Входит и не выходит

Большой спорт №4(41)
Олег Пришин
Несмотря на взятый еще перед стартом нынешнего сезона курс на снижение расходов, гонка финансовых вооружений в чемпионате России по хоккею была продолжена.

Несмотря на взятый еще перед стартом нынешнего сезона курс на снижение расходов, гонка финансовых вооружений в чемпионате России по хоккею была продолжена. В итоге руководство Континентальной хоккейной лиги, вроде бы и готовое раскрыть (как в 2008 году) зарплатные бюджеты клубов, все же решило этого не делать, оставив всю финансовую документацию строго засекреченной. Но прикинуть убытки или, напротив, прибыль можно и без публично обнародованных цифр – для этого, в принципе, достаточно и информации о количестве набранных командами очков. «Большой спорт» попытался проанализировать, кому из клубов они достались слишком дорого, а кто смог заплатить за них наименьшую цену.

В чемпионате России по хоккею клубы всегда делились на богатых и бедных. Точнее – на очень богатых, богатых, средних, бедных и очень бедных. И в отличие, скажем, от NHL, победителем чемпи­оната каждый раз без исключения становилась команда из первой категории. Не всегда это была «самая» богатая, но всегда – «очень». Так было и в первый год существования КХЛ, когда главный приз сезона, Кубок Гагарина, достался казанскому «Ак Барсу» – клубу с одним из самых больших бюджетов в Лиге (55 миллионов долларов).

Финалисты, бывало, попадались из второй категории, но не ниже. А «середняки», «бедняки» и «совсем бедняки» могли лишь, не претендуя на золото или серебро, сотворить пару локальных сенсаций, о которых все, кроме их собственных болельщиков, забывали менее чем через год.

В нынешнем сезоне гонка финансовых вооружений совершила новый виток. В Россию приехала очередная порция сильных игроков, включая звезд мирового уровня (Сергей Федоров и Сергей Зубов, несмотря на возраст, именно таковыми и являются). Разумеется, они прибыли в страну отнюдь не из спортивного интереса, а на контракты, соответствующие их уровню. Кроме того, звезды, уже игравшие здесь, если меняли летом команду, то тоже уходили «на повышение» – в финансовом плане. Яркий пример – еще один Сергей, Зиновьев, перебравшийся из московского «Динамо» в уфимский «Салават Юлаев». И не менее яркий – Алексей Яшин, перешедший из ярославского «Локомотива» в питерский СКА.

Таким образом, объем денежных средств, обращавшихся в платежных ведомостях клубов, увеличился. И все шло к тому, что и в этом сезоне формула «чем больше вложили – тем большего достигли» будет по-прежнему работать.

Нерегулярная отдача

В регулярном чемпионате общая тенденция действительно сохранилась. Однако не обошлось и без сюрпризов, показавших, что спортивные результаты далеко не везде соответствуют вложенным деньгам.

В этом году, напомним, чемпионат был географически поделен на Западную и Восточную конференции. И ветер перемен, как водится, подул с Запада, тогда как Восток старался удержать консервативные рубежи.

Если говорить о вершках и корешках, то в обеих конференциях синхронно победили – и с солидным отрывом – очень богатые клубы. Самая бедная команда Запада заняла свое 12-е место; а две самые бедные восточные произвели незначительную рокировку: нищая «Лада» стала предпоследней, а чуть более состоятельная «Кузня» (новокузнецкий «Металлург») – последней.

На Востоке и остальное распределение мест было достаточно предсказуемым, а немногочисленные неожиданности – в рамках допустимых погрешностей. Вслед за более чем благополучной Уфой расположились несколько менее благополучные «Магнитка» (магнитогорский «Металлург»), «Ак Барс» и омский «Авангард», а также заметно менее, но все еще благополучный нижнекамский «Нефтехимик». При этом нижнекамцы слегка нарушили четкую иерархию, вклинившись на одно место выше того, которое «заслуживали» своим бюджетом. Ну или на два места, если считать еще и «Сибирь» – пятую команду конференции по затратам и девятую – по итоговому результату.

Кроме «Сибири», мог оказаться в плей-офф еще и «Амур» – это если бы деньги действительно решали все. Однако места новосибирцев и хабаровчан заняли скромные «Трактор» (Челябинск) и «Автомобилист» (Екатеринбург). Причем последний по бюджету уступает «Сибири» в два, если не в два с половиной раза.

Посему «Автомобилист» автоматически можно признать самым успешным восточным клубом, добившимся результата, которого от екатеринбуржцев мало кто ожидал, и вложившим при этом едва ли не минимум средств. Строго говоря, «Лада» с «Кузней», а также с западным «Витязем» (Чехов) вложились еще скромнее, но не существенно меньше. Собственно, от всей этой четверки никаких успехов в чемпи­онате и не ожидалось; и получилось так, что три команды «оправдали доверие», а вот «Автомобилист» прыгнул выше головы. В два – два с половиной раза выше, как уже было подмечено.

Максимум при минимуме

На Западе нежданных (относительно толщины кошелька) гостей в зоне плей-офф оказалось тоже два – ХК МВД и рижское «Динамо». Но в отличие от Востока, где «Трактор» с «Автомобилистом» застолбили соответственно седьмую и восьмую кубковые вакансии буквально «на зубах» и лишь в самых последних матчах, ХК МВД выиграл свой дивизион и занял второе место во всей конференции (правда, с минимальным отрывом). Хотя по размеру бюджета он располагается ориентировочно на 17–18-м месте во всей Лиге! Так что «финансовый чемпионат» Олег Знарок и его команда выиграли уверенно и безоговорочно: заработанные очки получились самыми «дешевыми».

На всякий случай уточним, что слово «дешевый» здесь не имеет никакого уничижительного оттенка, и даже наоборот. «Дешевизна» в данном случае подразумевает «эффективность» и «рентабельность». Имей мы под рукой точные суммы бюджетов клубов, мы бы разделили их на количество набранных очков. Полученная таким образом для каждого клуба в отдельности цена очка отражает эффект от вложенных средств. И чем цена ниже, чем очко дешевле – тем лучше.

Подсчет на пальцах

К сожалению, точных сумм не знает никто: хотя Лига и была готова их обнародовать, клубы и сами игроки воспротивились и бюджеты остались засекреченными. Тем не менее мы живем отнюдь не в информационном вакууме: какие-то данные известны точно, к каким-то можно прийти путем нехитрых логических выводов и сопоставлений, что-то становится всеобщим достоянием из множества слухов различной степени достоверности. Так или иначе, если цифры с точностью до цента (или даже сотни тысяч долларов) нам не известны, общая картинка выводится без труда.

Хорошо, что информация о количестве набранных очков имеется в свободном доступе. Так вот, в регулярном чемпионате ХК МВД опередили лишь три клуба, из которых «Магнитка» затратила средств раза в три больше, а о СКА и «Салавате Юлаеве» и говорить не приходится. При таких условиях даже не требуется калькулятор – и так все понятно. На нем можно вывести точную цену очка; но соотношение, у кого больше/меньше, элементарно вычисляется в уме.

Кстати, не исключено, что этот показатель у ХК МВД не абсолютно лучший – почти наверняка 55 очков «Лады» обошлись тольяттинцам еще дешевле. Разумеется, это не потому, что они большие молодцы, а потому, что они – нищие. Кроме того, если количество набранных очков не позволило команде попасть в плей-офф, какой в них, очках, смысл? Что их 55, что 25 – дела не меняет.

Деньги на ветер

Главным финансовым разочарованием на Западе стало «Торпедо». Ориентировочно – четвертая команда конференции по размеру платежной ведомости. В самом крайнем случае – пятая. Второй неудачник – минское «Динамо»: шестой клуб по затратам в реальности занял лишь предпоследнее место.

Однако неудача минчан (в которых не очень-то и верили) и провал нижегородцев (предположительно вложивших примерно столько же средств, сколько вместе взятые «милиционеры» с рижанами, а то и больше) в регулярном чемпионате быстро затмились обвалом СКА и московского «Динамо» в плей-офф. Знаменательно при этом, что главные «богачи» Запада – питерцы уступили кубковую дорогу главным «беднякам» из числа пробившихся – рижанам.

Каждому по вложениям

На Востоке же первый раунд прошел логично: в трех парах богатые без особенного напряжения выбили из турнира бедных. А в четвертой финансовый «середняк» «Нефтехимик», также не перенапрягшись, уничтожил богатый «Авангард». Но в данном случае бюджеты клубов совершенно не играли роли: омичи добровольно сложили оружие, за день до начала плей-офф сменив главного тренера. Поскольку он был полным и абсолютным новичком в стране и чемпионате, имел слабое представление о своей команде и вообще никакого представления о сопернике, это практически равнозначно тому, что «Авангард» попросту не выходил бы на лед в этих трех матчах, получая технические поражения.

В итоге в четверку сильнейших на Востоке вошли три из четырех самых богатых клубов конференции. Все три к тому же входят в число шести главных олигархов всей Лиги.

А Кубок-то один

А вот на Западе из «Большой шестерки» не осталось вообще ни одной команды. Из «Большой дюжины» – всего одна, если бы такая дюжина существовала. И еще одна – из «топ-16».

Такой серьезный дисбаланс – и по итогам всего лишь первого раунда плей-офф, уложившегося менее чем в неделю! А ведь можно и продолжить. Впрочем, получив, так сказать, вводную с ориентирами и узнав, как будет развиваться борьба за Кубок Гагарина в дальнейшем, вы без труда сами сделаете соответствующие выводы.

Хотя по большому счету главный вывод можно было сделать еще до начала чемпионата: в новом раунде финансовой гонки проигравших всегда окажется больше. Ведь каждый клуб-толстосум ставил перед собой одну-единственную цель – завоевание Кубка Гагарина. Это ж вам не футбол, тут места в еврокубках не разыгрываются, поэтому девиз только один: «Все или ничего!» Но и Кубок Гагарина один, так что неудачу в итоге потерпят почти все. А значит, несколько сотен миллионов долларов совокупного бюджета неудачников вылетят в трубу.

Но ничего, будет новый сезон, придут новые миллионы. Кубок, правда, все равно останется только один…


Ударили редрафтом по кризису

В преддверии нынешнего сезона состоялся первый в истории КХЛ редрафт хокке­истов – антикризисная мера, утвержденная соглашением между Лигой и профсоюзом ее игроков. В ней приняли участие хоккеисты с действующими на сезон 2009/2010 контрактами, не попавшие в число 15 игроков, защищенных клубами от этой процедуры. На редрафт выставлены 59 человек. В первом раунде клубами были выбраны три хоккеиста – их зарплаты не претерпели изменений. Во втором раунде (понижение суммы контракта на 20 процентов) выбраны девять игроков, в третьем (понижение зарплаты на 40 процентов) – два, в четвертом (понижение зарплаты на 50 процентов) – три. Таким образом, в ходе процедуры редрафта клубы Лиги выбрали в общей сложности 17 хоккеистов. Остальные игроки, согласно правилам, остались в своих прежних командах с 50-процентным понижением суммы контракта.

Партнеры журнала: