Формат победы

Большой спорт №9 (19)
Марина Юршина
О том, как помочь спортсмену поверить в себя и чем коучинг лучше допинга, Леонид Кроль рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

Директор и ведущий тренер центра обучения персонала «Класс» Леонид Кроль убежден, что для победы спортсмену нужно иметь не только физическую подготовку, но и соответствующий психологический настрой. И главная проблема современного спорта, по мнению Кроля, как раз и заключается в том, что тренировочный процесс сегодня полностью ориентирован на физиологию, но никак не учитывает психологии. О том, как помочь спортсмену поверить в себя и чем коучинг лучше допинга, Леонид Кроль рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

Центр подготовки персонала «Класс» занимается прежде всего бизнес-тренингами. Однако иногда вам приходится работать и со спортсменами – в частности, недавно вы провели тренинг с членами российской олимпийской сборной по лыжам. Чем коучинг спортсменов отличается от коучинга бизнесменов?

Если говорить непосредственно о коучинге, то абсолютно никакого различия между спортсменами и бизнесменами нет. И спорт, и бизнес требуют от людей одного и того же – максимальной отдачи и наивысших достижений. Поэтому в обоих случаях цель тренинга – повысить уровень саморегуляции, помочь человеку стать более самостоятельным и уверенным в себе, научить его говорить и думать менее стереотипно.

И насколько уверены в себе российские спортсмены? Ведь до Олимпиады в Пекине остается ровно год. Можно ли, опираясь на ваши наблюдения, уже сегодня сделать какие-либо конкретные прогнозы?

В этот раз я работал с четырьмя членами российской лыжной сборной, которых главный тренер считает наиболее перспективными. Это Александр Легков, Николай Панкратов, Иван Алыпов и Ольга Завьялова. С каждым я провел индивидуальный тренинг, однако никаких конкретных прогнозов делать не хочу. Безусловно, коучинг должен повлиять на то, как они выступят, но предопределить мы ничего не можем. Хороший спортсмен – это всегда сильная личность, сформировавшаяся индивидуальность. Коуч персонально настраивает его на результат. Мне важно было нащупать оптимальный для каждого режим работы, найти наилучший способ их адаптации к тренеру. По моим наблюдениям, обычно в тренировках психология как таковая почти не присутствует, и моей задачей было внести в этот процесс психологический аспект как своего рода дополнительный плюс, бонус.

Как психология видоизменяет тренировочный процесс? Можно ли с помощью коучинга сделать человека быстрее или сильнее?

По моим наблюдениям, сегодня в спорте торжествует полное пренебрежение к человеческим ресурсам – и на стадии отбора и адаптации, и при подготовке к соревнованиям, и к моменту окончания спортивной карьеры. Здесь господствует количественный метод: набирается большое количество спортсменов – и во время гонки кто-то выживает, а кто-то отсеивается. Подход к участнику соревнований как к «машине из мышц» мне не кажется правильным или результативным.

Ориентируясь на внутренний мир и индивидуальные черты личности, коуч дает подсказки. Например, один из моих клиентов внутренне был уверен, что не сможет прийти одним из первых, то есть уже заранее ограничивал собственные возможности. Его физические данные и навыки вполне позволяли победить, но подсознательный настрой мешал это сделать. Очень часто у человека в голове существует некий сложившийся образ процесса или результата, о котором он сам и не подозревает. Если помочь ему подобный образ осознать, это уже само по себе даст положительный эффект.

Сегодня спортсмен испытывает колоссальный прессинг: над ним стоит целая иерархия бюрократов, которая требует от него победы. Это не может привести ни к чему хорошему, а иногда даже вызывает сдерживаемую агрессию. Задача коуча как раз и заключается в том, чтобы снять избыток давления, сделать ситуацию более наглядной, перевести из области, где все по-звериному серьезны и реалистичны, в область абсурда и таким образом показать, что на самом деле происходит.

Однажды на сборах я работал не только с конкретным спортсменом, но и со всей его семьей, приехавшей поддержать атлета. В результате постоянного невольного давления с их стороны он все время был очень раздражен. Бытовая среда для спортсмена, как правило, очень важна, он находится от нее даже в некоторой зависимости. После того как мы юмористически разобрали эту ситуацию, проблему удалось снять.

Мне приходилось работать с лыжником Евгением Дементьевым, чемпионом туринской Олимпиады. Оказалось, что у него есть свои фазы бега. Сначала он долго раскачивается, медленно входит в гонку, сводя с ума своего тренера и болельщиков, потом начинает внутренне раздражаться, злиться, тогда у него возникает ощущение прилива энергии, и начинается фаза предельного напряжения. Затем приходит фаза легкости, когда он без особого труда обгоняет остальных лыжников, как будто они стоят на месте. Всеми своими спортивными победами он обязан именно этим особенностям своего ритма, совершенно не зависящим от его физической формы. Но именно они и были причиной постоянных ссор Дементьева с тренером, который устанавливал одинаковые для всех спортсменов нагрузки. В итоге проблему удалось разрешить: тренер согласился с правом спортсмена на индивидуальный ритм, а тот, в свою очередь, научился доверять самому себе. Когда индивидуальный психологический рисунок был признан частью реальности, проблема недопонимания отпала.

Ваш пример очень красноречиво свидетельствует в пользу того, что каждая спортивная команда или сборная нуждается в штатном коуче. Вы согласны, что это необходимо?

Не думаю, что это реально. Человек, который выполняет роль психолога в спортивной команде, вступает в очень непростую систему отношений с главным тренером, тренером конкретного спортсмена, врачом, директором сборной и так далее. Он попадает в сложную иерархию, в военизированную среду, однако при этом является независимым человеком, который умеет наладить со всеми контакт и одновременно гнуть собственную линию. Фактически он становится адвокатом спортсмена. А далеко не все в сборной хотят, чтобы спортсмен был кем-то со стороны «усилен». Поэтому я не считаю, что в каждой команде должен появиться психолог или коуч. Если так случится, он будет играть лишь вспомогательную роль – наподобие помощника массажиста.

А может ли в перспективе коучинг стать альтернативой допингу? И если это произойдет, с какими проблемами мы можем столкнуться?

Коучинг, действительно, – один из очень сильных и естественных психологических допингов, который эффективно воздействует на спортсмена и при этом никак не выявляется. Возможности психологического влияния на человека намного превосходят любые физиологические способы, то есть реальные допинг-препараты. Замена до некоторой степени реальна, только коучинг намного тоньше, чем привычные нам стероиды. Физиологическая добавка безлична, а коучинг направлен на конкретного человека, требует тонкой настройки. Я думаю, что это очень мощный инструмент с большими перспективами. Ни необходимости, ни возможности ограничений его применения я не вижу. Это все равно что ограничить человеческое общение.


Коучинг (от английского coaching – «тренировка») – профессиональное содействие человеку в определении и достижении его целей, как личных, так и профессиональных, за минимальное время и с минимальными усилиями. Этот метод консультирования был разработан более двадцати лет назад психологом Томасом Леонардом и вобрал в себя все лучшее от психотерапии, психологического консультирования, бизнес-тренингов, наставничества, консалтинга и менеджмента.
Леонид Кроль сравнивает коучинг с фитнесом: «Тренер не просто говорит человеку, что ему надо делать, а сопровождает его в первых движениях, определяя меру нагрузки, предоставляя обратную связь и планируя следующий шаг. И все это для того, чтобы работа над собой была не столько тяжелой, сколько радостной и полезной».

Партнеры журнала: