Во славу людей и богов

Большой спорт №9 (19)
Андрей Полонский
То, чего не смогла сделать в Древней Греции религия, сделали Игры: они сплотили античный мир и способствовали становлению совершенно особого культурного архетипа.

Для современного мира Олимпиада – прежде всего самый зрелищный и самый прибыльный спортивный проект планеты. И в этом ее принципиальное отличие от легендарного античного прообраза. В Древней Элладе Олимпийские игры обладали глубоким сакральным, культурологическим и политическим смыслом. По сути, всеэллинские спортивные состязания стали своего рода ответом на греческий гражданский сепаратизм с его независимыми, непокорными и вечно враждующими между собой полисами. То, чего не смогла сделать в Древней Греции религия, сделали Игры: они сплотили античный мир, закрепили и упрочили агональное (соревновательное) начало греческой цивилизации, способствовали становлению совершенно особого культурного архетипа.

Человеческое тело должно быть совершенно. Взлетать в прыжке подобно пантере, плыть и нырять подобно дельфину, бежать, обгоняя колесницу, и, сражаясь с наводящим ужас вепрем, руками разрывать ему пасть. Только таких людей – победителей и героев – любят боги. Их судьбы тревожат громовержца Зевса, о них раздумывает Афина Паллада, с ними готов разделить кубок прекрасный Дионис, их вожделеют нимфы – да что там нимфы, на них глядит с лукавой улыбкой сама Афродита Земная.

Сказочному и праздничному эллинскому язычеству современный мир обязан самой идеей спортивного состязания. Если в нашем обществе лучшие спортсмены всегда находятся среди избранных, в объективах папарацци и в сводках мировых новостей, то слава греческих атлетов была еще сокрушительнее – их уподобляли богам.

Олимпийское летоисчисление

Как гласит старое эллинское предание, Олимпийские игры были учреждены по воле великих героев, Геракла и Иолая, в 880 году до н. э. Возобновились они с 776-го и с этого времени проводились в Элиде у подножия Олимпа, великой горы, где, по преданию, обитали боги. Игры устраивались с периодичностью раз в четыре года и открывались в первое после летнего солнцестояния полнолуние. Ни войны, ни катастрофы не могли стать причиной отмены Олимпиад, по которым велось летоисчисление. На состязания приезжали свободные граждане со всего эллинского мира – не только из Греции, но и из Малой Азии, и с северных берегов Понта.

Каждому, рожденному эллином, хотелось увидеть героев, которых считают достойными прекрасные боги, а может быть, и самому испытать свою силу и удачу.
Олимпиады проводились в священной роще Альтис, посвященной двенадцати богам-олимпийцам. Центром их был блистательный храм Зевса. Игры начинались и заканчивались торжественным жертвоприношением богу-громовержцу, за которым шли бесчисленные пиры. Спортивные соревнования сопровождались состязаниями музыкантов и поэтов. Ведь это был дар людей богам, и люди наивно, как дети – родителям, показывали небожителям все лучшее, на что они способны.

Участником Игр мог стать любой свободный гражданин греческого полиса, готовый под присягой подтвердить свое эллинское происхождение, нравственную безупречность и то, что он тренировался в течение десяти месяцев. Тот, кто собирался соревноваться впервые, должен был пройти специальные предварительные испытания. Также ему следовало тридцать дней обучаться в Олимпии, у местных тренеров. Заявка на участие в Олимпиаде подавалась судьям, избранным из представителей эллейских фил специально для состязаний (элланодикам). Собрание судей могло отклонить безо всяких дополнительных объяснений кандидатуру любого атлета, если полагало, что он не достоин богов, безраздельно царящих в Олимпии.

В те шесть дней, пока продолжались Игры, роща Альтис становилась центром притяжения всего античного мира. Сюда съезжались, не только чтобы полюбоваться соревнованиями, послушать поэтов и музыкантов, приблизиться к бессмертным. Шла бойкая торговля, кипели политические страсти, заключались и расторгались международные договоры, витийствовали риторы, собирали вокруг себя кружки философы. Палатки и шалаши бедняков стояли тут же в роще, между стадионом и храмом (в период расцвета Олимпиад стадион вмещал 40 тысяч зрителей). Богачи и представители полисов (феоры), получившие специальное приглашение от элейских послов, жили в прохладных особняках в Элиде – можно только представить себе цены на эти дома в дни состязаний. Однако во все времена существовали люди, которые могут себе позволить немного больше, нежели их ближние.

В этом чисто мужском мире (женщины не допускались ни на арену стадиона, ни на его трибуны) можно было найти все что угодно: дружбу, любовь, покровительство, позор и даже изгнание. Одним словом, тут вершилась история. Нигде и никогда эллин не был так близок богам и паркам, ткущим полотно его судьбы, как в роще Альтис в год Олимпиады.

Программа состязаний

Принеся торжественное жертвоприношение, судьи в пурпурных одеждах отправляются на стадион (слово «стадион» происходит от слова «стадия» – это греческая мера длины и одновременно дистанция «простого» бега, всегда открывавшего Олимпиаду). Звучит труба. Глашатай вызывает участников и объявляет публике их имена. Олимпийцы соревнуются обнаженными. Ни одежда, ни обувь не допускаются. Можно лишь натереть тело маслами и обсыпать себя песком.
Все атлеты дают присягу, что будут соревноваться честно и не дадут себя подкупить. Законом запрещается любая хитрость, и за соблюдением его наблюдает специальная стража (галита). Нарушителя могут даже наказать палками. Позор такому – на всю Элладу.

И вот каждый получает свой жребий – специальный жетон с буквой греческого алфавита (в античном мире цифры обозначались буквами). Состязаются в группах по двое, трое и четверо. Потом победители групп соревнуются между собой. Такая система с выбыванием навеки получила название «олимпийской».

Открывает Олимпиаду бег на одну стадию (192 метра). Особой выносливости требует далихос, когда стадию нужно пробежать туда и обратно шесть, десять и даже двенадцать раз. Не единожды победитель заканчивал такую дистанцию в полном одиночестве. А однажды спартанец Ладас, победив в далихосе, тут же упал замертво. Эллины увидели в этом особый дар богов и сочли, что погиб он как истинный герой.

После 65-й Олимпиады (520 год до н. э.) состязания бегунов завершал оплитес дромос – бег со щитом, в шлеме и поножах. В римское время бегали уже только со щитом – ратные подвиги эллинов отходили в историю. Оплитес дромос прославлен и в «Илиаде» (XXIII, 754–783). Гомер описывает не только собственно состязание, но и технику бега, в которой существенную роль играли и быстрота ног, и правильная постановка рук.

Вслед за бегом идет борьба (пала), самое любимое развлечение в греческих гимнасиях. Прекрасные юноши сближаются с поднятыми руками. Они внимательно смотрят за движениями соперника. Захват, бросок, можно применить и болевой прием – например, выкрутить большой палец. И вот один из борцов уже на земле. Он имеет право продолжать борьбу до тех пор, пока не выбьется из сил и сам не признает поражения. Впрочем, если трижды коснешься лопатками земли (триакса), поединок закончен, ты проиграл.

За бегом и борьбой следовало пятиборье (пентатлон). В глубокой древности пятиборцы состязались в прыжках, беге, бросании диска, метании копья и борьбе. На Олимпиадах бег и борьба разделялись, так как требовали напряжения всех сил.
Среди остальных трех видов пятиборья первенствовали прыжки в высоту и длину. Прыгали со специальными гирями грушевидной формы (алтерес), сделанными из свинца или камня, с разбега или с места, при этом руки с гирями, вытянутые горизонтально вперед, быстро отбрасывались назад. Так телу придавалось дополнительное ускорение. Длина прыжка достигала 50 греческих футов (15 метров). Согласно легенде, абсолютный рекорд Олимпиад принадлежит кротонянину Фаиллу, прыгнувшему на 55 футов.

Метание диска (дискоболиа) – еще один древнейший эллинский вид спорта, упоминающийся в поэмах Гомера. Диск, который герои бросали на Играх, представлял собой тяжелый круг из литого металла и назывался «солос» (на острове Эгина был найден бронзовый солос диаметром 20 сантиметров и весом около двух килограммов). Дискоболы бросали диск не только в длину, но и на точность – на определенное расстояние. Абсолютный рекорд по длине броска принадлежит тому же Фаиллу (95 греческих футов).

Бросание копья (аконтисмос) изучалось каждым юношей в гимнасие как военное упражнение. На Олимпиадах копья чаще всего бросали в цель.

Гимнастические соревнования завершались панкратионом – своеобразным гибридом борьбы и кулачного боя. Дрались кулаками, а когда кто-то из атлетов падал, начиналась борьба. Для усиления ударов руки от запястья через ладонь обвязывали ремнями. И хотя правилами запрещались удары ногами и ниже пояса, соперники редко выходили целыми из таких поединков. Больше всего, разумеется, страдали нос, уши и зубы.

Венчали Олимпиаду бег колесниц и скачки (ипподром). Соревновались на четверках и двойках лошадей, запряженных в легкие боевые колесницы. Только самые богатые греки могли позволить себе иметь олимпийских коней и упряжь. Поэтому, сколь бы искусен ни был наездник, награда все равно доставалась хозяину выездки. Цари, олигархи и даже гетеры порой посылали своих скакунов в Олимпию.
Вечная слава

Олимпийский чемпион (иероник, или олимпионик) сразу становился кумиром всей Эллады и прежде всего родного полиса. Судьи торжественно вели его в храм Зевса, где пред очами великого бога проводилась церемония награждения. В классическую эпоху победителя венчали котиносом – венком из дикой оливы, перевитой белыми лентами. Пелись гимны в честь Геракла и Иолая, затем начинался пир, которым чествовала олимпионика элейская община. Пировала и публика, благо разделить радость с триумфатором – главная привилегия зрителя.

Возвращение олимпионика на родину вырастало в еще более грандиозное торжество. На встречу ему выходили все свободные граждане полиса. Он въезжал в город в пурпурной одежде, на четверке белых лошадей. Коней под уздцы подводили к храму, где атлет возлагал венок на алтарь бога – покровителя государства. Благодарная община освобождала своего героя на всю жизнь ото всех налогов и повинностей, отныне ему было предуготовлено почетное место на театре и на празднествах. Его прославляли в одах поэты, ваяли скульпторы. Статуи олимпиоников ставились и в самой Олимпии, в священной роще Альтис (к концу римской эпохи там еще стояло несколько сотен таких статуй). Среди них выделялись иконические (то есть верно воспроизводящие черты лица) скульптуры. Их, согласно Плинию, удостаивались только трехкратные олимпийские чемпионы.

Забвение

С начала эпохи императорского Рима Игры, объединявшие только греческий мир, все больше и больше вытеснялись на периферию общественной жизни. Время теперь считали от основания Вечного города, да и многие эллины относились к своим древним героям со скептической усмешкой. После принятия христианства Олимпиады постепенно превратились в один из многочисленных церемониалов уходящего в небытие язычества. Старые боги умерли, и некому было восхититься красотой мужского тела. Довершил дело византийский император Феодосий, запретивший в 394 году богопротивные сборища в Элиде как средоточие всяческой мерзости и разврата. Олимпийские состязания прекратились на тысячу шестьсот лет.


Всеэллинские агоны

Помимо Олимпии, большие агоны, на которые стекались атлеты со всей Греции, регулярно (один раз в каждые четыре или два года) устраивались также в Дельфах в честь Аполлона Дельфийского (Пифийские игры), на Истме неподалеку от Коринфа (Истмийские игры, посвященные Посейдону) и в Немее на территории Арголиды (Немейские игры в честь Зевса Немейского). Вместе с Олимпийскими играми эти празднества составляли periods, или цикл, и величайшей мечтой греческого атлета было стяжать победу на всех четырех состязаниях. На Дельфийских и Пифийских играх проводились также музыкальные и поэтические турниры.

Партнеры журнала: