Ради денег и интриг

Большой спорт №9(35)
Дмитрий Клипин
20 мая 2009 года была перевернута очередная страница истории европейского футбола: в Стамбуле, на стадионе Sukru Saracoglu, донецкий «Шахтер» переиграл в финале Кубка UEFA немецкий SV Werder Bremen.

20 мая 2009 года была перевернута очередная страница истории европейского футбола: в Стамбуле, на стадионе Sukru Saracoglu, донецкий «Шахтер» переиграл в финале Кубка UEFA немецкий SV Werder Bremen. Таким образом, украинский клуб стал последним обладателем континентального трофея, прекратившего свое существование в том виде, в котором он разыгрывался с 1971 года.

На место Кубка UEFA пришла Лига Европы – сложный многоступенчатый турнир, который, по мысли футбольных чиновников Старого Света, должен возродить почти пропавшую интригу в битве за второй по значимости европейский футбольный приз.

«За базар ответили»

Сразу стоит отметить, что это не первая реорганизация в истории турнира. Впервые Союз европейских футбольных ассоциаций (UEFA) поменял структуру соревнований на рубеже 1960–1970-х. Существовавший с 1955 года Кубок Ярмарок утратил свою «базарную» специфику и был переименован в Кубок UEFA. Сами «ярмарочные» состязания (матчи проходили в городах, где регулярно проводились ярмарки) стали вторым клубным турниром в Старом Свете (после Кубка европейских чемпионов). Однако система их проведения была крайне несовершенна, и стартовый розыгрыш, в котором участвовали команды городов – центров европейской торговли, длился долгие два с половиной года и завершился победой команды из испанской Барселоны.

С 1958 по 1960 год был проведен второй розыгрыш, и его победителями снова оказались каталонцы – теперь уже под официальным флагом FC Barcelona. С 1960 по 1971 год Кубок Ярмарок разыгрывался ежегодно, причем его обладателями становились представители лишь пяти стран – Испании, Англии, Италии, Венгрии и бывшей Югославии.

В начале 1970-х в UEFA пришли к выводу, что структура Кубка не отвечает современным тенденциям развития футбола на континенте, в связи с чем был учрежден новый трофей – имени самой футбольной организации. Параллельно проводились розыгрыши Кубка европейских чемпионов и Кубка обладателей кубков, из названия которых понятно, какие именно команды в них участвуют. Таким образом, круг участников континентальных состязаний оказался довольно ограниченным. Именно по этой причине и было принято решение о допуске к Кубку UEFA призеров чемпионатов своих стран и победителей других национальных состязаний (таких, например, как Кубок английской лиги).

Вскоре после появления Кубка UEFA функционеры учредили так называемую таблицу коэффициентов, в которой отражались успехи национальных ассоциаций на клубном уровне. Эта табель о рангах вот уже на протяжении почти четырех десятков лет определяет, какое количество команд может заявить страна в тот или иной евротурнир.

Реорганизация Кубка Ярмарок не стала решающим шагом на пути прогресса игры. На смену Кубку европейских чемпионов пришла Лига чемпионов – вершина клубного футбола не только Европы, но и, пожалуй, всего мира. Турнир изначально имел под собой столь мощную бизнес- и медиасоставляющую, что в кратчайшие сроки резко изменил в свою сторону баланс между тремя континентальными состязаниями. Но главное – он обладал мощнейшими экономическими ресурсами. В итоге любая команда стала мечтать поучаствовать в Лиге чемпионов и попытаться «урвать» хотя бы малую толику значительного призового фонда, ежегодно разыгрываемого в главном евротурнире. Шутка ли, одна-единственная победа в его групповом раунде приносит в казну команды ни много ни мало 600 тысяч евро. А это месячный бюджет крепкого клуба российской премьер-лиги.

На фоне бешеного прогресса и роста популярности Лиги чемпионов два других состязания – Кубок кубков и Кубок UEFA влачили жалкое существование, не дающее не только рядовым участникам, но и даже победителям никаких шансов улучшить финансовое положение. Для примера: английский Manchester United, лучшая команда розыгрыша Лиги чемпионов сезона 2007/2008, заработал по ходу турнира около 43 миллионов евро, в то время как питерский «Зенит», выигравший год назад Кубок UEFA, получил не более 5 миллионов. Общая же сумма, распределенная между участниками Лиги чемпионов, составила 585 миллионов евро, в то время как в Кубке UEFA эта цифра немногим превышала 37 миллионов. Причем это лишь итоги 2008 года, пять-семь лет назад разрыв был куда более существенным.

Расписывая достоинства Лиги Европы, чиновники UEFA по-прежнему молчат о самом главном – о финансах. До сих пор неясно, сколько денег заработают участники турнира от предварительного раунда до решающих встреч. Очевидно, что бешеных призов ждать не стоит: это нанесло бы урон Лиге чемпионов. Но недоплатить также нельзя, ведь главной причиной реформирования Кубка UEFA стал именно экономический фактор

В связи с этим немудрено, что еще десять лет назад руководство Союза европейских футбольных ассоциаций решило отказаться от проведения Кубка обладателей кубков, формат которого себя полностью исчерпал как с точки зрения финансовой составляющей, так и кадрового состава. Частично был реорганизован и Кубок UEFA. Но, как выяснилось, даже этих, казалось бы, кардинальных изменений не хватило для того, чтобы турнир имени футбольной организации выжил.

Принц и нищий

Чем же был плох формат Кубка UEFA? Как отмечают большинство экспертов, турнир не выдерживал конкуренции с Лигой чемпионов ни по одному показателю. Во-первых, как уже было сказано выше, разница в призовых состязаний составляла несколько порядков: команда, пробивавшаяся в групповой этап Лиги, автоматически зарабатывала за сезон больше, чем победитель второго по значимости евротурнира.

Соответствующим был и интерес спонсоров – крупные бренды предпочитали сотрудничать с куда более представительным «старшим братом». Во-вторых, сама технология раскрутки главного континентального турнира из года в год привлекала к нему гораздо больший зрительский интерес, чем к любому другому клубному состязанию. Телевизионные компании едва ли не выстраивались в очередь, чтобы получить лицензию на показ Лиги, и готовы были платить за нее огромные деньги.

В качестве примера приведем рекламные расценки на финальный матч Лиги чемпионов сезона 2007/2008 на российском телевидении. Минутный ролик стоил его обладателю 675 тысяч рублей. Участники рынка отмечали, что стоимость рекламы во время трансляции решающего матча была примерно на 50 процентов выше средней цены. В Европе цифры были еще серьезнее. В то же время телевизионные права на трансляцию матчей Кубка UEFA можно было приобрести едва ли не за бесценок.

Наконец, в-третьих, сами команды – участницы континентальных состязаний относились к Кубку UEFA как к второсортному, необязательному, откровенно тренировочному турниру. Посмотрим хотя бы на список победителей соревнований за последние годы. Итальянская Parma, турецкий Galatasaray, российские ЦСКА и «Зенит», испанская Sevilla да и тот же «Шахтер» – ни одну из перечисленных команд при всем уважении нельзя отнести к европейским грандам.

Что же касается действительно великих клубов, которым по трагическому стечению обстоятельств приходилось принимать участие в последних розыгрышах турнира, то они в основном заканчивали борьбу на ранних стадиях, несильно по этому поводу переживая. Для них матчи Кубка UEFA были не более чем пристойным спаррингом, помогавшим подготовиться к играм национального чемпионата. Для примера можно вспомнить прошлогоднюю более чем сдержанную реакцию немцев на крупное поражение Bayern Munich от «Зенита» или, например, то, как спокойно восприняли итальянцы вылет A.C. Milan после двух ничьих с SV Werder Bremen.

В то же время Лига чемпионов благодушно приняла в свои ряды не только победителей национальных первенств, как это, казалось бы, следовало из названия турнира. К лигочемпионскому экономическому чуду получили возможность приобщиться как призеры ведущих европейских первенств, так и команды, не попавшие в своих странах в тройку лучших. Подавляющее большинство из них о победе в турнире даже не мечтали – основной их целью была возможность неплохо заработать.

И вот в сентябре 2008 года руководство Европейского футбольного союза решило модифицировать теряющий популярность Кубок UEFA, преобразовав его во вторую по счету лигу – Лигу Европы. Заручившись поддержкой большинства европейских футбольных ассоциаций, президент UEFA Мишель Платини воззвал европейский футбол к новым высотам и приказал легендарному турниру долго жить. «Перемены в структуре состязаний пойдут на пользу историческому соревнованию, которое крайне важно для UEFA и европейского футбола, ибо дарит множеству болельщиков, футболистов и клубов атмосферу и накал еврокубков. Я уверен, что новый формат послужит полезным толчком для развития Лиги Европы», – отметил после принятия решения о трансформации Платини.

ЛИГАлизация доходов

Новый формат Лиги Европы отразился уже на самом названии турнира. Заметим, что приставка «Лига» – не просто красное словцо. Успешный опыт Лиги чемпионов, связанный прежде всего с продажей телевизионных и рекламных прав, был позаимствован и новым старым турниром. Команды, участвующие в Лиге Европы, получат возможность централизовать права, которые в последующем будут переданы телеканалам различных стран, что позволит клубам увеличить доходы от медиаконтрактов.

Новые название и логотип должны подчеркивать особенный характер и специфику турнира. Изменившийся формат позволит поощрить команды, не хватающие звезд с неба. Амбиции UEFA в проведении всех этих изменений состоят в том, чтобы омолодить соревнование и сделать его действительно важным на фоне стабильно пользующейся популярностью «старшей» Лиги. Отметим, что Платини, следуя интересам турнира, не отказался от привлечения в Лигу Европы финалистов национальных кубков. Таким образом, с одной стороны, президент постарался угодить слабым, с другой – не навредить имиджу нового соревнования.

Участие в Кубке UEFA не приносило клубам должной материальной отдачи. Так, английский Manchester United, лучшая команда розыгрыша Лиги чемпионов сезона 2007/2008, заработал по ходу турнира около 43 миллионов евро, в то время как питерский «Зенит», выигравший год назад Кубок UEFA, получил не более 5 миллионов. Понятно, что при таком разрыве в цифрах турнир был обречен

О каких же других, кроме смены вывески, изменениях в организации турнира идет речь? Самое главное – в Лиге Европы, как и в Лиге чемпионов, будет полноценный групповой этап – его сформируют из 12 групп по 4 команды в каждой. Клубы проведут по шесть матчей (а не по четыре, как было в Кубке UEFA) – по три дома и на выезде. Команды, занявшие в группах 1-е и 2-е места, выходят в 1/16 финала, где к ним присоединятся восемь клубов, занявшие 3-е место на групповом этапе Лиги чемпионов. Ну а дальше понятные для всех игры плей-офф.

Всего в первом розыгрыше Лиги Европы примут участие 160 клубов из 53 стран – членов UEFA. Количество команд-участниц будет зависеть от рейтинга страны – он по-прежнему будет определяться с помощью таблицы коэффициентов. Интересно, что победитель предыдущего розыгрыша Европейской лиги автоматически гарантирует себе место в групповом этапе следующего розыгрыша независимо от результатов во внутреннем чемпионате. Исключение – участие в Лиге чемпионов. В этой связи донецкий «Шахтер», как последний обладатель Кубка UEFA, начал свой поход на Европу с главного турнира.

И все же при всей первоначальной привлекательности эксперты весьма скептически оценивают перспективы Лиги Европы. Многие отмечают, что глобально в судьбе турнира не поменялось ничего, кроме названия. Даже кубок, вручаемый победителю, будет прежним. Все та же громоздкая и достаточно сложная для понимания схема розыгрыша, ставшая еще более запутанной. Одних только квалификационных раундов аж четыре! Команды ведущих футбольных держав по-прежнему вынуждены играть с откровенно слабыми призерами национальных чемпионатов так называемых третьих стран. Все тот же метод «переброски» отдельных неудачников Лиги чемпионов в Евролигу на заключительной стадии турнира. Все это, по мнению специалистов, вряд ли сможет усилить интерес к турниру как у болельщиков, так и у самих клубов.

С другой стороны, первые квалификационные раунды куда более эффективно стали отсеивать откровенно слабые команды. Вспомним, что в прошлом году уже на второй отборочной стадии Кубка UEFA в борьбу вступили такие серьезные клубы, как Manchester City, Besiktas J.K., Aston Villa, Real, Club Deportivo de La Coruna, S.S.C. Napoli, которые были вынуждены играть с «дворовыми» коллективами. В нынешнем розыгрыше второй отборочный раунд пестрел исключительно представителями футбольных «карликов» вкупе с клубами с постсоветского пространства. Гранды же вступили в борьбу с третьего. Но это все лишь ложка меда…

Кроме того, в условиях экономического кризиса чиновники UEFA упорно молчат о самом главном – финансовой составляющей. До сих пор неясно, сколько денег заработают участники турнира от предварительного раунда до решающих встреч.

Мыслей нет и денег нет

В заключение поговорим о российских перспективах в новом детище Платини. Уже сейчас можно констатировать, что начавшийся евросезон станет самым неудачным за последние несколько лет. И дело даже не в том, что впервые в истории Россия получила право заявить в Европу аж шесть своих представителей – чрезмерное число для нынешних реалий. Слишком уж сложные времена переживает русский футбол. Прежде всего с экономической точки зрения. Тут уж не до континентальных гастролей, которые в плане финансовой выгоды пока выглядят весьма сомнительными.

Первые потери не заставили себя долго ждать – «Крыльям Советов» перешел дорогу полупрофессиональный клуб из Ирландии St Patrick’s Athletic. Думается, будь в волжской команде все в порядке, она обыграла бы гостей из Британии даже дублем. Но ныне у команды просто-напросто нет денег, причем достаточно давно. Что незамедлительно сказалось на результатах.

У пермского «Амкара», для которого участие в четвертом квалификационном раунде турнира стало дебютом в еврокубках, в финансовом плане дела обстоят вроде бы получше, но поводов для оптимизма также было немного. Прежде всего потому, что соперничать уральцам пришлось с английским Fulham. Не блещущий в российском первенстве клуб дал объективно превосходящему его в мастерстве сопернику настоящий бой, но, несмотря на победу с минимальным счетом в родных стенах, все же уступил по итогам двух матчей.

Оступились, проиграв вполне проходимым соперникам, и «Динамо» с «Зенитом» – казалось бы, весьма зажиточные клубы. Начав еврокубковую кампанию гостевой победой над шотландским Celtic F.C., подопечные Андрея Кобелева в дальнейшем только огорчали своих болельщиков. Венцом неудач стало домашнее поражение от болгарского ЦСКА, обладающего куда более скромными финансовыми возможностями. Но все логично – с подобным кадровым составом замахиваться на покорение высот в Европе явно не стоит. Непонятно, куда ВТБ вкладывает свои миллионы? Неужели ограничился реконструкцией стадиона?

Что касается питерцев, то на Неве злой кощей продолжает чахнуть над златом. В команде сложилась парадоксальная ситуация, когда много денег идет только во вред. Каждый тянет одеяло в свою сторону, а в итоге получается басня про лебедя, рака и щуку. «Зенит» совершенно очевидно переживает переходный период – меняется тренер, состав, отношение к деньгам. Главное, чтобы переход не был из ниоткуда в никуда. Тут уж не до Лиги.

Выбывание четырех российских команд из Лиги Европы еще до групповой стадии не только принесло негативные эмоции болельщикам и убытки клубам, но и явилось предвестником грядущих неприятностей. Ведь каждый выступающий в Европе клуб приносит стране очки в таблице коэффициентов UEFA, которая определяет квоту на будущие сезоны. И как бы удачно ни выступили в Лиге чемпионов ЦСКА и «Рубин», без риска ошибиться можно предположить: удержать шестую позицию России не удастся. Румыния, сохранившая пять клубов в еврокубках, наверняка воспользуется шансом, да и перспективы Украины выглядят предпочтительными. А это значит, о шести клубах в Европе в ближайшей перспективе нам остается только мечтать.

Партнеры журнала: