Главный по сборным

Большой спорт №1-2 (30) Зима 2008-2009
Дмитрий Маслов
О том, почему не следует публично разглашать свои медальные планы, и о задачах, которые сегодня стоят перед Министерством спорта, туризма и молодежной политики, Николай Пархоменко рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Обладатель двух золотых орденов за развитие тяжелой атлетики и борьбы в мире, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР и РСФСР. И это далеко не полный список регалий президента Федерации тяжелой атлетики России, первого вице-президента Международной федерации тяжелой атлетики, директора Центра спортивной подготовки сборных команд России Николая Пархоменко. О том, почему не следует публично разглашать свои медальные планы, и о задачах, которые сегодня стоят перед Министерством спорта, туризма и молодежной политики, Николай Пархоменко рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Незадолго до Игр в Пекине вы сказали, что перед российскими олимпийцами стоит задача занять первое общекомандное место. Росси­яне финишировали третьими. Как оцениваете достигнутые результаты?

Всегда надо ставить максимальные задачи. Ведь что значит «выступить достойно»? Представление о «достойном» у каждого свое – это может быть и пятое, и десятое место. Поэтому надо настраиваться только на победу. А итоговую третью позицию в неофициальном командном зачете без всяких оговорок можно назвать достойной – бороться за первую и вторую реальных возможностей не было. Во многих исконно российских видах спорта, в которых регулярно завоевывались награды, на сей раз были продемонстрированы весьма посредственные результаты. Прежде всего, это фехтование и стрельба. На большее рассчитывали в боксе. В тяжелой атлетике, где я являюсь президентом федерации, получили семь наград, но среди них нет ни одной золотой – это моя боль. К каждой федерации есть профессиональные претензии, спектр которых многогранен, – отстает наука, не на должном уровне работает медицина в плане восстановления спортсменов на учебно-тренировочных сборах и соревнованиях. Существуют проблемы в методике спортивной подготовки, мы потеряли тренерские кадры, которыми гордились в течение долгих лет, многие специалисты сейчас трудятся за границей. После образования Министерства спорта, туризма и молодежной политики внимание государства к спорту повысилось, возросло финансирование. Но первое, что нужно сделать, – повысить зарплату спорт­сменам, тренерам, врачам, массажистам. Если эта проблема решится, работающие за рубежом российские специалисты вернутся на родину и помогут восстановить утраченные позиции.

Успешно выступившие на олимпийских Играх китайские спортсмены взяли на во­оружение методику, созданную в СССР. Мы же от нее отказались, а ничего нового не создали. Когда перестала существовать ГДР, Китай пригласил многих специалистов из этой страны. Ими были использованы научные наработки, и за счет этого китайцы добились значительного прогресса.

Какие изменения произойдут в структуре и задачах Центра спортивной подготовки в ближайшее время?

Виталий Мутко заявил мне, что Центр будет сохраняться в существующем виде. В Центре на ставках находятся спортсмены, тренеры, массажисты, врачи – все, кто работает в спорте высших достижений. Люди подобраны знающие, толковые, и я уверен, что совместно с федерациями по видам спорта мы справимся с любыми задачами. Нужно построить специализированные современные базы для сборных команд. Ведь многие виды спорта не имеют собственных баз. Но они должны принадлежать нашему министерству – тогда мы сможем вложить туда государственные средства, «развернуть» там медицину и науку. В Подольске была база, где тренировались команды по всем видам борьбы, тяжелой атлетике, боксу, фехтованию, но она принадлежала профсоюзам. Сейчас база в плачевном состоянии – оттуда ушли все виды спорта, кроме дзюдо.

Базы можно не только строить с нуля, но и выкупать у собственников…

Пытались – продавать не хотят. Есть хорошая поговорка: «Как собака на сене». Лично мне больно, потому что я сам тренировался на базе в Подольске с 1953 года. Она стоит в удобном с точки зрения экологии месте, а это очень важный аспект. Таких баз для единоборств всего две – в Подольске и Кисловодске, да еще была в Алуште. В том же Новогорске город со всех сторон «обступил» базу. Я не хочу сказать, что там невозможно тренироваться, но экологическая составляющая очень важна для подготовки и восстановления спортсменов.

Я еще не встречал бизнесменов – президентов спортивных федераций, которые вкладывают средства в строительство спортивных баз. Официально могу заявить – всю подготовку спортсменов, их поездки на сборы и соревнования оплачивает государство. Бизнесмены финансово помогают лишь отдельным спортсменам и тренерам

Не предполагается ли привлекать к финансированию строительства баз частных инвесторов – например, бизнесменов, возглавляющих федерации по видам спорта?

Я еще не встречал президентов спортивных федераций, которые вкладывают средства в строительство спортивных баз. Официально могу заявить – всю подготовку спортсменов, их поездки на сборы и соревнования оплачивает государство. Бизнесмены финансово помогают отдельным спортсменам и тренерам.

Каков ваш прогноз: в Ванкувере российские спортсмены порадуют своих болельщиков? Ведь обязательства по завоеванию наград федерации взяли серьезные.

Эти обязательства должны знать министр спорта, директор Центра подготовки сборных команд, президент федерации и главный тренер сборной – больше никто. Подобные обязательства и целевые программы развития вида спорта писали и во времена СССР, но они шли под грифом «Для служебного пользования». Сейчас перед Играми мы разбрасываемся заявлениями и не думаем о том, что соперники ориентируются на них. Публичные заявления о таких планах настраивают против россиян соперников из других стран и судей.

Президент ОКР Леонид Тягачев назвал ситуацию вокруг подготовки россиян к Играм-2010 «расстрельной». Вы согласны с такой оценкой?

Подобным заявлением Тягачев как бы говорит спортсменам, что они не способны выиграть. Зачем так говорить? Есть вещи, которые можно сделать «через не могу», и спорт­смену нужно только помочь реализовать свой потенциал. Государство выделяет достаточно средств для подготовки не только к олимпийским Играм, но и к чемпионатам Европы и мира. Основные же проблемы я уже обозначил – невысокая зарплата и недостаточное количество современных спортивных баз. Нет соответствующего научного и медицинского обеспечения, остальное есть. Подготовка к Ванкуверу идет по плану, однако проблемы существуют – с теми же базами. Допустим, критикуют президента Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья Владимира Славского, но ведь у сборной команды России отсутствуют условия для тренировок – в стране нет ни одного трамплина, на котором можно полноценно проводить учебно-тренировочный процесс.

А как вы относитесь к идее строительства баз за границей?

Это не выход для российского спорта, строить нужно в России, причем не отдельные спортивные сооружения, а именно комплексы. Конькобежный центр Московской области «Коломна» не имеет аналогов в Европе, однако при нем нет гостиницы. Она есть в городе, но стоимость проживания в ней гораздо выше, чем мы можем оплатить по существующим нормам. Конькобежный дворец в Крылатском тоже великолепный, но спортсменам надо где‑то жить. Ездить из Новогорска, учитывая пробки, нереально. Нужно, чтобы спортсмены, тренирующиеся там, жили рядом, чтобы был пищеблок, медицинское обслуживание. Если мы строим базы для сборных команд, необходимо, чтобы была создана и вся инфраструктура.

Как вы оцениваете перспективы создания команд для целенаправленной подготовки к Олимпиаде в Сочи?

Решается вопрос о создании экспериментальных команд из талантливой молодежи и подготовке их к Играм в Сочи. Ведь многие из тех, кто выступит в Ванкувере, к 2014 году завершат карьеру. Мы предполагаем больше внимания уделять подготовке резерва и в этой связи планируем увеличить финансирование.

Обязательства по завоеванию медалей на Олимпиадах должны знать министр спорта, директор центра подготовки сборных команд, президент федерации и главный тренер сборной – больше никто. Целевые программы развития спортивных дисциплин писали и во времена СССР, но тогда они шли под грифом «для служебного пользования». Сейчас перед Играми мы разбрасываемся заявлениями и не думаем о том, что соперники ориентируются на них. Публичные заявления о подобных планах настраивают против россиян соперников из других стран и судей

В 2007 году немало российских спортсменов было дисквалифицировано за употребление допинга. Принимаются ли в связи с этим какие‑то чрезвычайные меры?

Значительно увеличились суммы, выделя­емые на тестирование спортсменов, возросло количество допинг-проб. Но в спорте высших достижений крутятся слишком большие деньги, и бестолковые спортсмены иногда рискуют, подводя себя и страну. Какие‑то гарантии в этом плане давать сложно.

В ноябре вы были переизбраны президентом Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР). Как оцениваете ситуацию в вашем виде спорта?

В тяжелой атлетике нередки дисквалификации спортсменов за применение допинга, поэтому никто не хочет связываться с этим видом спорта, чтобы «не позорить себя». Так что спонсоров немного. Финансово поддерживают нас Всероссийская ассоциация летних олимпийских видов спорта и Российские железные дороги. В 2008 году у России усилились позиции в Европейской федерации тяжелой атлетики – вице-президентом этой организации избран Юрий Сандалов, а Петр Полетаев стал членом Технического комитета. После Игр в Пекине никто из призеров Олимпиады не объявил о завершении карьеры, не изменился и состав тренерского совета.

В чем вы видите причины столь успешного выступления китайских тяжелоатлетов на Олимпиаде?

В том, что Игры прошли у них на родине.

Планируете ли вы проведение в России официальных международных соревнований по тяжелой атлетике?

Таких соревнований не было давно, но для того чтобы провести их на высоком уровне, нужны внебюджетные средства, и немалые. А сегодня их нет.

Место Федерального агентства по физической культуре и спорту заняло Министерство спорта, туризма и молодежной политики. Вы уже почувствовали изменения?

Министерство находится в стадии становления, но проблем в связи с этим у Центра нет. В случае необходимости непосредственно обращаюсь к Виталию Мутко или его заместителю Геннадию Алешину, и вопросы решаются. Но стараюсь со всеми трудностями справляться самостоятельно. В крайнем случае прошу помощи у министра.

Партнеры журнала: