Всадница

Большой спорт №9(35)
Дмитрий Маслов
Выездка – один из немногих видов спорта, где мужчины и женщины соревнуются в общем зачете И побеждают, как правило, дамы. На Олимпиаде-2008 все призовые места в личном зачете завоевали представительницы слабого пола.

Выездка – один из немногих видов спорта, где мужчины и женщины соревнуются в общем зачете И побеждают, как правило, дамы. На Олимпиаде-2008 все призовые места в личном зачете завоевали представительницы слабого пола. Россиянка Александра Корелова заняла шестое место, что можно назвать успехом. В командном же зачете россияне не были представлены, хотя и имели необходимое для этого количество лицензий.

О том, почему так произошло, причинах, по которым женщины выступают удачнее мужчин, и взаимоотношениях членов сборной с Федерацией конного спорта России (ФКСР) в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает лидер национального рейтинга в этой дисциплине Лариса Бушина.

Лошади, на которых вы выступаете, принадлежат клубу?

Да, но у клуба тоже есть владелец, так что лошади – его собственность. Некоторые держат по одному или несколько коней, и если они соответствуют необходимым требованиям, их берут в работу спортсмены. Получается, что владелец – единственный спонсор.

Какой доход получает владелец лошади, если ее используют спортсмены?

Спортивная лошадь не приносит денег, в нее нужно только вкладывать. В конном спорте, как правило, используются не жеребцы, а мерины, поэтому в племенном плане тот факт, что лошадь выступает на соревнованиях, не приносит дивидендов владельцу. Жеребцы тоже, конечно, участвуют в турнирах, но не часто – из-за чисто мужского упрямства их намного сложнее подготовить. Так что в нашем спорте по половому признаку скидок не делают никому: ни спортсменам, ни животным. Мужчины и женщины, кобылы, жеребцы и мерины стартуют вместе.

За последний год вы выступали в соревнованиях на нескольких лошадях. Легко ли происходит смена?

У меня в работе семь-восемь голов. Это и основные лошади, выступающие на соревнованиях, и молодые, которых нужно готовить. Нельзя рассчитывать только на одну лошадь – животные получают травмы, бывают в плохой форме. Чтобы оставаться в рейтинге, надо иметь запасного коня.

Ваша основная лошадь – Комплимент 1996 года рождения. Он на пике карьеры?

Да, в основном лошади находятся на пике формы в 12–18 лет. В этом возрасте они лучше всего справляются с физической и психологической нагрузкой. Выступать начинают гораздо раньше, но выполняют более легкие элементы. Комплимент – конь с очень сложным характером. Если выполнит все элементы так, как может, результат будет очень хорошим – в районе первой мировой десятки. Но не всегда он проявляет себя на соревнованиях, прежде всего по психологическим причинам.

Лошадям дают успокоительные препараты?

Это запрещено, так как считается допингом. Обнаружение у животного успокоительных или противовоспалительных препаратов приводит к дисквалификации его и всадника. Недавно в крови лошади олимпийской чемпионки Изабель Верт нашли препарат, использующийся для лечения людей при шизофренических заболеваниях, и спортсменку дисквалифицировали на два года. Проверяют на допинг и всадников, но я не припомню случаев употребления ими запрещенных средств.

Как транспортируют лошадей на соревнования?

В автомобиле. Даем им в дорогу витамины, несчитающиеся допингом. На соревнования стараемся прибыть заранее, чтобы лошадь акклиматизировалась. Даже если она ведет себя в дороге спокойно, все равно переезд для нее – стресс и усталость. Много времени занимает и прохождение границы, иногда стоим до суток, европейские спортсмены с такой проблемой почти не сталкиваются. Если соревнования проходят на другом континенте, например в США или Гонконге, то в Европу лошадь везут на автомобиле, а дальше – самолетом. Такой путь для животного еще больший стресс.

Спортсмены национальной сборной ездят на соревнования за счет Федерации конного спорта России?

Нет. В основном за свои деньги или за счет владельцев лошадей и спонсоров. Только крупные соревнования (Олимпиады, чемпионаты Европы, некоторые международные турниры) оплачиваются федерацией, и то не полностью. ФКСР много требует от спортсменов и тренеров, а помогает по минимуму.

Уход Геннадия Селезнева с поста главы ФКСР и назначение на него Дмитрия Титова что-то изменили?

Не скажу, чтобы что-то резко улучшилось. Возможно, финансовое положение федерации и укрепилось, но на спортсменах это никак не отразилось.

В нашей дисциплине есть и мужчины, но женщины более терпеливы, а в выездке это очень важно. Нельзя опережать события, чтобы лошадь не получила психологическую травму. К тому же мужчинам нужен адреналин, а в прыжках испытать сильные эмоции легче. Физические способности в выездке не играют особого значения – мы ведь не боремся с лошадьми. Когда человек только начинает заниматься этим видом спорта, ему бывает нелегко чисто физически, но это в основном потому, что он еще не в должной мере владеет своим телом

Если спортсмены сами оплачивают участие в соревнованиях, у них должна быть проблема с количеством стартов. Это так?

Я иногда не могу выехать на соревнования не потому, что спонсоры не готовы оплатить поездку, а потому, что меня не пускает федерация. По Комплименту, моей основной лошади, ограничений фактически нет, но на подходе другие. А ФКСР требует, чтобы именно на них я прошла квалификацию в России, чтобы затем отправиться на зарубежные турниры. Мой личный график, как правило, не позволяет участвовать в этих квалификациях. Мне не понятна такая политика федерации. В регламенте написано, что спортсменам сборной России предоставляется право выступать на основной и дополнительных лошадях без предварительной квалификации, но когда я поднимаю этот вопрос, внятного ответа не получаю.

А зачем вам выступать на других лошадях?

Они должны получить практику, привыкнуть к соревновательной обстановке, чтобы затем безболезненно заменить основную лошадь. Ведь век спортивного коня недолог. Мы начинаем работать с животным в трехлетнем возрасте, и лишь к 10–12 годам оно выходит на хороший соревновательный уровень.

Какие функции выполняет тренер сборной России по выездке?

Он отбирает спортсменов по рейтингу, формируя тем самым команду. При наличии большого количества всадников примерно одинакового уровня это задача не из легких. Но сейчас такая проблема не стоит: на чемпионат Европы-2009 Россия смогла выставить лишь две пары всадник – лошадь при квоте три.

Почему же так произошло?

Выездка в России на таком уровне, что только две спортсменки – Александра Корелова и я – смогли получить необходимую лицензию. Хотя еще четыре года назад за место в составе сборной для участия в чемпионатах Европы и мира боролись сразу 7–8 всадников.

Федерация никаких денег нам не дает, доход в основном складывается из средств спонсоров, оплачивающих выступление своих лошадей. Некоторые спортсмены работают в клубах, дают индивидуальные уроки, также есть призовые на соревнованиях. Но заработки вовсе не сумасшедшие. Отношения со спонсорами непостоянны: хозяин в любой момент может продать лошадь, хотя спортсмен годы потратил на ее подготовку

Ваше место в рейтинге Международной федерации конного спорта (FEI) изменяется весьма скачкообразно. С чем это связано?

Прежде всего с количеством соревнований, в которых я принимала участие. В рейтинг включаются десять лучших выступлений за год, сумма результатов в которых делится на десять. Если спортсмен выступил, допустим, в пяти, сумма результатов все равно делится на десять. В течение года я, как правило, не набираю десять международных стартов. В восточноевропейской зоне проводится не много турниров, а часто выезжать в Западную Европу я не могу. Вот Александре Кореловой, живущей сейчас в Германии, это сделать проще, чем мне. Но и у нее не все идет гладко. У Александры возрастная 19-летняя лошадь, поэтому участвовать в каждом старте она не может. А запасного коня пока нет.

Кого в России больше не хватает – всадников или лошадей?

Думаю, все же всадников и тренеров. Лошади европейского уровня в России есть, как и люди, готовые приобрести их за границей. Но даже эти животные не могут показывать результат из-за недостаточного количества специалистов, способных подготовить их для большого спорта. Утрачена традиция, и не знаю, что будет дальше. Раньше из ста ребят, приходящих в конноспортивную школу, десять были талантливыми, из них двое-трое серьезно занимались. Сейчас все не так – среди тех, кто финансово может позволить себе заниматься конным спортом, одаренных не много. Так что ФКСР нужно по максимуму поддерживать спортсменов, давать им возможность выступать на международных стартах, а не вводить дополнительные квалификации. Подобные препоны отпугивают спонсоров, начинающих инвестировать деньги во что-то другое. Так, например, старший тренер не включил в состав делегации на чемпионат Европы владельца моей лошади, который полностью финансирует ее содержание.

А в чем заключается талант всадника?

Есть такое понятие «чувство лошади». Но талант не только в этом – нужно и упорство, и прилежание, и серьезное отношение к тренировкам, и хорошая лошадь. Безусловно, необходим и элемент везения – чтобы попался подходящий конь, на котором можно показать хороший результат на соревнованиях высочайшего уровня.

Почему успеха в выездке добиваются, как правило, женщины?

В нашей дисциплине есть и мужчины, но все же женщины более терпеливы, а в выездке это очень важно. Нельзя опережать события, чтобы лошадь не получила психологическую травму. К тому же мужчинам нужен адреналин, а в прыжках испытать сильные эмоции легче. Физические способности в выездке не играют особого значения – мы ведь не боремся с лошадьми. Когда человек только начинает заниматься этим видом спорта, ему бывает нелегко чисто физически, но это в основном потому, что он еще не в должной мере владеет своим телом. Вес всадника в нашем виде спорта также не особо важен, среди немецких спортсменов немало весьма массивных. Это в скачках жокеи должны быть маленькими и легкими.

Как подбирают музыку в КЮРе?

Сначала я выбираю схему выступления, максимально удобную для моей лошади, затем записываю ее прокат на видеокамеру, после чего на компьютере накладывается музыка. У зрителей должно создаваться впечатление, что лошадь танцует. Некоторым спортсменам музыку записывают оркестры, но схема подбора та же. Лошади музыку не чувствуют, только реагируют на воздействие всадника.

За счет чего живут спортсмены сборной России?

Федерация никаких денег нам не дает, доход в основном складывается из средств спонсоров, оплачивающих работу своих лошадей. Некоторые спортсмены работают в клубах, дают уроки, также есть призовые на соревнованиях. Но заработки вовсе не сумасшедшие. Отношения со спонсорами непостоянны: хозяин в любой момент может продать лошадь, хотя спортсмен годы потратил на ее подготовку. Не могу сказать, что государство серьезно нас поддерживает. Молодая, ничего не умеющая спортивная лошадь стоит не слишком больших денег – от 10 до 50 тысяч долларов, но даже если спортсмен приобретет ее, содержать вряд ли сможет: на это требуется минимум 50 тысяч рублей в месяц, не считая выездов на соревнования.

У вас была лицензия на Олимпиаду в Пекине. Почему не выступили?

Лицензия действительно имелась, но для того, чтобы выехать в Гонконг, нужно было пройти трехмесячный карантин в Европе, получить специальный сертификат. В федерации меня об этом не предупредили. И в связи с тем, что карантин я не прошла, до Игр меня не допустили. Теперь надеюсь на Олимпиаду в Лондоне.

Кого-нибудь в ФКСР наказали за то, что случилось?

К сожалению, нет, а хотелось бы. Этим должны были заниматься ветврач сборной России и старший тренер. Но они, видимо, рассчитывали на выступление Елены Сидневой, у которой лошадь заболела еще в феврале 2008-го и с тех пор не выступала. Запасного коня, которым мог стать Комплимент, в ФКСР первоначально не запланировали. А когда спохватились и поняли, что лошадь, способная заменить заболевшую, тоже должна пройти карантин, было уже поздно. Так Россия лишилась возможности выставить третью спортсменку в личном зачете и выступить в командном.

Удивило ли вас шестое место Александры Кореловой на Олимпиаде?

Нет, она давно выступает на Балагуре. Это очень хорошая, старательная лошадь, и ранее показывавшая хорошие результаты. Но насколько я знаю, Балагур выступает последний сезон, и хотелось бы, чтобы у Александры появилась новая лошадь, не молодая, а уже способная показывать высокие результаты. Такие животные стоят очень дорого.

А каковы перспективы тех молодых лошадей, на которых вы уже выступали в этом году?

Визит – молодая лошадь, пока она выступает по программе Малых езд. В Большие езды, включенные в программы чемпионатов мира и Олимпийских игр, перейдет через год-два. Эшли – 12-летняя лошадь Большого приза, возможно, даже более талантливая, чем Комплимент. Но у него не очень хорошее здоровье, из-за травмы конь на три года вообще выпадал из спорта. Если получу на Эшли хорошие оценки, возможно, сделаю его своей основной для выступления на чемпионате мира и Олимпийских играх. Выражение «лошадиное здоровье», к сожалению, не совсем соответствует действительности – это очень ранимые, болезненные животные, поэтому для стабильных выступлений у спортсмена должно быть больше одного коня. Но все-таки я надеюсь, что вопреки всем сложностям мой тренер, коновод, владелец лошади, Комплимент и я сможем достойно представить Россию на международной арене.

Партнеры журнала: