Верховный главнокомандующий русского спорта

Большой спорт №1-2 (30) Зима 2008-2009
Борис Ходоровский
Его называют одним из самых успешных «московских питерцев»: в эпоху Анатолия Собчака кабинеты вице-мэров Виталия Мутко и Владимира Путина располагались в Смольном совсем рядом.

Его называют одним из самых успешных «московских питерцев»: в эпоху Анатолия Собчака кабинеты вице-мэров Виталия Мутко и Владимира Путина располагались в Смольном совсем рядом. Но для нас главное, что сегодня он – наиболее влиятельный спортивный чиновник России, совмещающий сразу две ключевые позиции в структуре управления российским спортом – кресло министра и пост президента Российского футбольного союза (РФС). О том, как он распределяет время между министерством и РФС, об антикризисных мерах и о проблеме государственного финансирования физической культуры и спорта Виталий Мутко рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Став министром спорта, совершили ли вы для себя какие‑то открытия, касающи­еся положения дел в возглавляемой вами весьма специфической отрасли?

О многих вещах пока вообще не хотелось бы говорить. Это, скажем так, информация к размышлению для дальнейшей работы. Я пришел в органы государственного управления в конце перестроечных 1980‑х и до сих пор во многих вопросах остаюсь романтиком и идеалистом. Продолжаю верить в то, что людей нужно уважать за результаты их труда, а не проведенной ими удачной PR-кампании. Есть вещи, которые мне непонятны, хотя открытием, увы, не стали. Начиная с 1990‑х, когда я вплотную занимался организацией Игр доброй воли в Санкт-Петербурге, а затем стал президентом «Зенита», я все время в гуще спортивных событий. В последние годы физической культуре и спорту уделяется повышенное внимание, но как настоящая отрасль, индустрия, если хотите, они в нашей стране еще не сформировались.

Почему же вы не хотите сосредоточиться на работе в этом направлении, передав бразды правления в РФС преемнику?

Я должен довести до конца те проекты, которые начал, придя в РФС. Прекрасно понимаю: все больше погружаясь в вопросы развития туризма и молодежной политики, которыми занимается возглавляемое мною министерство, времени на футбол могу выделять все меньше. Безусловно, когда я ежедневно появлялся в «Доме футбола», сотрудники РФС работали по‑другому. Только именно сейчас, на полпути, не хотелось бы оставлять свое детище. С одной стороны, вижу, сколько еще нужно сделать в отечественном футболе, с другой – уже есть первые результаты проделанной работы. Причем не только в виде побед нашей сборной и «Зенита». Обидно, когда не замечают позитива, а сосредотачиваются исключительно на критике президента РФС. Где‑то побили судью – виноват Мутко, вывесили оскорбляющий память великого футболиста баннер в Санкт-Петербурге – тоже я недосмотрел, безвестный тренер безликого клуба второго дивизиона о договорных матчах ляпнул – кто же, как не президент РФС, должен нести за это ответственность.

Как вы все‑таки распределяете рабочее время между министерством и РФС?

Сейчас многое зависит от того, насколько удастся организовать эффективную работу аппарата обоих ведомств. В футболе многие функции, которые сегодня осуществляет и за которыми надзирает РФС, должны взять на себя РФПЛ и ПФЛ. Конечно, я держу руку на пульсе всего происходящего в российском футболе. Раз в неделю обязательно встречаюсь со своими подчиненными, чтобы обсудить текущую работу. Плюс все те мероприятия, где мое присутствие необходимо по регламенту. Основное же время провожу в министерстве.

Насколько сильно ударит по российскому профессиональному спорту, и прежде всего по футболу, нынешний финансовый кризис?

Пока это сложно спрогнозировать. В значительной степени последствия мы ощутили уже сегодня. Пострадал рекламный рынок, на который мы рассчитывали. Не только сформированный нами спонсорский портфель затрещал по швам, но и у телевидения возникли огромные проблемы. Без него, как вы сами понимаете, невозможно говорить ни о долговременных программах, ни о повышении интереса к спорту. В сложившейся ситуации нельзя надеяться на дядю-олигарха, который принесет денежки и скажет: «Ребята, делите! Хватит на всех». Придется поднапрячься и руководителям регионов, и менеджерам ведущих федераций, включая, естественно, РФС. К сожалению, мы вынуждены приостановить некоторые инвестиционные проекты, особенно в сфере спортивного строительства. В Екатеринбурге главным инвестором возведения нового стадиона была трубопрокатная компания, которая лишилась заказов. Естественно, столица Урала останется пока без нового стадиона. Ближайшие годы для профессионального спорта будут очень непростыми.

В сложившейся экономической ситуации нельзя надеяться на дядю-олигарха, который принесет денежки и скажет: «Ребята, делите! Хватит на всех». Придется поднапрячься и руководителям регионов, и менеджерам ведущих федераций, включая, естественно, РФС. К сожалению, мы вынуждены приостановить некоторые инвестиционные проекты, особенно в сфере спортивного строительства

Выработаны ли какие‑то антикризисные планы хотя бы в рамках РФС?

Наши основные партнеры подтвердили свои обязательства. Решены и вопросы, связанные с продажей телевизионных прав. Тут, конечно, есть проблемы. Оставить футбол на платном частном канале, закрытом для миллионов болельщиков, нельзя. Все же в России этот вид спорта – не только бизнес, но и социальное явление. Общедоступные же каналы платить не хотят. Еще вчера все можно было уладить за счет административного ресурса, сегодня такие методы не проходят.

Тревогу у болельщиков вызывают и противоречивые сообщения о ситуации с новым контрактом Гуса Хиддинка. Прокомментируйте это, пожалуйста.

Эта кампания ведется давно и инспирирована искусственно. Все финансовые обязательства перед главным тренером сборной, который, если не произойдет ничего сверхординарного, будет работать до завершения чемпионата мира 2010 года, выполняет РФС. Конечно, обидно потерять в этом проекте такого партнера, как Национальная академия футбола. Хотя непосредственного отказа из уст руководителей этого фонда я не слышал. Пока находим средства в бюджете РФС на оплату всех расходов, связанных с деятельностью Хиддинка и его помощников. Безусловно, для реализации столь дорогостоящего проекта нужен солидный партнер. В условиях финансового кризиса найти его не так просто. К тому же я очень высоко ценю вклад Наци­ональной академии футбола в реализацию всех их совместных с РФС программ.

Насколько сложно вам бывает убедить первых лиц государства в необходимости первоочередных инвестиций в физическую культуру и спорт?

Непростой вопрос, и ответить на него трудно. С одной стороны, все понимают, что здоровье нации – это самая важная цель, а здоровый человек – главный капитал государства. Приоритеты в плане финансирования физической культуры и спорта заявлены на самом высоком уровне. Порой мне как министру ставят задачи и президент России, и премьер-министр. Даже в Федеральную целевую программу развития футбола многие вещи были внесены по их инициативе. Только ведь у нашей страны сейчас столько проблем, которые требуют решения в первоочередном порядке, что очень сложно найти средства для решения всех одновременно. Нужно четко понимать, сколько денег необходимо для развития физической культуры и спорта, а также – куда их вкладывать. Не говорю уж о том, что должна быть видна эффективность их использования. Убеждать сегодня ни в чем никого не надо. Все идет от реальных возможностей страны. Большой проблемой является выделение государственного финансирования физической культуры и спорта отдельной графой. Мы идем через запятую после медицины. Неслучайно одно из первых заседаний Госсовета после избрания президента Дмитрия Медведева было посвящено именно вопросам развития физической культуры и спорта. Сейчас очень важно до конца разобраться в потребностях отрасли. Договоренность об этом с премьер-министром Владимиром Путиным достигнута.

Какая победа российских спортсменов произвела наибольшее впечатление на министра спорта РФ?

Я впервые побывал на Олимпиаде и старался не пропустить ни одного старта, на котором у наших спортсменов могли быть золотые медали. Хотя в последние дни Игр мне пришлось нелегко. Конечно, громадное впечатление произвели на меня победы легкоатлетов: Гульнары Галкиной-Самитовой, Елены Исинбаевой, Андрея Сильнова. Женская эстафета 4х100 – это была просто фантастика! Я радовался на трибуне, как в юности. Мощнейшее выступление наших девушек-красавиц в художественной гимнастике и синхронном плавании. Открыл для себя в Пекине современное пятиборье. Сначала заглянул на эти соревнования, чтобы посмотреть на Андрея Моисеева в одной дисциплине, и задержался до финиша легкоатлетического кросса. О каждом из наших чемпионов, и не только о них, могу сказать много добрых слов. Каким интересным человеком оказался гребец из Волгограда Максим Опалев, с которым мы беседовали после его пекинского триумфа!

В последнее время «Зенит» стал далеко не таким, каким я хотел его видеть. У меня была мечта, возможно, дерзкая или утопическая, сделать клуб открытым акционерным обществом, чтобы его акции могли приобрести болельщики, а президент избирался голосованием на стадионе. Это была бы по-настоящему народная команда, базирующаяся на собственных воспитанниках

Олимпиада стоит особняком среди всех спортивных соревнований…

Конечно, порадовался успеху наших хоккеистов, выигравших золото на чемпионате мира через 15 лет после предыдущего триумфа. Причем не только игра, но и общение с нашей ледовой дружиной произвели на меня огромное впечатление.

Вы упорно уходите от упоминания о «Зените», хотя первым, в бытность президентом клуба, провозгласили концепцию превращения его в клуб европейского уровня.

В последнее время «Зенит» стал далеко не таким, каким я хотел его видеть. У меня была мечта, возможно дерзкая или утопическая, сделать клуб открытым акционерным обществом, чтобы его акции могли приобрести болельщики, а президент избирался голосованием на стадионе. Это была бы по‑настоящему народная команда, базирующаяся на собственных воспитанниках. Конечно, я присутствовал на финале Кубка UEFA в Манчестере, и у меня мурашки по коже бежали, когда Анатолий Тимощук поднял над головой почетный трофей, а девять тысяч болельщиков запели гимн «Зенита». Такое не забывается.

Об этом мечтали, когда принимали бразды правления погрязшим в долгах и игра­ющим при двух сотнях зрителей на захолустных заводских стадионах на окраине Питера «Зенитом»?

Моей самой большой мечтой было услышать гимн Лиги чемпионов на «Петровском». Поэтому мы и приступили к работе по созданию клуба европейского уровня, над чем посмеивались многие скептики. И начали с самого простого, сделав команду «экологически чистой». Сегодня у руководителей клуба несколько иное видение философии его развития, а мне в силу должностных обязанностей нельзя проявлять болельщицких пристрастий. Разве что в финале еврокубков можно сделать исключение.

Остается ли у вас время для занятий физической культурой и спортом?

Утром легкая зарядка, иногда удается вечером позаниматься на велотренажере. Увы, все реже и реже попадаю домой в подходящее для этого время. Это в бытность президентом «Зенита» удавалось даже на футбольное поле выходить. Надеюсь, смогу так организовать работу подчиненных и в РФС, и в министерстве, что проблемы будут решаться без моего непосредственного участия. Тогда и в футбол сгоняю.

Партнеры журнала: