Формула выживания

Большой спорт №11 (29) Ноябрь 2008
Сергей Подушкин
«Большой спорт» вспоминает проблемы, с которыми команды «Формулы-1» сталкивались в последние годы, и рассказывает о сегодняшнем положении дел.

И их осталось десять… После гибели Super Aguri каждая на счету, ведь выводить на старт «королевских гонок» меньше двадцати машин – по меньшей мере неприлично. Между тем сказать, что все «конюшни» прочно стояли, стоят и будут стоять на ногах, нельзя. Сценарий кровавой детской считалочки про негритят вполне может оказаться планом развития «Больших призов». Пусть даже сейчас в паддоках вовсю обсуждают идею по сокращению бюджетов, называя верхней планкой смешные по нынешним временам 150 миллионов долларов в год.

«Большой спорт» вспоминает проблемы, с которыми команды «Формулы-1» сталкивались в последние годы, и рассказывает о сегодняшнем положении дел.

Ferrari

Scuderia – яркий символ «Формулы-1». Легендарный Коммендаторе Энцо Феррари души не чаял в автогонках и, наверное, даже подумать не мог, что его компания по собственному желанию откажется от выступлений в них. Ferrari и не отказалась, хотя позволила себе шантажировать босса «Формулы-1» Берни Экклстоуна. По итогам победного для себя сезона-2004 «жеребцы из Маранелло» получили 22 миллиона долларов, после чего президент Ferrari Лука ди Монтедземоло жестко раскритиковал финансовую политику Экклстоуна. Момент для этого был выбран идеально – команды, возмущенные несправедливым распределением доходов, начали бунтовать и угрожали организовать собственный чемпионат. Но как только представилась возможность, Ferrari бросила соратников и подписала на эксклюзивных условиях новый Договор Согласия, по которому получила огромный бонус (по разной информации, от 50 до 100 миллионов долларов) с обещанием последующих выплат сопоставимых сумм с 2008 по 2012 год. И хотя головная компания Fiat все же подсократила затраты на «конюшню», а стремительное падение курса доллара негативно сказалось на доходах от продаж дорожных Ferrari за пределами Европы, сегодня боссы «конюшни» утверждают: благодаря спонсорским контрактам и деньгам, вырученным за телетрансляции, финансовую ситуацию в Scuderia можно назвать безоблачной.

McLaren

Основанную Брюсом Маклареном команду сегодня назвать частной никак нельзя. Теперешний ее руководитель Рон Деннис – лишь один из совладельцев, все большую роль в проекте играет Mercedes. Автогигант, естественно, не жалеет денег. Некоторые источники называют бюджет McLaren (от 400 до 500 миллионов долларов в год) наиболее крупным в современной «Формуле-1». Хотя Деннису и его коллегам в 2007 году пришлось потуже затянуть пояса: даже для процветающей «конюшни» самый большой штраф в истории мирового спорта – 100 миллионов долларов (к такому наказанию «серебряные стрелы» были приговорены Международной федерацией автоспорта по итогам шпионского скандала) – стал серьезным ударом. Кроме того, корпорация McLaren только в 2006‑м понесла убытки в несколько миллионов фунтов стерлингов. Виной тому был отказ «Формулы-1» от табачной рекламы и, как следствие, потеря титульного спонсора команды – компании West. Свою ложку дегтя в сложившуюся ситуацию добавили и проблемы с дорожной моделью SLR, продажи которой тогда резко сократились. Впрочем, если маленькая «конюшня» после таких перипетий наверняка приказала бы долго жить, McLaren Mercedes лишь чуть пошатнулась, но устояла. Проблем с финансированием на данный момент здесь нет никаких.

BMW Sauber

Когда в начале 1990‑х команда Петера Заубера только появилась в мире «королевских гонок», ее считали плацдармом для Mercedes. Но немецкий автогигант предпочел связать свое «формулическое» будущее с McLaren, а Sauber на протяжении тринадцати сезонов выступал в роли крепкого, но невзыскательного середняка со скромным бюджетом. Кто знает, возможно, нынче частная «конюшня» могла бы и не выжить, но в конце 2005 года ее купил баварский автоконцерн, разочаровавшийся в сотрудничестве с Williams. В этом сезоне BMW Sauber одержала первую победу, и, судя по всему, руководство автогиганта от нее в восторге. По словам главы команды Марио Тайссена, проект важен не только для рекламы, но и для отработки технологий, внедряемых в серийных машинах. Издержки полностью оправданны, а значит, мысли покинуть «Формулу-1» у немцев не возникает.

Renault

Хотя французская «конюшня» ведет свою новейшую историю с 2002 года, возродилась она отнюдь не на пустом месте, а стала правопреемницей Benetton, выигравшей два титула с Михаэлем Шумахером. В двух чемпионатах мира с Renault первенствовал Фернандо Алонсо, однако успехи «конюшни» как в личном первенстве, так и в Кубке конструкторов не особенно впечатлили руководство. Еще в победном 2006‑м глава «формулического» отделения Renault Ален Дасса говорил, что компания не может гарантировать участие заводской команды в чемпионате-2008, поскольку затраты чересчур велики. По иронии судьбы, когда последняя превратилась в середняка, риторика изменилась: в Renault не собираются уходить из «Формулы-1» побежденными, к тому же возлагают надежды на меры по сокращению расходов.

Williams

Сэра Фрэнка Уильямса можно смело назвать последним из могикан «Формулы-1». Ведь сейчас, по сути, только его «конюшня» сохраняет свой частный статус и неподконтрольна ни автопроизводителям, ни крупным корпорациям, ни миллиардерам-одиночкам. Во многом именно из‑за принципиальной позиции Уильямса несколько лет назад разошлись пути его детища и концерна BMW. Немцы хотели больше влиять на принятие решений, а Фрэнк совсем не собирался им этого позволять. Как следствие, некогда непобедимая Williams сегодня превратилась в маленькую, но гордую команду. В нынешнем сезоне Нико Росберг уже дважды взбирался на подиум, но дивидендов это не принесло. Что касается сезонов 2006 и 2007 годов, то там и вовсе были одни убытки, причем немалые: 88 миллионов долларов. Пришлось вновь обращаться за кредитом. Впрочем, железный Фрэнк не из тех, кому отказывают в ссуде, и, конечно же, не из тех, кто сдается под натиском проблем. В начале октября Williams на новых, более выгодных условиях продлила спонсорский контракт с Philips и удержала Нико Росберга. Скорой капитуляции от нее ждать не стоит, а если меры по снижению расходов окажутся действенными, она наверняка вернется в число фаворитов первенства.

Toyota

Если бы успехи в «Формуле-1» мерились исключительно деньгами, Toyota была бы одним из главных претендентов на победу в чемпионате, а не просто бледным середнячком. Создав команду с нуля в 2002 году, преуспевающая корпорация вложила в нее уже почти 3 миллиарда долларов. И каков результат? Ни одной победы. В январе этого года поползли слухи, что руководство японского концерна пригрозило «конюшне»: если ничего не изменится, через пару лет «формулический» проект будет свернут. Однако почти сразу же президент Toyota Motorsports Джон Хауэтт объявил, что заводская команда гарантированно будет выступать в «королевских гонках» как минимум до 2012 года, то есть до окончания действия Договора Согласия.

Honda

В отличие от Toyota, своего давнего конкурента, Honda при создании команды пошла другим путем. С 2000‑го японцы плотно сотрудничали с «конюшней» BAR (экс-Tirrell), которой владел табачный гигант, а в конце 2005‑го, когда реклама сигарет в «Формуле-1» попала под запрет, выкупили ее. И хотя солидные финансовые вливания и в этом случае ни к чему не привели (одна победа в 2006‑м, полностью проваленные последние два сезона), Honda пока не сдается. Правда, компания вовсе не прочь снизить расходы, недаром именно боссы команды Ник Фрай и Росс Браун первыми предложили ввести лимит на годовые бюджеты «конюшен».

Red Bull

Австрийский миллиардер и владелец бренда Red Bull Дитрих Матешиц, конечно, не может похвастать гигантскими финансовыми ресурсами, которыми обладают автопроизводители, но зато известен как большой энтузиаст. Когда в конце 2004‑го Ford надоело вливать средства в свой «формулический» проект Jaguar (созданный на базе частной «конюшни» Джеки Стюарта), именно Матешиц выкупил все имущество команды и создал крепкий коллектив. И хотя он явно рассчитывал на нечто большее, нежели нынешнее место в середине турнирной таблицы, от своего флагмана в мире «Больших призов» австриец пока отказываться не собирается.

Toro Rosso

Дитрих Матешиц позволил себе роскошь стать совладельцем еще одной команды «Формулы-1». Чуть меньше года спустя после покупки Jaguar он приобрел у австралийского бизнесмена Пола Стоддарта Minardi и переименовал ее в Toro Rosso (в переводе с итальянского – все тот же «Красный бык»). «Конюшня», частью акций которой владеет известный в прошлом австрийский гонщик Герхард Бергер, получила статус дочерней. С барского плеча ей выдавались очень неплохие шасси, на поставку двигателей был заключен контракт с Ferrari. По итогам 2007 года она не только не понесла убытков, но и получила 400 тысяч фунтов чистой прибыли. К тому же совсем недавно «филиал» обскакал своего «старшего товарища»: на Гран-при Италии в Монце Себастьян Феттель принес первую для Матешица победу. Однако несмотря на спортивные и финансовые успехи Toro Rosso, разговоры о ее печальной участи не прекращаются. Дело в том, что по новому регламенту с 2010 года клиентские машины планируют запретить: командам самим придется разрабатывать болиды, а значит, Toro Rosso уже не сможет безвозмездно воспользоваться плодами конструкторской мысли инженеров Red Bull и потратит куда больше средств. Сам Матешиц еще в начале года заявил, что в ближайшие пару лет планирует расстаться с акциями Toro Rosso. Так что Бергер не зря бьет тревогу: если Red Bull отойдет в сторону, «конюшне» как воздух понадобится поддержка какого‑либо автопроизводителя, но ее пока нет и не предвидится. Неизвестно, выйдет ли Toro Rosso на старт чемпионата-2010.

Force India

В таких случаях принято говорить «пошла по рукам». В последние годы Force India действительно меняла владельцев и названия как перчатки. Хотя, казалось бы, совсем недавно, на рубеже веков, это была преуспевающая частная «конюшня» во главе с эксцентричным, но предприимчивым Эдди Джорданом. Она одержала несколько побед, а в 1999-м Хайнц-Харальд Френтцен на Jordan даже претендовал на титул. Однако финансовые проблемы заставили Эдди в начале 2005-го продать команду за 50 миллионов долларов канадскому бизнесмену российского происхождения Алексу Шнайдеру. Тот сначала делал громкие заявления, но уже в конце 2006 года с выгодой – ориентировочно за 106 миллионов долларов – расстался с гоночным активом в пользу голландской корпорации Spyker. Новые владельцы продержались еще меньше. Устав от попыток вывести свое приобретение на самоокупаемость (потери за сезон составили почти 20 миллионов долларов), они охотно уступили этот балласт примерно за 115 миллионов долларов индийскому миллиардеру Виджею Малье. Хотя Force India (в переводе «Индийская сила») считается явным аутсайдером, Малья смотрит в будущее с оптимизмом. По его словам, коллектив просто пожертвовал сезоном-2008 ради следующего, в котором намерен всех удивить. Удивит ли – покажет время, но, кажется, сегодняшний хозяин «конюшни» настроен более серьезно, чем предыдущие.

Партнеры журнала: