Тренер и его команда

Большой спорт №9(35)
Дмитрий Маслов
В 1990 году, когда молодежная сборная СССР выиграла чемпионат Европы, лучшим бомбардиром турнира стал Игорь Колыванов. За прошедшие с тех пор двадцать лет российская «молодежка» не только не повторила этого результата, но лишь раз квалифицировалась в финальный турнир первенства континента.

В 1990 году, когда молодежная сборная СССР выиграла чемпионат Европы, лучшим бомбардиром турнира стал Игорь Колыванов. За прошедшие с тех пор двадцать лет российская «молодежка» не только не повторила этого результата, но лишь раз квалифицировалась в финальный турнир первенства континента.

О причинах неудач, перспективах отобраться на чемпионат Европы-2011 и проблемах, с которыми сталкиваются игроки при переходе во взрослый футбол, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает главный тренер молодежной сборной России Игорь Колыванов.

О состоявшемся в августе товарищеском матче с итальянскими сверстниками стало известно за три недели до игры. Почему так произошло? Вы довольны календарем контрольных встреч молодежной сборной России?

Наша команда провела уже два отборочных матча к чемпионату Европы, но в августе, когда FIFA предусматривает проведение товарищеских встреч, образовалось окно. У итальянцев сложилась схожая ситуация, и мой друг Пьерлуиджи Казираги обратился с предложением о товарищеском матче в Москве, а через год – в Италии. Проверить свои силы в поединке со столь серьезным соперником всегда полезно. Многие игроки «молодежки» не попадают в основные составы клубов, поэтому для меня интересно узнать, в каком состоянии они находятся. Матчи с командами такого уровня организовать в принципе несложно, но нужно начинать работу заранее, минимум за полгода. Товарищеские же игры против тех, кто будет постоянно обороняться, не принесут большой пользы.

В составе молодежной сборной СССР вы стали чемпионом Европы. Российская же «молодежка» за все время своего существования лишь раз отобралась в финальный турнир первенства континента. В чем причина?

Прежде всего в развале единой советской системы. В начале 1990-х в высший дивизион российского чемпионата попали клубы, ранее игравшие во второй союзной лиге. А когда нет серьезной конкуренции внутри страны, футболистам расти очень сложно. Сегодня уровень национального первенства повысился, появились сильные легионеры, молодежь за ними тянется и, как следствие, прогрессирует.

Но ведь в той же Белоруссии никогда не было сильного национального чемпионата, а команда дважды играла в финальном турнире первенства Европы.

Иногда в какой-то стране появляется несколько талантливых игроков одного года рождения, и «молодежка» «выстреливает». Работать со сборной особенно сложно, потому что нередко судьба команды зависит от результата одного матча. Можно выиграть пять встреч из семи, одну сыграть вничью, одну проиграть – и не попасть в финальный турнир. Это в национальном первенстве при потере трех очков есть шанс наверстать, в молодежном турнире от одного матча нередко зависит результат двухлетней работы. Поэтому я не устаю требовать максимального настроя на каждую игру. К сожалению, не все футболисты это понимают.

Проиграв Фарерским островам, ваша команда фактически поставила себя на грань выживания: достаточно раз уступить румынам, и шансы на выход в финальный турнир исчезнут. Согласны?

По регламенту в плей-офф выходят победители групп и четыре лучшие команды из числа занявших второе место. Так что большой разницы между первым местом и дающим право на выход в плей-офф вторым фактически нет, главное – набрать достаточное количество очков. Потенциал для достижения такого результата у нас есть. Думаю, что Румыния – не единственный соперник в борьбе за лидерство в группе, сильна и Латвия.

Большинство игроков молодежной сборной СССР, выигравшей чемпионат Европы-1990, выступали в высшей лиге союзного первенства. Сейчас же в российской «молодежке» лишь единицы играют в основных составах клубов премьер-лиги. В чем причина?

Сегодня больше соблазнов, в 18–19 лет игроки начинают зарабатывать хорошие деньги, и нередко футбол отходит на второй план.

Глава НАФ Сергей Капков считает, что большая проблема российского футбола – отсутствие отдельного турнира для 18–19-летних футболистов, которым тяжело играть в первенстве молодежных команд. Вы согласны?

Конечно, определенные сложности при переходе из юношеского во взрослый футбол есть, но нужно проявить характер. Если человек раз-другой не попал в основной состав и опустил руки, в конечном итоге он окажется в первой-второй лиге. Доказывать свою состоятельность необходимо ежедневно, и прежде всего упорной работой на тренировках. Многие молодые игроки, не попавшие в основные составы, просто упустили свой шанс. Если футболист вышел на поле и не показал игры, которой ожидал тренер, причины неудачи следует искать в себе. А предложенный Капковым турнир не так-то просто организовать, к тому же в первенстве молодежных составов выступают и 16–17-летние.

В юношеской сборной России играли в массе своей начинающие футболисты, в «молодежке» же – профессионалы с солидными контрактами. При общении с ними вы используете какие-то другие, особые методы?

С футболистами надо общаться. Нередко после нескольких удачно проведенных матчей у молодых ребят начинает «кружиться голова». В Европе спортсмен с детских лет знает, что если где-то недоработает, то завтра не попадет в основной состав, а после окончания контракта окажется невостребованным. В России же «гладят по головке», ждут, что игрок раскроется, а он годами сидит в молодежной команде, а затем отправляется в первую-вторую лигу за ненадобностью – подросли новые перспективные кадры.

В молодежной сборной России выступают игроки и из первого дивизиона. Вы лично просматриваете футболистов?

Игроков 1989 года рождения я знаю очень хорошо, тренирую их с 13–14 лет. У нас есть круг кандидатов из примерно 30 человек, просто в каждый конкретный период «выстреливают» разные футболисты, из-за травм и болезней приходится делать вынужденные замены. Кандидатов в команду просматриваю и я, и помощники.

Игроки советуются с вами, когда им предлагают сменить клуб, отправиться в аренду?

Иногда футболисты принимают бездумные решения, как в свое время Семен Фомин, отправившийся в Иркутск не посоветовавшись. Через три месяца местная «Звезда» перестала существовать. Но, как правило, ребята советуются. Играть в основном составе, безусловно, полезнее, чем сидеть на скамейке запасных, но ведь нередко футболист, отправляясь в аренду, все равно не выходит на поле. К тому же в первом дивизионе длительные перелеты, ниже качество тренировочного процесса.

Следили ли вы за молодежным чемпионатом Европы, состоявшимся в Швеции?

Просматривал отдельные матчи – уровень очень высокий. Я видел сборную Германии и в прошлом году, когда она выиграла европейский чемпионат для игроков до 19 лет, – это очень мощная и организованная команда. Последние два-три года немцы доминируют в молодежном футболе, и неслучайно в финале в Швеции они разгромили англичан со счетом 4:0. С российской молодежной сборной, составленной из игроков 1986 года рождения, я не работал, поэтому не могу представить, как бы команда смотрелась на фоне сильнейших в Европе. Конечно, хочется, чтобы сборная регулярно пробивалась в финальную стадию, а футболисты получали соответствующий опыт игры, ведь через три-четыре года некоторые из них будут защищать цвета национальной команды.

Стараюсь выстраивать с футболистами доверительные отношения, хотя в определенных ситуациях нужен не только «пряник», но и «кнут». В Европе существует определенная планка, ниже которой игроки не позволяют себе опускаться, российская же молодежь подвержена спадам. Футбол – игра, в которой не обманешь: сразу видно, в каком состоянии человек вышел на поле

Контракт с РФС не позволяет вам работать в клубе или возможно совмещение?

Совмещать всегда нелегко – работа в клубе не оставляет времени на просмотр футболистов. Это игроки национальной команды всегда на виду, а у молодежи ситуация меняется часто. Хотя не могу сказать, что не знаю ребят – все же работаю с ними на протяжении многих лет. Но появляются новые игроки, не задействованные в юношеских сборных. Те же спартаковцы Сергей Паршивлюк и Евгений Макеев удачно адаптировались во взрослом футболе, а в юношеские годы были в тени. Некоторые из тех, с кем я выиграл чемпионат Европы, решили, что достигли многого, изменили отношение к спорту и как результат – не выступают в основных составах клубов премьер-лиги. Здесь дело не только в психологии, но в физиологии – кто-то действительно взрослеет быстро, но все же пять-шесть человек из той команды, которые могли бы играть в основных составах клубов премьер-лиги, «зазвездились» и потеряли время.

В российском футболе много недооцененных талантов?

Сейчас проводится масса турниров для футболистов в возрасте от 14 лет, так что даровитого игрока обязательно увидят, в каком бы регионе России он ни жил. У многих 13–14-летних есть свои агенты, которые привозят спортсменов в лучшие футбольные школы.

Как распределяются обязанности между вами и помощниками Виктором Лосевым и Сергеем Кирьяковым?

Я знаком с ними более двадцати лет, вместе выступали за московское «Динамо», а с Кирьяковым – и в сборной СССР. Лосев давно работает с молодежными командами, он был отличным защитником, может объяснить, какую позицию занять, где нужно отойти назад, как действовать в том или ином эпизоде. Кирьяков провел немало времени в Германии, проповедует европейский подход к футболу, показывает игрокам, как завершать атаки, обыгрывать. Главное, что мы втроем хотим донести до игроков, – необходимость полностью выкладываться на поле, быть готовым в любой момент помочь команде. Когда я приехал в итальянский клуб U.S. Foggia, тренер Зденек Земан поначалу не ставил меня на игры, приходилось кровью и потом доказывать свою состоятельность. И доказал – через три года стал капитаном клуба. Причины неудач всегда нужно искать в себе: «недорежимил», недоспал, недобежал…

С годами меняются взаимоотношения между игроками и тренерами?

Конечно. Раньше у всех была примерно одинаковая зарплата, молодые относились к ветеранам с большим уважением. Сейчас же 19-летний парень может зарабатывать намного больше своего 25-летнего партнера. Молодые футболисты имеют многое, но не всегда знают, как этим распорядиться. Игроков практически не забирают на сборы. Если матч в воскресенье, в субботу команда заезжает на базу. А мы заезжали за три дня, иногда месяцами не вылезали со сборов, времени на личную жизнь практически не оставалось.

В молодежной сборной России выступают как высокооплачиваемые футболисты, так и те, кто только начинает выходить на высокий уровень. Как они между собой общаются?

Почти не бывает, чтобы игроки, у которых зарплата, условно говоря, 20 копеек, задирали нос перед теми, у кого она три копейки. Все прекрасно понимают: завтра менее оплачиваемый футболист может получить больший контракт. Век спортсмена короток, за 10–15 лет нужно сделать так, чтобы по окончании карьеры не оказаться у «разбитого корыта».

Как вы считаете, на сколько процентов реализовались как футболист?

Процентов на 85–90, помешали тяжелые травмы: вырезали межпозвоночную грыжу, дважды оперировали голеностоп. Восстанавливаться после таких операций сложно. Но я благодарен судьбе – в 18 лет заиграл в основном составе московского «Динамо», провел более десяти лет в итальянском первенстве, более 50 раз выходил на поле в составах национальных сборных СССР и России, был признан лучшим футболистом последнего чемпионата СССР, стал его лучшим бомбардиром…

У вас есть брат-близнец. Он профессионально занимался футболом?

Да, выступал в дубле московского «Динамо», но цели пробиться на самый верх у него никогда не было. Сейчас Михаил играет в турнирах КФК, помогает в организации футбольных соревнований в Чертанове.

Вы стали тренером в 33 года. Не слишком рано?

Леонид Слуцкий начал еще раньше. Я играю в футбол с семи лет, накопил колоссальный опыт, с которым легко перейти на тренерскую работу. Кстати, команду взял себе не сразу. Сначала присматривался, помогал тренировать футболистов 1984 года рождения и лишь затем принял игроков 1989 года рождения, им тогда было по 14 лет. Росли вместе: я – как тренер, а они – как футболисты.

С футболистами надо общаться. Нередко после нескольких удачно проведенных матчей у молодых ребят начинает «кружиться голова». В Европе спортсмен с детских лет знает, что если где-то недоработает, то завтра не попадет в основной состав, а после окончания контракта окажется невостребованным. В России же «гладят по головке», ждут, что игрок раскроется, а он годами сидит в молодежной команде, а затем отправляется в первую-вторую лигу за ненадобностью – подросли новые перспективные кадры

Вы считаете себя молодым тренером?

Все относительно. Когда начинали тренировать Валерий Газзаев, Олег Романцев, Анатолий Бышовец, им было 37–38 лет, у меня же уже есть шестилетний опыт самостоятельной работы. Так что молодой только по возрасту. Я многое повидал в футболе, поэтому могу отметить нюансы, которые иной и не заметит. Стараюсь выстраивать с футболистами доверительные отношения, хотя в определенных ситуациях нужен не только «пряник», но и «кнут». В Европе существует определенная планка, ниже которой игроки не позволяют себе опускаться, российская же молодежь подвержена спадам. Футбол – игра, в которой не обманешь, сразу видно, в каком состоянии человек вышел на поле.

Вы подразумеваете проблемы с алкоголем, режимом?

Надо понимать, что и как пить. Нет ничего страшного в том, если футболист после матча выпьет бокал вина или кружку пива. Сейчас не многие молодые игроки злоупотребляют алкоголем. Они понимают: если не играешь, не попадаешь в основной состав, сборную, не заработаешь денег. Но на смену одним проблемам пришли другие. В мою бытность действующим спортсменом в свободное время мы играли в бильярд, в теннис, а сейчас игроки постоянно сидят за компьютером: Интернет и игры. Психика у них не отдыхает.

Вы контролируете, насколько четко футболисты соблюдают режим?

Игроки знают: застану кого-нибудь за непотребным занятием, выгоню из команды. Но по номерам я не хожу и не слежу, чем они занимаются. Да и бессмысленно это: если человек захочет куда-то сходить, уйдет в три часа ночи, после проверки. Не буду же я целую ночь под дверями куковать. Футболистам иногда кажется: в любом состоянии выйдем и сыграем. А это не так. Чем хороши итальянцы, самая стабильная национальная сборная, действующий чемпион мира? Они играли не так эффектно, как те же бразильцы или французы, но были сконцентрированы, каждый знал свой маневр, был готов отработать за партнера. Все идет от головы: нужно настроить себя на тяжелую работу, задаться целью.

Вы ставите в пример итальянцев, а в России сейчас мода на голландских тренеров. Подходят они нам по менталитету?

При Гусе Хиддинке в сборной России поменялся менталитет, тренеру удалось привить игрокам психологию победителей, они без страха играют с любым противником. Именно при Хиддинке в русском футболе появились настоящие мастера: Андрей Аршавин или Юрий Жирков. Как болельщик я желаю сборной и ее голландскому тренеру попадания на чемпионат мира.

А чего не хватило для того, чтобы полностью раскрыться в сборной игрокам вашего поколения, которое многие считают самым талантливым в истории российского футбола?

В 1990-е годы вся Россия столкнулась с проблемами, в частности организационными. Именно в них я вижу основную причину не слишком удачного выступления, хотя в финальные турниры чемпионатов мира и Европы мы выходили регулярно. Подбор футболистов действительно был отличным, мы могли добиться и более впечатляющих результатов.

Можно ли сказать, что для вас как для тренера основная задача – сделать так, чтобы российская команда выступила на Олимпиаде в Лондоне?

Сейчас главное – квалифицироваться в финальный турнир чемпионата Европы, без этого ни о какой Олимпиаде говорить нет смысла. Так что основная задача – выиграть оставшиеся матчи в отборочной группе и занять первое место. Этот турнир – момент истины не только для игроков, но и для меня как для тренера. Я стараюсь не думать о том, что будет после молодежной сборной, или о вариантах параллельного трудоустройства в клубе – размениваться не хочу.

Партнеры журнала: