Корпоративная игра

Большой спорт №11 (29) Ноябрь 2008
Дмитрий Маслов, Андрей Преснов
Зачем автомобильные бренды так много денег вкладывают в самые разные виды спорта и какое место в общей структуре продаж занимают спортивные модели, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают топ-менеджеры компаний Audi, Mazda, Toyota, Volvo и Porsche.

Президент Волжского автозавода Владимир Артяков очень надеется, что официальным автомобилем XXII зимних Олимпийских игр в Сочи станет «Лада» – детище именно его предприятия. По мнению экспертов, если эта идея Артякова все же будет реализована, российский автопроизводитель получит беспрецедентный шанс существенно повысить свой международный авторитет. Правда, конкурентами АвтоВАЗа в борьбе за Сочи будут выступать как Горьковский автозавод, так и крупнейшие мировые концерны. А это значит, что получить заветное Владимиру Артякову будет очень непросто.

Зачем автомобильные бренды так много денег вкладывают в самые разные виды спорта и какое место в общей структуре продаж занимают спортивные модели, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают топ-менеджеры компаний Audi, Mazda, Toyota, Volvo и Porsche.

    Ралли и гольф

    Тилл Браунер,
    глава Audi Russia

    Ваша знаменитая Audi TT пользуется в России заслуженной любовью. Между тем на церемонии проводов российских олимпийцев в Пекин вы представили еще одну спортивную модель – Audi R8. Как вы оцениваете место этих автомобилей в структуре продаж компании?

    В прессе эти модели часто называют самыми спортивными автомобилями класса «премиум». И сегодня они занимают лидирующие позиции: продажи Audi TT в два раза выше, чем у соответствующих моделей BMW и Mercedes. Audi R8 на рынке представлена уже год и также занимает первое место в своем сегменте. Благодаря моделям TT и R8 компания Audi доказала, что способна построить современный спортивный автомобиль с центральным расположением мотора. И это о многом говорит.

    С 2002 года Audi поддерживает футбольный клуб Bayern Munich, многие игроки которого, кстати, ездят именно на спортивных моделях. Нет ли у вас планов аналогичного сотрудничества с российскими клубами?

    Я не вижу причин, которые бы помешали нам сотрудничать с одним из ведущих футбольных клубов России. Однако инициатива в этом вопросе должна быть взаимной. Мы обсуждали возможности партнерства, но к конкретным переговорам с кем‑либо, к сожалению, пока не подошли.

    Audi выпустила игру «Настольный футбол». Каких целей добивалась компания, идя на подобный шаг? Как вы вообще оцениваете роль спорта в позиционировании бренда?

    Audi поддерживает многие виды спорта, поскольку наша целевая аудитория – это динамичные, физически активные люди. Помимо футбола, мы спонсируем мотоспорт, гольф, а также конный и парусный спорт. Что касается Bayern Munich, все просто – неподалеку от Мюнхена расположен наш завод.

    В 1980‑е годы Audi Quattro активно участвовала в ралли-рейдах. Почему сегодня вы не выступаете в этих соревнованиях?

    Мы всегда обращали самое пристальное внимание на мото- и автоспорт, правда, на разные его аспекты. В 1980‑е это были ралли, поскольку нам хотелось продемонстрировать, на что способна технология Quattro, о которой тогда мало кто знал. И мы доказали, что она лучшая, а сделав это, ушли из ралли. Сейчас Audi участвует в гонке «24 часа Ле Мана»: мы пытаемся показать всем высочайшее качество наших дизельных моторов, и одерживаемые там победы служат тому подтверждением.

    Какие из используемых в производстве спорткаров технологий компания переносит в массовое автомобилестроение?

    Самый яркий пример – используемая в TDI система прямого впрыска. Если заглянуть под капот Audi A4, Audi A6, Audi A7, вы увидите те же системы, что используются в автомобилях, участвующих в гонке «24 часа Ле Мана».

    На каком автомобиле ездите вы?

    По бизнес-делам я езжу с водителем на удлиненной версии Audi A8, поскольку не очень хорошо ориентируюсь в городе. Сам же вожу Audi Q7.

    Какие новинки Audi представит нам в ближайшее время?

    В конце 2008 года появится Audi Q5, затем – новый Audi Q7. В 2009‑м на рынок выйдут Audi A3 кабриолет, затем произойдет редизайн ряда моделей. В принципе, мы обновили уже все.

    Футбол и тай-чи

    Джефф Гайтон,
    вице-президент по финансам Mazda Motor Corporation

    Компания Mazda предлагает весьма разнообразную линейку автомобилей. Так, недавно появилась премиальная модель Mazda 9. На какой сегмент вы делаете основную ставку сегодня?

    Важно, что все наши автомобили имеют в своей основе философию Zoom-Zoom: их приятно водить. «Эмоция движения» – такой девиз мы попытались воплотить во всех наших моделях, при этом стараемся создавать машины самых разных классов.

    Mazda 2 был признан лучшим автомобилем в своем сегменте. А какую модель из линейки Mazda предпочитаете вы?

    На мой взгляд, все они великолепны. У меня Mazda CX-7, и мне нравится, как она ведет себя на дороге.

    Все выпускаемые Mazda автомобили когда‑то были концепт-карами. У каких нынешних концептов наилучшие шансы на выпуск в промышленном масштабе?

    У промышленных моделей и концепт-каров разное предназначение. Во втором случае мы смотрим на реакцию публики, прессы и таким образом оцениваем перспективы на массовый выпуск. Далеко не все концепты становятся на конвейер. Еще одна цель, преследуемая при создании копцепт-каров, – оснащение автомобиля принципиально новыми элементами и оценка реакции на них. Продемонстрировав на Московском автосалоне концепт Kazamai из серии Nagare, мы в немалой степени руководствовались именно этой задачей.

    Многие автопроизводители занимаются разработкой техники, работающей на альтернативных видах топлива. Развивает ли подобное направление Mazda?

    По общемировым меркам Mazda – достаточно небольшая компания, мы продаем порядка полутора миллионов автомобилей в год, поэтому не развиваем все направления. У нас есть машины на водороде, а также гибриды, работающие на водороде и электричестве. Кроме того, важным направлением для нас является работа по уменьшению веса автомобилей, что немаловажно в плане борьбы за экологическую чистоту. Одним из преимуществ, позволившим Mazda 2 опередить конкурентов в споре за титул лучшего автомобиля, стала именно его значительно меньшая масса.

    Отличается ли структура продаж Mazda в России от общеевропейской? Какой процент в ней занимают спортивные автомобили? Какие основные проблемы, мешающие его росту, вы видите? Довольны ли вы динамикой продаж?

    Как человек, занимающийся финансами, я никогда не бываю доволен. Но в целом руководство Mazda, конечно, удовлетворено своим бизнесом в России. Правда, процент спортивных моделей, в частности Mazda MX-5, здесь невелик – на российском рынке подобный сегмент достаточно мал. С другой стороны, как человек, управляющий Mazda CX-7, могу сказать, что по поведению на дороге эта модель не сильно отличается от спорткаров.

    В России сегодня наблюдается настоящий бум на уличные гонки. Отслеживаете ли вы успехи своих автомобилей в подобных заездах, контактируете ли с добившимися успеха гонщиками?

    Подобные мероприятия скорее для машин вроде Nissan GTR, в которых делается ставка на мощь. У компании Mazda несколько иная философия, хотя наши спортивные модели, конечно же, могут достойно соперничать в скорости.

    Mazda спонсирует футбольные клубы в Австралии и Японии, команду по бейсболу и легкоатлетический марафон. Довольны ли вы той отдачей, которую получаете от спортивного спонсорства? Нет ли планов поддерживать российские команды?

    Несколько лет назад Mazda спонсировала AS Roma, и сотрудничество с одним из ведущих итальянских клубов мы нашли очень полезным. Конечно, мы рассматриваем все возможности популяризации своей марки в России, однако конкретных планов по спортивному спонсорству у нас пока нет.

    Вы увлекаетесь тай-чи. Чем это древнее искусство привлекло вас?

    Я профессионально изучал историю Древнего мира и не понаслышке знаком с традиционными китайскими религиями. Но сложно сказать, что именно послужило основным стимулом. Когда человек решает какую‑то проблему в бизнесе или личной жизни, ответ, как правило, лежит прямо перед ним. Однако проблема в разнообразном «ментальном шуме». Если на некоторое время отключиться от внешнего мира, расслабиться, то ответ станет очевидным, он придет, по сути, сам. Так что основное, что мне нравится в тай-чи, – это возможность получить время на релаксацию и приведение своего ума в порядок. После чего‑то подобного человек становится намного более креативным.

    Коньки и концепт-кары

    Томоаки Ниситани,
    президент «Тойота Мотор»

    Компания Toyota предоставила двенадцать автомобилей Land Cruiser Prado для визита Координационной комиссии МОК по подготовке Олимпиады-2014 в Сочи, также вы поддерживали «Лыжню России». Почему ставка сделана именно на зимние виды спорта?

    Я бы не сказал, что мы делали какие‑то особые ставки. У нас есть стратегия позиционирования, согласно которой мы берем на себя целый ряд социальных функций, поддерживаем мероприятия разного формата и профиля. Это относится и к зимним видам спорта. Они очень популярны в России и по всему миру, особенно если брать во внимание успехи россиян в конькобежном спорте и хоккее. Именно поэтому мы работаем в этом направлении. Я очень надеюсь, что наше сотрудничество со спортсменами не останется незамеченным и найдет положительный отклик в сердцах болельщиков. Кроме того, мы поддерживаем чемпионат мира по легкой атлетике в закрытых помещениях, футбол и выставляем свою команду в гонках «Формулы-1».

    Компания Toyota является партнером программы WWF «Заповедники и национальные парки России». В деле охраны природы большое значение имеет переход на экологически безопасные виды топлива. Каковы планы Toyota в этой области? Готова ли компания соответствовать ей в промышленных масштабах?

    Для Toyota глобальная экология является одним из важнейших пунктов повестки дня. В России мы активно работаем с местным отделением WWF, поддерживаем развитие национальных парков и заповедников. Еще одно направление нашей экологической политики – новые технологии для создания гибридных автомобилей, которые базируются на двух максимумах: экологической безопасности и производительности. Разработки в этой области позволяют нам делать даже спортивные гибриды. Отличным примером городской экологически чистой машины является Toyota Prius. Производя эти модели, мы пытаемся выразить свое уважение к планете и природе. В Toyota сейчас изучают перспективы ввода на российский рынок таких автомобилей, нужно создать условия для их беспроблемной эксплуатации в России.

    Один из руководящих принципов Toyota – разработка и развитие передовых технологий. Используете ли вы их и при производстве обычных серийных авто?

    Спортивные модели Toyota – это, прежде всего, выражение интереса корпорации к автомобильному спорту. Это наш вклад в культуру спортивных машин. Но отмечу, что очень многие технологии, которые сегодня находятся в концептуальной разработке или применяются в спорткарах, через некоторое время попадают на обычные автомобили. Так мы повышаем эффективность двигателя и стараемся улучшить показатели потребления.

    В нынешнем сезоне Toyota очень удачно выступает в соревнованиях «Формулы-1». В чем причина успеха? Компания изменила масштабы помощи команде?

    Я бы объяснил это по‑другому. Во-первых, мы постоянно улучшаем наши автомобили, тратим много сил на их технологическое совершенствование. Во-вторых, огромное количество времени уделяем профессиональному росту членов команд. Работа по двум этим направлениям позволяет нам рассчитывать на хорошие результаты.

    Toyota разрабатывает уникальные спортивные концепт-кары, в частности Compact Sports and Speciality и FT-HS. Есть ли у этих моделей коммерческое будущее? Какими новинками собира­етесь удивить в ближайшее время?

    Да, конечно. Всегда и во всем мы устремлены в будущее. У нас нет конкретных планов, нет четких дат, когда эти модели будут запущены в производство. Сейчас мы прикладываем максимум усилий к тому, чтобы изучить работу этих концептов, улучшить их характеристики, создать стройно работающий технологический концерн. Возможности практического использования автомобилей такого типа пока только исследуются.

    Какую машину из модельного ряда Toyota предпочитаете лично вы?

    На выходных я люблю водить Avensis или Camry. На официальные встречи всегда езжу на Lexus.

    Парус и мяч

    Герри Кини,
    вице-президент по маркетингу, продажам и обслуживанию клиентов Volvo Car Corporation

    В чемпионатах по кольцевым гонкам Volvo представляет автомобиль, работающий на этаноле. Как вы оцениваете перспективы выпуска машин, работающих на экологически безопасных видах топлива в промышленных масштабах?

    Сейчас в разных регионах мира сложилась неоднородная ситуация. В Европе все больше автомобилей, работающих на газе и дизельном топливе, а наша компания очень сильна в этом сегменте. В Швеции все большую популярность приобретает этанол, в США много моделей, использующих в качестве топлива газ. Мы стараемся быть конкурентоспособными и отвечать потребностям всех сегментов рынка. Сейчас компании, в частности Volvo, не способны популяризировать экологически безопасные виды топлива без поддержки государства. В Швеции этанол популярен, поскольку правительство выделяет субсидию всем желающим приобрести такой автомобиль. Так что в будущем нам надо быть более эффективными как на рынке машин, работающих на дизельном топливе и газе, так и в области применения нетрадиционных видов топлива. В мире, особенно в США, стремительно увеличивается количество гибридов и электромобилей. Но я думаю, что массовое производство подобной техники – дело не ближайших лет.

    Значит, в странах, где государство материально не поддерживает покупателей автомобилей, работающих на экологически чис­том топливе, перспективы незавидны? В частности, в России?

    Российский рынок растет большими темпами, и я думаю, что подобные автомобили здесь также вызовут интерес у покупателей. Но мировая практика показывает, что одного интереса мало – нужна инфраструктура, которая его поддержит. В Швеции этанол популярен отчасти и потому, что его легко купить, в России же ничего подобного пока нет. Так что думаю, в ближайшее время здесь более актуальны газ и дизельное топливо. Ну и, конечно, бензин.

    А участие в чемпионате по кольцевым гонкам автомобиля, работающего на этаноле, – это все же имиджевый проект или такая машина действительно обладает особыми преимуществами?

    Наша компания принимает участие в автогонках не слишком активно, лишь тогда, когда в этом есть конкретный смысл. Например, на соревнованиях в Швеции мы выставляем принципиально новый автомобиль, чтобы продемонстрировать его широкой публике, показать, что машины на этаноле конкурентоспособны, к тому же это идет на пользу имиджу бренда.

    В 2007‑м продажи Volvo в России выросли почти вдвое по сравнению с 2006-м. Какие цели вы поставили на 2008‑й?

    Российский рынок по‑прежнему растет, однако темпы его роста сегодня по известным экономическим причинам несколько замедлились. Поэтому я думаю, что увеличение в полтора раза в 2008 году будет хорошим показателем. Мы довольны структурой продаж, она достаточно разнообразна.

    Какие препятствия для ведения бизнеса в России вы считаете основными?

    Сегодня в связи с ростом рынка в России решаются и такие проблемы, как качество дорог и топлива. Нужно только время. Автомобили, которые мы продаем в вашей стране, ничем не отличаются от тех, что реализуются в Германии, и проблем с эксплуатацией не возникает.

    Сейчас крупнейшие мировые автопроизводители нередко открывают заводы в России. Нет ли подобных планов у Volvo?

    У Volvo всего два завода – в Швеции и Бельгии, и они вполне справ­ляются со стоящими перед компанией задачами. Строить предприятия где‑либо еще, в частности в России, мы в ближайшее время не планируем. Наша компания относительно невелика, и главное – удержать завоеванные позиции в Европе и Северной Америке. Также в число первоочередных задач входит увеличение продаж на растущих российском и китайском рынках.

    В честь парусной регаты Volvo Ocean Race компания выпустила специальную «океаническую» серию автомобилей. Чем техника этой серии отличается от классических моделей? Насколько она востребована?

    По «начинке» это серийные машины: было выпущено 15 тысяч экземпляров. Но покупатели с интересом отнеслись к нашей «океанической» идее. Модели были представлены на Московском международном автосалоне, и они уже продаются в России.

    Занимаетесь ли вы спортом?

    Я страстный футбольный болельщик, родился в Ливерпуле и в молодости регулярно посещал матчи Liverpool. Правда, сам в футбол играл очень давно.

    Трассы и треки

    Ульрих Тилеманн,
    генеральный директор «Порше Руссланд»

    Собирается ли компания Porsche вторгаться в другие классы и сегменты рынка? Или же вы сосредоточитесь на выпуске спортивных автомобилей и внедорожников?

    Кроме уже анонсированного седана Panamera, мы пока ничего не планируем выводить на рынок. Что касается Panamera, это отличная представительская машина класса Gran Turismo. В ее дизайне и технических характеристиках четко прослеживаются «гены» настоящего Porsche. Но от наших спортивных моделей она отличается еще более высоким уровнем комфорта и особой концепцией салона, который рассчитан на четырех взрослых пассажиров. Может быть, позже мы попробуем открыть новые горизонты.

    По вашему мнению, совместимы ли идеи спортивного и экологически чистого авто?

    Полностью совместимы. Разработки наших инженеров позволили уменьшить выхлоп CO2 у Porsche 911 на 8 процентов. У Boxter эта цифра достигла 11 процентов, а у Cayenne – шести. Каждое последующее обновление модельного ряда будет сопровождаться снижением объема выхлопов, и все это мы считаем своим большим достижением. Параллельно разрабатываются двойные коробки передач, которые ускорят переход с бензиновой тяги на альтернативную. Машины с таким оборудованием тоже будут сжигать гораздо меньше бензина.

    Значит ли это, что Porsche собирается выпускать гибридные автомобили?

    Мы сейчас вплотную занимаемся этим вопросом. Очень скоро будет сделано официальное заявление.

    Какие задачи компания ставит перед собой на российском рынке?

    Сейчас мы концентрируемся на расширении доли продаж спортивных моделей. Сами понимаете, для Porsche это направление всегда будет оставаться главным. Задача «Порше Руссланд» – довести объем их сбыта с 12 до 15 процентов от общего числа. Если говорить о более конкретных цифрах, то эти три процента для нас означают необходимость продать на 60–70 автомобилей больше, чем в прошлом году.

    Что именно вы должны будете сделать в 2009 году?

    Мы готовим нашу дилерскую сеть к запуску Panamera: обучаем продавцов и механиков, поднимаем общий профессиональный уровень специалистов. В Москве ищем участок земли, чтобы построить второй собственный центр Porsche, а в будущем довести их количество до трех. Ну и, как я уже говорил, в конечном итоге хотим добиться увеличения объема продаж спортивных авто.

    Уже очень скоро в подмосковном Домодедове планируется открытие гоночной трассы класса FIA GT. Интересно ли вам это событие?

    К нам поступает очень много информации о подобных проектах, но пока ни один из них не воплощен в жизнь. Когда хоть какой‑нибудь будет реализован, мы обязательно постараемся его поддержать. Для нас такие события очень важны. Отсутствие гоночных трасс и закрытых треков, позволяющих испытать все возможности автомобиля, приводит к тому, что люди начинают сомневаться в необходимости покупки спортивной машины, пусть даже они всю жизнь о ней мечтали.

    Неплохая трасса есть в Перми – там можно провести хорошее автомобильное мероприятие. В июле этого года мы побывали в Санкт-Петербурге, привезли туда машины, собрали клиентов со всей России, в результате многие из них получили навык спортивного вождения. Условия для организации чего‑то подобного есть еще в Казани, Екатеринбурге, Карелии и Ставрополе. Но реальной гоночной трассы стандарта FIA нам очень не хватает. Мы с нетерпением ждем ее появления в России, ведь тогда мы смогли бы полностью реализовать спортивный потенциал Porsche AG.

Партнеры журнала: