Герои нашего времени

Большой спорт №9 (19)
Олег Винокуров
Ученые утверждают, что способность плавать заложена в каждом человеке. Но лишь единицы удостаиваются звания великих.

Ученые утверждают, что способность плавать заложена в каждом человеке. Но лишь немногие имеют шанс стать выдающимися пловцами, и только единицы удостаиваются звания великих. Один из них – четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов. О нем, о его великих конкурентах и соратниках мы и поведем наш сегодняшний рассказ.

По пути Тарзана

Интересно, что Попов, родившийся в Свердловске, начал заниматься плаванием буквально из-под палки: в восьмилетнем возрасте его, испытывавшего панический страх перед водой, насильно привел в бассейн отец. Чем, как выяснилось впоследствии, оказал огромную услугу мировому спорту.

Триумф на Олимпиаде 1992 года в Барселоне обозначил конец эпохи выдающегося американца Мэтта Бионди и начало эры Попова. Тогда Александр отобрал у Мэтта оба спринтерских титула, которые тот завоевал в Сеуле, – в заплывах на 50 и 100 метров. А четыре года спустя в Атланте Попов вновь стал чемпионом на стометровке, повторив феноменальное достижение семидесятилетней давности: до него золотой дубль в этом виде программы удался лишь звезде 1920-х Джонни Вайсмюллеру, который переквалифицировался впоследствии в киноактера и прославился исполнением роли Тарзана.

Через месяц после Игр в Атланте Попов, уже живший в то время в Австралии, куда перебрался со своим тренером Геннадием Турецким, во время стычки с некими продавцами арбузов на одной из московских улиц получил тяжелое ножевое ранение, потребовавшее хирургического вмешательства и трех месяцев реабилитации. Но уже на первенстве Европы 1997 года в Севилье он сумел отстоять оба чемпионских титула в спринте. «Пострадало лишь мое тело, но не душа и не разум» – так прокомментировал он свое возвращение.

Однако в 2000-м на Олимпиаде в Сиднее его эпоха завершилась – пришло время других героев. И хотя в 2003-м Александр вновь стал двукратным чемпионом мира, возродив надежду на олимпийский успех в Афинах, большего ему сделать не удалось. Самый возрастной пловец на Играх 2004 года воспринял поражение философски: «Это не конец света. Выиграть все невозможно, надо делиться».
И все же никто еще не вправе сказать, что эпоха Попова ушла окончательно, ведь Александр по-прежнему остается обладателем мирового рекорда на пятидесятиметровке, и последователям предстоит потрудиться, чтобы сместить его с пьедестала. Ну а с недавних пор в карьере Попова наступил новый этап: с декабря 1999 года он является членом МОК и сейчас занимает пост почетного секретаря Комиссии атлетов.

Спасибо футболу

Человеком, отобравшим в Сиднее у Попова титул олимпийского чемпиона на стометровке, был голландец по имени Питер Корнелис Мартин ван ден Хоогенбанд, которого спортивный мир предпочитает для краткости именовать ВДХ. Сын пловчихи, некогда завоевавшей серебро на чемпионате Европы, а затем ставшей тренером в сборной Голландии, и врача футбольного клуба PSV Eindhoven, он заявил о себе еще в восемнадцатилетнем возрасте, когда на Олимпиаде в Атланте занял четвертые места в заплывах на 100 и 200 метров вольным стилем. А уже четыре года спустя настал его звездный час: ВДХ в результате захватывающей борьбы с юным австралийцем Яном Торпом стал чемпионом на двухсотметровке, а затем победил Попова на дистанции вдвое короче, причем в обоих случаях устанавливал мировые рекорды.

В 2004 году во время Игр в Афинах имя голландца упоминалось не слишком часто, и вовсе не по причине труднопроизносимости. Тогда у всех на устах были Торп и юный Майкл Фелпс, чья дуэль представлялась наблюдателям главной интригой. Но ВДХ нисколько не страдал, находясь в тени молодых звезд: на двухсотметровке, в «заплыве века», как его тогда назвали, он стал вторым после Торпа (Фелпс пришел третьим), а затем взялся за выполнение своей главной задачи – повторить достижение Вайсмюллера и Попова. И повторил! Третью золотую олимпийскую медаль Питер завоевал на дистанции 100 метров, обозначив таким образом начало собственной эры в истории мирового плавания.

А ведь ничего этого могло бы не быть, не прояви некогда незаурядных организаторских способностей его отец, который принялся искать спонсоров по настоянию своей супруги, озабоченной плачевным состоянием голландского плавания. Воспользовавшись футбольными связями, Сеес-Рейн ван ден Хоогенбанд создал небольшой пул из 20 спонсоров, каждый из которых внес по 2500 долларов на финансирование тренировок. А когда дело пошло на лад, были заключены крупные контракты с компаниями Philips, Nike и Speedo, позволившие организовать отличную школу плавания в Эйндховене, благодаря чему у Голландии появилась плеяда прекрасных мастеров, завоевывавших медали не только в личных состязаниях (усилиями ВДХ и Инге де Брюйн), но и в эстафетах.

По прозвищу Торпеда

Ян Торп уже с рождения обладал незаурядными данными: 59 сантиметров роста и 4,1 килограмма веса – вот каким он появился на свет. Правда, заняться плаванием он сумел не сразу – сперва требовалось справиться с аллергией на хлорку. Первый свой заплыв Ян выиграл в семь лет исключительно за счет физического превосходства над сверстниками. О технике же речи не шло, ведь из-за той самой аллергии ему приходилось плыть, держа голову над водой. Но затем недуг удалось победить, и в 1998 году, в возрасте 14 лет, он стал самым молодым в истории чемпионом мира в индивидуальном виде программы, взяв золото на дистанции 400 метров вольным стилем, на которой затем доминировал долгие годы. А на мировом первенстве 2001-го (опять-таки впервые в истории) Торп завоевал шесть золотых медалей. Всего же в его коллекции 11 высших наград чемпионатов мира и пять олимпийских – больше, чем у кого-либо из австралийцев.

На Играх в Афинах ему принадлежит очередное уникальное достижение. Никому прежде не удавалось брать медали сразу на трех дистанциях (100, 200 и 400 метров вольным стилем), но Торп сделал это: на стометровке была бронзовая, две остальные – золотые.

Прибавив к этим подвигам бесчисленное количество мировых рекордов (только в 50-метровом бассейне и только в личных видах Ян их установил их чертову дюжину), мы получим, возможно, самого великого пловца в истории. Еще чуть-чуть, и можно было бы обойтись без «возможно», если бы Торп не решил неожиданно для всех поставить точку в своей карьере. В ноябре прошлого года он объявил: «Хватит плавать, пора начать жить». Что ж, имеет право.

В погоне за миллионом

С тех пор как в 1972 году в Мюнхене Марк Спитц завоевал семь золотых олимпийских медалей, весь мир американского плавания озабочен лишь одним вопросом: когда же это достижение будет если не превзойдено, то хотя бы повторено? В последние годы реальный кандидат на место в истории появился в лице Майкла Фелпса, тоже, кстати, пришедшего в бассейн не по своей воле. Врачи посоветовали его матери отдать в плавание мальчика, страдавшего весьма редким психическим недугом – потерей внимания и концентрации, из-за чего Майкл постоянно натыкался на окружающие предметы, ронял и разбрасывал все вокруг себя.

Как он ни упирался, в бассейн его все-таки затащили, а вскоре он уже и сам не захотел вылезать из воды. На свою первую Олимпиаду Фелпс попал в 2000 году в возрасте 15 лет. Медалей не завоевал, но пятое место на двухсотметровке баттерфляем указало на немалый потенциал, в полной мере раскрывшийся через четыре года.

В Афинах Майкл выступал в восьми видах программы, из которых пять были индивидуальными. Он плыл вольным стилем, баттерфляем и комплексом и ни на одной дистанции не остался без медали. Восемь наград на одних Играх – повторение рекорда, установленного в 1980 году советским гимнастом Александром Дитятиным. Но вот до рекорда Спитца Фелпс чуть-чуть не дотянул: из восьми афинских наград золотыми оказались только шесть.

Впрочем, ему всего 22, и впереди еще достаточно времени, чтобы покорить недоступную более трети столетия вершину. И получить за это круглую сумму в миллион долларов от своего спонсора, компании Speedo.

По морям, по волнам

С недавних пор бассейн стал тесен для некоторых пловцов, и они выбрались на открытую воду. А уж если пошли на такой шаг, то не сотнями же метров исчислять там дистанции. Так что счет пошел на километры: 5, 10, 25. Сперва заплывы на открытой воде вошли в программу чемпионатов мира, а в следующем году в Пекине будут впервые разыграны и два комплекта олимпийских наград – на десятикилометровой дистанции.

Большие надежды в этом отношении могут питать наши соотечественники, так как Россия по праву считается ведущей державой в этом виде программы: с 1991 года на мировых первенствах россияне завоевали 42 медали, из них 19 золотых. Первопроходцем здесь был Алексей Акатьев – некогда отличный пловец, а затем и тренер, воспитавший немало талантливых наследников.

Один из них – Юрий Кудинов, на чемпионате мира этого года в Мельбурне победивший на дистанции 25 километров третий раз в своей карьере. Теперь в коллекции наград двадцативосьмилетнего пловца-марафонца пять золотых и две серебряные медали, и он лишь на одну бронзу отстает от самого титулованного в истории – немца Томаса Лурца.

Что касается женщин, пекинские надежды россиян будут связаны с девятнадцатилетней Ларисой Ильченко – представляющей, как и Кудинов, Волгоград. Собственно, где же, как не на просторах Волги-матушки, совершенствовать свое мастерство любителям безбрежных вод. Правда, Лариса признается, что ей никогда и в голову не приходило пытаться переплыть могучую реку – страшно. Но в Мельбурне бояться было нечего, и она стала лучшей как на 5, так и на 10 километрах.

Всего же россияне завоевали в Австралии четыре высшие награды из шести: у мужчин на десятикилометровке первенствовал Владимир Дятчин из Липецка. Ему 25 лет, и он уже завершил было свою карьеру, отмеченную победой на чемпионате мира в Барселоне в 2003 году, перебрался в Тольятти, где начал строить цеха для автозавода, но после включения любимой дистанции в олимпийскую программу решил вернуться. Так что трепещи, Пекин.

Партнеры журнала: