Форсаж

Большой спорт №4(51)
Андрей Супранович
Для российского бобслея и скелетона нынешний сезон стал поистине триумфальным: завоевано 36 наград самого разного достоинства. Но главную сенсацию сотворили в бобах-двойках возвратившиеся в спорт Александр Зубков и Алексей Воевода, взяв золото чемпионата планеты, и скелетонист Александр Третьяков, выигравший серебро мирового первенства. Причем, занимая после первых двух заездов лишь четвертое место, россиянин смог собраться и продемонстрировать свой потенциал. О том, как он сам оценивает нынешний сезон и когда сможет вырвать победу у действующего чемпиона латвийца Мартинса Дукурса, Александр Третьяков рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В этом году вы удачно выступили на чемпионатах Европы и мира, завоевали бронзу и серебро. Довольны ли сезоном?

Да, конечно, дважды попасть в тройку на топ-турнире очень сложно и престижно. Самые высокие цели ставил перед собой еще до начала сезона, ведь, как бронзовый призер Олимпиады в Ванкувере, должен был оправдывать ожидания. К счастью, все задуманное удалось, считаю, что выступил по максимуму.

А почему мировое первенство удалось лучше, чем континентальное?

Так разница небольшая, всего в одну позицию, а соперники те же. Сегодня именно европейцы – законодатели мод в скелетоне. На «мире» чуть лучше проехал – вот и выиграл серебро.

А как дела с Кубком планеты? Два года назад вам первому из россиян покорился этот трофей, в этом же сезоне – лишь пятая строчка в итоговом реестре.

Не хватило стабильности, провалил концовку. Поначалу даже лидировал, но один из этапов – швейцарский – зарезал, заняв 23-е место. В это же время латыш Мартинс Дукурс на-гора выдавал победы и по праву завоевал Кубок. Я же выпал из тройки, уступив двум немцам и Сереге Чудинову, который также отлично раскрылся в этом сезоне.

Чем Дукурс и немецкий дуэт оказались лучше вас?

Латвийский скелетонист вообще хорошо выступает уже второй сезон, а сейчас и вовсе выиграл 5 из 8 этапов, чемпионаты мира и Европы вдобавок. Даже и не знаю, чем это объяснить. Его выступления почти без изъянов: стартует быстро, едет хорошо, да и техникой не обделен. А у немцев традиционно сильная школа саночников.

Тем не менее сезон можно занести в плюс, причем не только вам, но и Сергею Чудинову. А есть ли перспективная молодежь за вашими спинами?

Да, смена подрастает. На чемпионате мира среди юниоров в американском Парк-Сити Евгений Перле завоевал серебро. Да и вся сборная отлично выступает, на том же Кубке Европы также были завоеваны серебряные медали. В общем, конкуренция есть и вскоре может стать нешуточной.

В одном из интервью вы упоминали о том, что попали в скелетон из легкой атлетики. Что побудило сменить дорожку на желоб?

Мои слова передали не совсем верно. В Красноярске я сразу попал в школу по санным видам спорта, пришел туда вместе с друзьями. Просто спринт мне тоже неплохо удавался, и с подачи своего первого тренера Анатолия Васильевича Челышева стал бегать. Выступал за сборную университета, но продолжал числиться в школе.

А почему не бобслей? Там тоже нужны быстрые ноги при разгоне.

Так первоначально я тренировался на бобслеиста, поэтому у меня и была хорошая беговая подготовка. Но сильно проигрывал в массе другим парням, ведь разгоняющему надо много весить. Тренеры мне и сказали: «Зачем сидеть в запасе, пробуй себя в скелетоне». Попробовал – понравилось и, что самое главное, стало получаться.

Да, проблема недостаточного веса оставалась у вас и после перехода в скелетон. Удалось исправить ситуацию?

Уже получше – не хватает совсем чуть-чуть. Сейчас масса колеблется в районе 77 килограммов, плюс скелетон весит 34. До максимально разрешенной суммарной массы в 115 килограммов осталось всего ничего. Планирую добрать их летом, ведь именно в межсезонье закладывается функциональная база. В прошлом году потаскал штангу, набрал пару кило мышечной массы и смог сохранить ее до конца сезона. Так что на это лето задача поставлена – повторить подвиг предыдущего.

Многие болельщики хотели бы сами проехать на скелетоне, но жалуются, что страшно лететь на скорости до 140 км/ч вниз головой. У спортсменов есть такая проблема?

Если только у новичков, у них, конечно, поджилки часто трясутся. Но год покатаешься – и страх проходит. Я уже давно им не страдаю. Все дело привычки.

В Ванкувере трагедия с Кумариташвили не подкосила? После того как грузинский саночник разбился, не было ли опасений, желания стать осторожнее, пусть и в ущерб результату?

Все мы видели запись трагедии, конечно, очень неприятный случай. Но это же Олимпиада, и в мыслях не было отказаться от участия. Старался не думать о плохом, рисковать, бороться за награды.

Вся Россия ждала от вас медали. Повышенная ответственность не мешала?

Старался об этом не вспоминать. И тренеры помогали, следили, чтобы меня не отвлекали и не напрягали по мелочам. Но полностью отрешиться все равно не удавалось – начало Олимпи­ады не задалось, мало медалей, атмосфера в «Русском доме» была напряженной. С другой стороны, она-то и помогла сконцентрироваться и выступить на максимуме возможностей.

Трассу в Уистлере можно причислить к любимым? Или выделили бы другую?

Да, олимпийский желоб мне понравился, он довольно скоростной. Но и в Европе много отличных трасс. Выделить любимую не могу, все по-своему хороши. Да и не замечал, чтобы где-нибудь постоянно показывал высокие результаты. Раз на раз не приходится.

В жизни вы тоже поклонник быстрой езды?

Нет, высокая скорость – только в скелетоне. На дорогах нельзя лихачить, сами понимаете, что может случиться.

Не так давно в федерации сменился президент – вместо Никиты Музыря пришел Георгий Беджамов. Почувствовали изменения?

Сразу стало заметно, что спортсменам начали оказывать больше внимания, отношение изменилось. Постоянно спрашивают, всего ли хватает в плане подготовки, техники. Видно, что новый президент втягивается в работу. Будем надеяться, станет еще лучше.

Следите за родственным бобслеем? Как оцениваете уход и возвращение Зубкова?

Саша правильно сделал, что вернулся, ведь в бобслее была очень сложная ситуация. Все ведущие россияне-бобслеисты или травмированы (как Попов или Абрамович), или завершили карьеру. Осталась только молодежь, которой было не на кого равняться. Все-таки опыт Зубкова помогает всей команде, ну и приносит победы стране.

Партнеры журнала: