Вольный стрелок

Большой спорт №1-2 (30) Зима 2008-2009
Дмитрий Маслов
О своих спортивных достижениях и планах, допинге в биатлоне и о том, как бороться с мировым финансовым кризисом, Бьорн Ферри рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Биатлонный мир обратил особое внимание на шведа Бьорна Ферри в 2007 году, когда скандинав стал победителем первенства планеты в смешанной эстафете и занял восьмое место в общем зачете Кубка мира. В следующем году Бьорн удивил не столько спортивными результатами, сколько прямыми обвинениями в употреблении допинга в адрес некоторых соперников, после чего о Ферри заговорили даже малосведущие в биатлоне люди. О своих спортивных достижениях и планах, допинге в биатлоне и о том, как бороться с мировым финансовым кризисом, Бьорн Ферри рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Прошлый сезон вы провели с травмой щиколотки. Удалось ли вылечить ее? Насколько вы готовы к зимнему сезону?

31 марта мне сделали операцию, с начала мая я стал ездить на лыжероллерах, а с середины июля – бегать. Думаю, подошел к сезону как минимум в той же форме, что и год назад. Так что можно сказать – готов.

Я слышал, что IBU собирается проверить с помощью новейших методик все допинг-тесты, взятые начиная с Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Вот это настоящая работа по борьбе с допингом и признак серьезных действий Международного союза биатлонистов в этом направлении. Я поддерживаю такую идею

Биатлонисты сборной России готовятся к сезону вместе. А как обстоит дело в Швеции? Вы тренируетесь индивидуально или с партнерами по команде?

Половину времени в межсезонье я провожу с командой, половину – у себя дома в Сторумане. В течение всего года каждое воскресенье тренер сборной Швеции Вольфганг Пихлер присылает мне по электронной почте программу тренировок.

Какие цели вы поставили перед собой на сезон 2008 / 2009? Собираетесь ли участвовать во всех этапах Кубка мира или сдела­ете ставку на первенство планеты?

Основной задачей, конечно, является чемпионат мира в Южной Корее, где я надеюсь завоевать медаль в индивидуальном виде программы. Однако и в общем зачете Кубка мира постараюсь финишировать максимально близко к лидеру. Я еще не принял решения по поводу того, буду ли выступать на предшествующем первенству планеты этапе. Анхольц – мое любимое место соревнований, однако мы собираемся как можно раньше отправиться в Южную Корею, чтобы привык­нуть к разнице во времени.

Смешанная эстафета считается наиболее успешной дисциплиной для шведских биатлонистов. Как вы оцениваете свои шансы сейчас, когда завершила карьеру 35‑летняя олимпийская чемпионка Анна-Карин Олофссон? В каком виде программы шведы собираются завоевывать медали чемпионата мира и Олимпиады?

Анна-Карин не ушла из спорта! Я уверен, что зимой она вернется к выступлениям и, думаю, покажет лучший результат среди шведских биатлонисток. Муж помогает ей ухаживать за ребенком, который родился несколько месяцев назад. Медали мы можем завоевать во всех эстафетах – женской, мужской и смешанной. У мужчин в индивидуальных видах программы на награды будут претендовать Карл-Йохан Бергман, Маттиас Нильссон и я, у женщин – Анна-Карин Олоф­ссон и Хелена Йонссон. Думаю, до Олимпиады в Сочи у нас имеются хорошие шансы на медали во всех видах, а вот что будет дальше – не знаю. Среди 13–17‑летних шведов немногие занимаются биатлоном.

Ваше заявление о том, что некоторые биатлонисты из сборных Латвии, Украины и Белоруссии употребляют допинг, получило широкий резонанс. У вас есть доказательства? Вы довольны тем, как организована система допинг-контроля в биатлоне?

Подобное заявление было большой ошибкой с моей стороны, сожалею о нем. Я уже принес свои извинения, но если упомянутые биатлонисты до сих пор сердятся на меня, могу их понять. Система допинг-контроля постоянно улучшается, однако еще предстоит немало сделать. Например, я считаю неправильной нынешнюю ситуацию, когда Международный союз биатлонистов (IBU) самостоятельно тестирует спортсменов. Лучше бы этим занималось Всемирное антидопинговое агентство (WADA). Должно быть так: IBU платит, а WADA выполняет работу. Я слышал, что IBU собирается проверить с помощью новейших методик все допинг-тесты, взятые начиная с Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Вот это настоящая работа по борьбе с допингом и признак серьезных действий Международного союза биатлонистов в этом направлении! Я поддерживаю такую идею.

Вы живете в небольшом городке Сторумане. Есть ли там необходимые условия для тренировок элитного спортсмена?

Единственное, чего там не хватает, – сильных партнеров для тренировок. А так условия прекрасные – рано выпадает снег, есть лыжероллерная трасса протяженностью 3,1 километра и 17 километров лыжных трасс с электрическим освещением. Летом я обычно приглашаю потренироваться кого‑нибудь из друзей-спортсменов. Например, в июле ко мне регулярно приезжает олимпийский чемпион Турина по лыжным гонкам в спринте Бьорн Линд.

Как вы оцениваете перспективы летнего биатлона? Для вас важно завоевывать награды в этой дисциплине или это просто элемент подготовки?

Для меня – просто способ подготовиться к зимнему сезону, ну и, конечно, заработать немного денег. Гонки на территории крупных городов – это интересно, но я не думаю, что летний биатлон сможет стать «большим» видом спорта.

У вас много спонсоров. Есть ли личный агент, или вы самостоятельно подписываете контракты?

Все делаю сам. Спонсоров, конечно, много, но они не такие уж и крупные. Мне кажется, что в России думают, будто шведы – состо­ятельные люди, а звезды спорта – так и вовсе очень богатые. А между тем я получаю от Шведской ассоциации биатлона 2000 евро. И не в месяц – в год. Некоторые члены биатлонной сборной Швеции до сих пор живут за счет родителей. Для меня же два предыдущих сезона сложились очень удачно, поэтому сильно экономить не приходится. Швеция – лучшая страна для бедных, и думаю, что это хорошо. Выходя из своей машины в родном Сторумане, я не закрываю дверь на замок – все мы уважаем друг друга.

В России думают, будто шведы – состоятельные люди, а звезды спорта – так и вовсе очень богатые. А между тем я получаю от Шведской ассоциации биатлона 2000 евро. И не в месяц – в год. Некоторые члены биатлонной сборной Швеции до сих пор живут за счет родителей. Для меня же два предыдущих сезона сложились очень удачно, поэтому сильно экономить не приходится
На крутом спуске

Я слышал, вы увлекаетесь торговлей акциями. Это хобби или серьезный источник дохода? Что вы думаете о глобальном финансовом кризисе? Есть ли его признаки в Швеции?

Да, мне интересны происходящие в экономике процессы, и торговлей акциями я тоже занимаюсь. Но, к сожалению, у меня нет времени на то, чтобы постоянно отслеживать биржевые новости, а если хочешь добиться здесь успеха, это необходимо. Что касается кризиса, то он добрался и до Швеции – многие люди теряют работу, и это только начало. Что делать в сложившейся ситуации? Я советую покупать золото – вероятность тотального коллапса постоянно возрастает, и в долгосрочной перспективе только этот драгоценный металл может служить определенной гарантией. Если приобрести золото на 10–30 процентов сбережений, можно быть уверенным, что когда рухнет финансовая система, что‑то у вас останется. Впрочем, правоту подобного утверждения легко проверить – давайте сделаем еще одно интервью месяцев через 18.

Вам 30 лет, и с каждым годом вы улучша­ете свои результаты. Как считаете, на какой возраст приходится расцвет биатлониста? Какие у вас планы на оставшуюся часть карьеры?

Средний возраст биатлонистов, завоевывающих медали на крупнейших соревнованиях, – как раз около 30 лет. Я думаю, что физические возможности позволяют входить в мировую элиту лет до 40, вопрос в том, где брать мотивацию. В психологическом плане биатлон довольно сложный вид спорта, в нем много рутинной работы. Я начал карьеру профессионального спортсмена достаточно поздно, поэтому думаю, что смогу еще прибавить. Выступать планирую до Олимпи­ады 2014 года, однако, возможно, это далеко не предел. Так что если вы спросите у меня на Играх в Сочи, когда я собираюсь уйти из спорта, не исключено, что назову 2026 год. Выиграть же хочется что‑то действительно серьезное – Кубок мира в общем зачете, Олимпийские игры или чемпионат мира. Хорошо бы победить и в эстафете с соотечественниками. Но, прежде всего, хочу отметить, что биатлон – это мой образ жизни, и я его люблю. Победы и призовые деньги – просто приятный бонус.

Партнеры журнала: