Страсти по леопарду

Большой спорт №4(51)
Дмитрий Маслов
На Всероссийский конкурс идей талисманов Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи пришло 24 048 работ, пять из которых стали победителями. Леопард, Белый мишка и Зайка отныне ассоциируются с Олимпиадой, а Лучик и Снежинка – с Паралимпиадой. «Оживленные художниками-аниматорами», как сообщается в официальном пресс-релизе, они тем не менее вызывают поток критики. Причем не только со стороны общественности. Недовольны и профессионалы. Всемирный фонд дикой природы (WWF) России распространил заявление, что талисманом стал «непонятный зверь», а ведущие отечественные дизайнеры обвиняют коллег, сотрудничавших с Оргкомитетом Сочи-2014, в непрофессионализме. О сути критики, а также о своем отношении к конкурсу и Сочи-2014 в целом в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают директор WWF России Игорь Честин и совладелец компании OPEN!Design & Concepts Стас Жицкий.

    Игорь Честин

    Родился в 1962 году в Москве
    Окончил кафедру зоологии позвоночных животных и общей экологии на биологическом факультете МГУ
    С 1996 года руководит Российским представительством Всемирного фонда дикой природы (WWF)
    Любит наблюдать за дикими животными в естественной среде обитания (лично задержал около 500 браконьеров)

    Итак, у Игр-2014 появились талисманы-животные. Насколько они устраивают WWF России?

    Для нашей страны белый медведь и снежный леопард вполне актуальны, причем первый символичен в большей степени. Мне нравится, что поддержку у граждан получили редкие животные, значит, их судьба небезразлична, будь то переднеазиатский леопард или снежный барс.

    А какое животное лично у вас ассоциируется с Западно-Кавказским регионом?

    Я проработал в тех краях девять лет, собирая материалы для диссертации. Знал, где жили переднеазиатские леопарды, почему они вымерли. И мечтал вернуть их туда.

    Есть ли официальная реакция на ваше заявление о том, что организаторам Игр следует определиться, кто же стал талисманом Олимпиады-2014 – снежный барс или переднеазиатский леопард?

    Пока нет, Оргкомитет Сочи-2014 к нам не обращался. Но общественный резонанс велик – многие стали интересоваться, идет ли речь об одном или двух разных животных.

    На сайте WWF России сообщается, что на Кавказе обитают 10 переднеазиатских леопардов, еще 4 завезены из Ирана и Туркменистана. Какое количество этих животных там появится по завершении программы реинтродукции?

    Задача состоит в том, чтобы создать на российском Западном Кавказе группировку из 50 особей, хотим выпустить в природу порядка 20–30 животных. Предпринимаются попытки добиться размножения леопарда в Центре разведения и реабилитации, но это непросто – в отличие от большинства других кошек, у них большую роль играют индивидуальные предпочтения самца и самки, далеко не все разнополые особи могут образовать пару. Программа реинтродукции леопарда предполагает увеличение кормовой базы, благо численность оленей, кабанов, туров, серн стабильно растет.

    Как только стало известно, что Игры пройдут в Сочи, вы выразили обеспокоенность негативным воздействием олимпийского строительства на экологию. Сейчас ситуация лучше или хуже, чем предполагали?

    Примерно так, как мы и думали. Территория, занятая под олимпийские объекты, вероятно, потеряна безвозвратно. Речь идет о долине реки Мзымта, да и сама река утратила свое природоохранное значение. А когда-то там нерестилось до 20 процентов черноморского лосося – больше, чем где бы то ни было. Сейчас главная задача экологов – не допустить распространения «олимпийской заразы» на прилегающие территории.

    Обсуждается ли с экологами использование «олимпийской» территории по окончании Игр?

    Нет. Эта зона лишь формально является частью Сочинского национального парка, у которого, по сути, нет права землепользования. Речь идет о площади порядка 3,5 тысячи гектаров. Вопрос о выделении парку эквивалентной территории в качестве компенсации не решен, так как администрации Краснодарского края это невыгодно – они бы предпочли и дальше все застраивать.

    WWF России выступает против строительства совмещенной автомобильной и железной дороги к Красной Поляне. Вы предлагаете какую-то альтернативу?

    Она не нужна, достаточно реконструировать существующую дорогу. Туристическая емкость Красной Поляны – максимум 30 тысяч человек, имеющаяся же дорога предназначена для 100–120 тысяч. Сами строители признавали, что железная дорога никогда не окупится, это абсолютно убыточный проект.

    Для России белый медведь и снежный леопард вполне актуальны, причем первый символичен в большей степени. Мне нравится, что поддержку у граждан получили редкие животные, значит, их судьба небезразлична, будь то переднеазиатский леопард или снежный барс

    Миссия Программы ООН по окружающей среде дала в целом благоприятную оценку ходу олимпийского строительства. В чем видите причины этого?

    Смотреть надо не на интерпретацию слов экспертов организаторами Игр, а на отчеты, размещенные на официальном сайте программы. Они довольно критические. При этом стоит понимать, что здесь примерно та же ситуация, что и с аудиторами, за услуги которых платит заказывающая их компания. Круг претензий примерно одинаков: нерешенная проблема утилизации отходов, отсутствие экологического мониторинга и реальных «зеленых» стандартов по большинству строений. Так что различия главным образом в формах, в которых претензии высказываются.

    Существует ли организация, которая может не только указать на проблемы, но и потребовать их решения?

    Теоретически это может сделать МОК, но вряд ли захочет этим заниматься: Международный олимпийский комитет – не природоохранная организация, а коммерческая и далеко не прозрачная. Для меня было большим открытием узнать, как работает индустрия мирового спорта.

    Что сейчас можно сделать для улучшения экологической ситуации в районе олимпийской стройки?

    Боюсь, что ничего. В 2010 году WWF России принял решение выйти из процесса сопровождения всего олимпийского строительства, поскольку не выполнялись даже те требования, с которыми на словах согласны все. Проекты такого масштаба, как организация Олимпиады, не готовятся за один год. Сама идея проведения Игр в Сочи не обсуждалась на общественном уровне: просто несколько человек приняли подобное решение, хотя место неудачное со многих точек зрения. Нужно было в течение минимум двух лет проводить полевые исследования, определить наиболее уязвимые территории, чтобы минимизировать наносимый природе вред. Но этого никто не сделал. Единственное, что удалось, – перенести санно-бобслейную трассу. Замечу, строительство ведется в районе, где возможны 9-балльные землетрясения, но и этот факт никто не принимал во внимание. Мы обсуждали с руководством «Олимпстроя» необходимость проведения экологических исследований с тем, чтобы потом давать проектировщикам конкретных объектов необходимые данные. Предполагалось, что заказчиком таких работ выступит госкорпорация. Но этого не произошло, хотя речь идет о сумме порядка 30 миллионов рублей, а это ничто по сравнению с деньгами, уходящими на строительство. Мы могли получить полную картину по растительному и животному миру и исходя из нее скорректировать проекты. Текущего мониторинга ситуации тоже нет, поэтому достоверно утверждать, что в регионе, допустим, было 10 серн, а осталось 5, нельзя. В общем, сложившаяся ситуация в сравнении с международными стандартами – полная дикость.

    Стас Жицкий

    Родился в 1967 году в Москве
    В 1996 году вместе с Сергеем Кужавским основал дизайнерское бюро OPEN!Design & Concepts, где и работает до сих пор
    Разрабатывал дизайн линии соков Rich, водки «Аз», часов, футболок, упаковочных материалов
    Летом 2005 года разработал дизайн болидов команды Renault для участия в чемпионате «Формула-1»

    Вы обозначили три направления критики талисманов Сочи-2014. Одно из них – «имеют крайне мало отношения к Олимпийским играм». А кого бы вы хотели видеть в качестве талисмана, кто имеет непосредственное отношение как к Играм, так и к России?

    Единственное относительно спортивное существо среди талисманов – это несимпатичный, но хотя бы атлетичный пятнистый персонаж из семейства кошачьих. Прочие могли бы стать героями второсортных мультиков на любую тему, то есть именно к Олимпийским играм они имеют ровно такое же отношение, как и к тяжелому машиностроению, фармацевтике или сети супермаркетов.

    Я никого не хотел бы видеть в качестве талисмана. Потому что для профессионала это не абстрактное досужее желание, а результат продуманной аналитической работы. Мне же такую работу никто не заказывал, поэтому я ее и не делал.

    Стоило бы устроить платный конкурс среди лучших профессионалов с достойной суммой именно за участие. И уж потом организовывать всенародное голосование. А если бы денежный приз за победу был радикально ощутим, а слава – глобальной, за две такие награды многие бы побились с радостью и энтузиазмом

    Не могли бы вы расшифровать свою характеристику талисманов как «непрофессионально сделанных»»? Что прежде всего вызывает неприятие у вас как у дизайнера?

    Талисманы созданы очевидно неумело и второпях. Эстетические критерии – категория внепрофессиональная (мне они не нравятся, а кому-то – вполне сойдут), но подумать о том, как эти чучелки будут воспроизводиться технологически, в объеме например, и как им придется шевелиться в анимации, – все-таки стоило. К примеру, шарф у Медведя всегда будет торчать вбок? Как в объеме (например, в мягкой игрушке) воспроизвести свечение, исходящее из головы Лучика? Почему сноуборд у Леопарда благодаря боковым светотеням похож на сардельку? Что делать с торчащим из Зайки пухом и перьями? И как видно уже из трехмерных презентаций, эти проблемы оказалось проще не решать – сняв с Медведя шарф, лишив Зайку лохматости и перекрасив доску Леопарда. Что говорит о категорической нерешенности эталонных изображений. А раз невозможно соблюдать единообразный внешний вид талисмана в разных ситуациях – значит, твердого и определенного образа у него нет. И значит, талисман он – фигόвый.

    Какой из допущенных или не допущенных к конкурсу талисманов Сочи-2014 считаете наиболее удачным?

    Я не следил за развитием конкурса и других претендентов не видел. Но, насколько понял, «финалистов» отправили на доработку – а ее качество оказалось таковым, что можно было изуродовать любое удачное предложение.

    У нас в редакции родилась такая ассоциация: олимпийский мишка-1980 визуально был спортивен, сочинский же растолстел и скорее напоминает современного менеджера среднего звена, который только делает вид, что занимается спортом. А с кем у вас ассоциируются новоявленные талисманы Сочи-2014, особенно Зайка?

    Да они все ассоциируются у меня с продукцией китайской фабрики игрушек, неузнаваемо испохабившей украденные заграничные образцы. Зайка, пожалуй, в этом смысле наиболее противен, потому что он наиболее умильно-пошл. Этакая «утипусечка» для потискивания – типа плюшевой кошечки или щеночка из искусственного меха. Идеальная игрушка для людей с плохим… нет, с чудовищным вкусом.

    «Я просто шел по пунктам, Оргкомитет ведь написал правила. За приятные эмоции у меня отвечала жаба, а за традиции – русская народная сказка “Царевна-лягушка”. И она превратилась в царевну, поэтому сверху появилась великодержавная корона» – так дизайнер Егор Жгун рассказал об истории создания полюбившегося тысячам россиян Зойча

    Среди пользователей Интернета безусловным лидером конкурса был Зойч. Как оцениваете творение Егора Жгуна с профессиональной точки зрения?

    Зойча трудно оценивать с профессиональной точки зрения, потому что он был придуман и сделан с совершенно иной целью – ясно же, что Егор Жгун и не надеялся на победу своего психоделического монстра. Этот чудный урод мне симпатичен, но, конечно, не как потенциальный талисман, а как концептуально-социально-эстетический жест в сторону всех этих «олимпийских» забав. Жест, сами понимаете, какого свойства.

    Талисманы Лондона-2012 и предыдущих Олимпийских игр также не вызывают особого восторга у российских дизайнеров. В чем вы видите причину хронического расхождения во вкусах тех, кто принимает решения о «назначении» талисманов, и тех, кого называют профессионалами в области дизайна?

    Причины расхождений во вкусах разные. В случае с Лондоном явно сработало желание всех непредсказуемо удивить диким логотипом и монструозными талисманами, то есть оказаться впереди планеты всей в области психиатрических дизайн-инноваций. В Москве расхождения во вкусах дизайнеров и «принимателей решений» объясняются иначе: у последних просто-напросто нет вкуса.

    Как, на ваш взгляд, лучше всего сформулировать творческое задание для конкурса талисманов, чтобы у ведущих дизайнеров страны появилось желание в нем участвовать?

    Стоило бы выбрать лучших дизайнеров – не тех, кто за работу берет мало денег, и не тех, кто готов «откатить» за это много. Объективные рейтинги, в общем-то, заполучить несложно, и привлечь правильных охотников до гонораров и славы можно было запросто, только нужно, чтобы перед организаторами стояла простая и конкретная задача: сделать хорошую вещь. В нашем прискорбном случае задача либо по пути сверху вниз трансформировалась, либо ее вовсе не так ставили.

    Стоило бы устроить платный конкурс среди лучших профессионалов (с достойной суммой не за победу, а именно за участие). А уж потом, если охота, – организовывать всенародное голосование. И выбирать не из топорно доведенных до скудного ума поделок, а из грамотно сделанных с точки зрения изображений. И были бы там не лохматые зайки, а всякие-разные, достойные выбора персонажи: от шизофренически-авангардных до всенародно понятных. Но все, повторяю, грамотно, адекватно сделанные. И чтобы приз (в виде денег) за победу был радикально ощутим, а слава – глобальной. За две такие награды многие бы побились с радостью и энтузиазмом.

    Талисман Олимпийских игр – по определению «массовый продукт», что само по себе снижает планку эстетических требований. У вас есть рецепт, как избежать дурновкусия в подобном случае?

    Рецепта нет, и сделать вещь, которая, с одной стороны, была бы по-дизайнерски достойной, а с другой – всенародно любимой, очень, очень сложно. Но не невозможно. Главное – избежать проявления довлеющего дурновкусия среди руководящих процессом чиновников. Ну не ходили они в музеи, ну книжек правильных не читали, ну что поделать… А вот как им поступить – просто не мешать.

    Что лично для вас Олимпиада в Сочи? Как считаете, Игры-2014 – это благо или зло для России?

    Ни-че-го. Вот что для меня эта Олимпиада. Красть оттуда я ничего не собирался, зарабатывать я на ней не буду, а моя национальная гордость нисколько бы не пострадала, если бы ее провели на островах Антигуа и Барбуда. А деньги раздали бы, что ли, тем, у кого их мало. Представляете, обращается через телевизор премьер-президент к народу и прочей мировой общественности и говорит: «Друзья! (И особенно – враги.) Мы тут посовещались, и я решил. Что ну ее на фиг, Олимпиаду эту, и давайте мы все, россияне (то есть вы все, я-то и так неплохо живу), на этот бюджет поживем немножко, но по-человечески! Включая заек, мишек и неведомых зверушек».

    Через несколько лет в России будут выбирать талисман чемпионата мира по футболу 2018 года. Кто вам представляется оптимальным кандидатом на эту роль?

    Никто не представляется. Повторю свой ответ на один из вопросов: такие представления, ковыряя в носу, делать непрофессионально. Это серьезная работа. Хотя результаты выборов олимпийских чебурашек такое утверждение и ставят под сомнение. Получается, что и на коленке можно одной левой соорудить символы общенационального спортивного менталитета. И ничего, прокатит…

Партнеры журнала: