вас является, в том числе, спонсорство футбола. В какой клуб вы вкладываете деньги? И в каком статусе вы это делаете: являетесь ли вы его совладельцем, выступаете в роли спонсора или же просто тратите деньги на футбол в качестве болельщика?

Я болельщик Ajax и очень вовлечен в деятельность этого клуба, в том числе и финансово. Но владельцем его я стать никогда не смогу. В Голландии с покупкой клуба дело обстоит несколько иначе, нежели в других странах. Клубы очень защищены от покупок и продаж. Легче купить клуб в Англии или России, но в Голландии или Германии это сделать почти невозможно.

Вопреки своему амплуа основателя Millionaire Fair, на стадионе во время футбольных матчей вы предпочитаете находиться с рядовыми болельщиками и никогда не покупаете билеты на VIP-трибуны. Означает ли это, что, по вашему мнению, настоящая спортивная страсть и эксклюзивная роскошь – вещи несовместимые?

Я хожу на футбол, чтобы следить за происходящим на поле, а не пить шампанское или есть икру. Я хочу находиться среди болельщиков, получать удовольствие от матча. После его окончания можно пойти в VIP-ложу, пропустить стаканчик, поговорить о бизнесе. Но на стадион я прихожу именно ради игры, и прочие дела меня там не интересуют.

В молодости вы были профессиональным футболистом. За какие клубы вы играли?

Я был полупрофессиональным футболистом, играл за Ajax в молодежной команде, пока мне не исполнилось семнадцать. Моя спортивная карьера была очень коротка – я получил травму колена.

Английский писатель Джордж Оруэлл считал, что спорт не сплачивает, а разъединяет людей. Вы согласны с таким мнением? Испытывали ли вы ненависть к сопернику, когда сами играли в футбол?

И согласен, и нет. Хорошо, если в процессе игры ты хочешь раздавить противника. Но это не значит, что ты ненавидишь его. Ненавидеть вообще опасно – можно потерять контроль над ситуацией.

Обуревает ли вас на стадионе чувство ненависти, когда вы болеете за Ajax?

Скорее, я испытываю злость и ярость. Например, португальские футболисты прекрасно умеют разыгрывать сцены: падать на землю, устраивать театр. Это меня раздражает. Но именно так они добиваются победы – воздействуют на соперников и судей обманом. А вот русские очень похожи на голландцев: они играют честно, без театра.

В палитре Gijrath Media Groep, основателем и владельцем которой вы являетесь, нет ни одного спортивного издания, несмотря на вашу страсть к футболу. Почему? Это, с вашей точки зрения, менее успешный медиапроект, чем модные журналы?

В Голландии спортивные издания невыгодны. Здесь слишком маленький медиарынок. Зато в России, Англии и Америке, я думаю, спортивные журналы имеет смысл выпускать.

Сегодня миллионеры России и Америки весьма охотно скупают европейские футбольные клубы, пытаясь превратить их в успешные бизнес-проекты. С вашей точки зрения, чтобы делать деньги на спорте, достаточно быть хорошим бизнесменом или нужно еще искренне любить тот вид спорта, в который ты вкладываешь деньги?

Я считаю, что спортивный инвестор прежде всего должен обеспечить грамотный менеджмент – как и в любом другом бизнесе. Многие люди становятся владельцами клубов только из симпатии к ним. Но такая мотивация неверна, так нельзя инвестировать средства. Ты должен находиться немного в стороне, поставить правильных людей для управления клубом. Именно так организован Manchester United: его контролируют американцы, но лицо клуба – Алекс Фергюсон. Я считаю, это хорошая схема управления. Абрамович же, например, пошел другим путем: купил клуб потому, что тот ему понравился. Футбол стал для него хобби. Я думаю, Chelsea для Абрамовича – это репутация. В общем, если ты хочешь зарабатывать деньги на футбольном клубе, уйди в тень. Если же желаешь развлечься, завести хобби, получить статус, конвертировать этот статус в другие бизнес-сферы – тогда ты должен быть лицом клуба.

Ходят слухи, что на ваше решение организовать в России первую Millionaire Fair повлияла, в том числе, и покупка Романом Абрамовичем Chelsea. Правда ли это?

Нет, неправда. Эта сделка меня заинтересовала, заставила задуматься о том, что «русские идут» и приходят во все сферы, в том числе в футбол. Это меня вдохновило, но не предопределило мое решение.

На Millionaire Fair можно приобрести самые роскошные и причудливые товары: эксклюзивные вертолеты, гольф-симуляторы, ахалтекинских скакунов и так далее. А вы можете представить себе ситуацию, когда на Millionaire Fair выставляется на продажу футбольный клуб, ведь в современном мире это такой же предмет роскоши, как автомобиль, бриллиант или собака редкой породы?

Может быть, через некоторое время можно будет купить долю в клубе, и мы, в принципе, так уже делаем – за кулисами происходят подобные переговоры, люди инвестируют средства в команды. Я считаю, интересно вкладывать деньги в игроков, создавать фонд талантов. Но это все же никогда не станет предметом роскоши, это будет только вопросом статуса. Когда у тебя уже есть почти все – десять вертолетов, двадцать машин, – хочется приобрести что-то еще. Например, футбольный клуб.

Партнеры журнала: