Королева шахмат. Александра Костенюк – об онлайн-шахматах, читерстве и привилегированном положении женщин

Большой спорт сентябрь 2020
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Платон Шиликов
После распада СССР лишь одна россиянка владела шахматной короной – с 2008 по 2010 год сильнейшим игроком мира официально считалась Александра Костенюк. В интервью «Большому спорту» самая титулованная российская шахматистка рассказала о тенденциях развития этого вида спорта, призвала женщин соревноваться с мужчинами, поведала о своем опыте в марафонском беге и призналась, что в интернете неохотно донатят русскоязычным стримерам.


Всемирная шахматная олимпиада впервые проходит в онлайн-формате. Это веха в развитии шахмат или после пандемии все вернется к тому, что было?
Сложно говорить про «веху». Подобный формат обусловлен сложившимися обстоятельствами. Конечно, замечательно, что шахматы и в онлайн-формате могут объединить такое количество спортсменов – на этой олимпиаде играют более 1500 шахматистов и 163 коман­ды. Но я надеюсь, что в следующем году все-таки пройдет и запланированная на нынешний август офлайн-олимпиада в Москве. 


Онлайн-шахматы – это принципиально новая дисциплина или просто подвид традиционных?
Я считаю онлайн-шахматы отдельной дисциплиной. По сравнению с игрой с живыми фигурами против живого соперника, существует много нюансов. Даже в обычных шахматах есть вероятность читерства – использования подсказок извне. В онлайн же формате она повышается в разы. И Международная шахматная федерация (FIDE), и платформы, на которых проводятся турниры, делают все, чтобы этому противостоять. Разрабатываются алгоритмы борьбы с читерством, запускаются боты, следящие, что человек играет без помощи компьютерных «движков». Существуют и другие методы контроля. На крупных соревнованиях наподобие олимпиады действует требование наличия постоянной аудио- и видеосвязи, также спортсмен дает судьям доступ администратора к своему компьютеру. 
Хотя обмануть сложно, но возможно, и по большому счету игра строится на доверии, ты надеешься, что сидящий по ту сторону экрана разделяет такие же убеждения честной игры, как и ты. Когда гроссмейстеры играют в онлайн-турнирах, на кону не только победа, но и репутация. Если будет доказано, что шахматист читерил, в будущем снизится вероятность получения приглашения на престижные офлайн-турниры. 

В онлайн-шахматах на первых ролях те же люди, что и в обычных?
Да, Магнус Карлсен и здесь впереди. Во время пандемии он объявил о проведении собственного онлайн-тура с хорошими призами и занимает в серии этих турниров лидирующую позицию. Сенсационные онлайн-результаты есть, но когда выигрывают неизвестные шахматисты, шахматный мир относится к таким победам со скепсисом: говорят, что их нужно подтвердить в офлайн-турнирах. 

Классические шахматы, рапид, блиц или онлайн. Что вам больше нравится?
Наверное, сложнее всего выступления в классических. Надо на две недели закрыться от всего и погрузиться в турнир, уехать от семьи. Любая ошибка, потеря концентрации во время партии обходятся очень дорого. Чем старше становишься, тем сложнее удерживать концентрацию, на протяжении двух недель думать только о турнире. Но я считаю себя универсальным спортсменом, и если соревнуюсь в каком-то формате, то стараюсь показать наилучший результат.

Президента FIDE Аркадия Дворковича критикуют за то, что заботится в первую очередь о топ-шахматистах, игнорируя интересы рядовых игроков. Вам импонирует деятельность Дворковича?
Не люблю рассуждать о таких вещах. Всем угодить очень сложно. Как профессиональному шахматисту, для меня главное – знать, что соблюдается календарь, а заявленные призовые фонды выплачиваются. В России многие живут с установкой, что кто-то наверху им должен что-то дать. Подобный подход наблюдается и у многих шахматистов. В жизни бывают сложные ситуации, но в первую очередь полагаться надо на себя. В отличие от ситуации 20–30-летней давности сейчас открыты широкие возможности для самореализации, помимо участия в турнирах. Это связано с развитием онлайн-шахмат: можно стримить, давать уроки онлайн, готовить курсы. Кто бы ни был президентом, тяжело представить ситуацию, при которой его действия удовлетворят всех без исключения. Понятно, что на имя Магнуса Карлсена придут телевидение, спонсоры, болельщики, а на Васю Пупкина вряд ли. Васе надо создать свой бренд, историю, привлечь публику. Мир устроен так, что продается далеко не всякий товар. 

Ваш супруг Павел Трегубов был одним из руководителей Ассоциации шахматных профессионалов (АШП). Зачем нужна эта организация?
Сейчас Павел работает в FIDE, но он стоял у истоков АШП. Ассоциация создавалась как своеобразный мост между международной федерацией и шахматистами: иногда игроков просто не слышали. Знаю, что в FIDE идет работа над созданием похожего комитета спортсменов, но считаю, что АШП должна продолжать работать именно в таком независимом от FIDE виде и выполнять функции своеобразного профсоюза. 

Аркадий Дворкович заявляет, что работает над увеличением размера призовых в женских турнирах и числа женщин в руководстве FIDE. Существует проблема дискриминации по половому признаку или это просто высказывания в духе трендов?
Считаю, что шахматы – один из немногих видов спорта, где дамы находятся в привилегированном положении: есть как чисто женские, так и открытые турниры, а сугубо мужских нет. Меня удивляет, что мужчины не бунтуют. 
Много лет ведется дискуссия на тему «Почему мужчины играют сильнее?». Недавно я опубликовала статью на эту тему, во время написания которой общалась в том числе и с Юдит Полгар. Она считает главным историко-социальный фактор, и я разделяю ее точку зрения: у людей масса предубеждений, которые сложно сломать. На уровне подсознания девочкам изо дня в день внушается тот факт, что они слабее мужчины и могут претендовать лишь на борьбу за женскую корону. Ведущие шахматистки всерьез заявляют: «Мы же слабые существа». Небольшое изменение в сознании – и ситуация меняется. Вопрос ведь даже не в том, станет ли женщина абсолютным чемпионом мира: этого могут добиться уникальные личности при совпадении ряда факторов. Но в топ-100 мирового рейтинга женщины должны появляться гораздо чаще. В свое время Юдит Полгар входила в мировую десятку, сейчас 84-ю позицию занимает Хоу Ифань, на этом список заканчивается. Конечно, современные шахматы – очень суровый вид спорта. Для того чтобы на равных бороться с мужчинами, нужно полное погружение в эту игру, серьезная работа. Но я не вижу проблемы в том, чтобы играть одновременно и в женских, и в открытых турнирах. 

С какой периодичностью должен соревноваться профессиональный шахматист, чтобы быть в тонусе и в то же время не перегореть?
Все индивидуально. Я с июня по июль сыграла огромное количество партий, около 300, и почувствовала, что перенасытилась шахматами. Поэтому перед Всемирной онлайн-олимпиадой взяла паузу, хочу соскучиться по шахматам, чтобы аппетит вернулся.

Вы лучше готовитесь через игру или теоретическую работу?
Для меня очень важна практика: только так могу прочувствовать, что я наготовила. Но не могу играть бесконечно долго, мой КПД достаточно быстро падает. Мне надо знать точное количество партий, на которые надо собраться. Перед глазами должна быть цель.

Вы критиковали традицию выявлять сильнейшего шахматиста планеты в традиционном формате: есть чемпион, а остальные борются за право встретиться с ним. Какой вариант считаете оптимальным?
Мне кажется, что при системе, которая используется в шахматном мире, чемпион получает большие привилегии. Есть плюсы и минусы в любом формате. Но сейчас получается, что получить право сыграть в чемпионском матче порой сложнее, чем победить в нем. Мне могут возразить: надо сначала стать чемпионом, а потом критиковать. Я становилась чемпионкой мира при другой системе, не проходила многоступенчатого отбора. Поэтому свои рассуждения могу назвать диванной критикой. У нас вообще в шахматах появилось много диванных гроссмейстеров, все «играют» сильнее Магнуса Карлсена, движок же показывает, как лучше ходить. А когда доходит до настоящей игры, результат иной. 

Сказалась ли на шахматах история с противостоянием российских спортивных властей и Всемирного антидопингового агентства (WADA)?
Пока нет. Многие задаются вопросом, зачем мы сдаем допинг-тесты. Изначально это было сделано по требованию МОК для включения шахмат в программу Олимпийских игр. Но так как перспективы этого на сей день туманны, непонятно, почему мы продолжаем это делать. В теории противостояние Россия – WADA может сказаться на отечественных шахматах и игроках. 

Вы знаете хотя бы один случай дисквалификации шахматиста за применение допинга?
Мне об этом не известно. У нас допинг в основном электронный – читерство. С ним тоже надо вести борьбу, и очень жесткую.

Какие разрешенные препараты, продукты помогают шахматистам?
Сахар в любом своем проявлении является допингом для мозга. Шоколадки, сладкие напитки. Но это непростая тема. Сахар и глюкоза бывают в разных формах. Если просто съесть сахар, произойдет быстрый всплеск, после которого последует спад. Как оптимально контролировать порядок этих подъемов и падений – вопрос очень интересный и неисследованный. Есть мнение, что тот же шоколад вреден для шахматиста. Полезнее есть сухофрукты, тогда график поступления сахара в организм будет более плавным. 
В первой сотне рейтинга сильнейших шахматистов планеты в массе своей столь же молодые люди, как и в видах, где на первом плане не умственное, а физическое развитие. Лично у меня это вызывает удивление: думала, что в шахматы на топ-уровне можно играть дольше, чем, например, в хоккей. 
К сожалению, с возрастом снижаются не только физические, но и умственные возможности. Замедляются не только процессы регенерации клеток, но и начинаешь медленнее соображать. По себе отметила, что появились проблемы с концентрацией: бывает, мозг буквально отключается на несколько секунд. Порой этого времени достаточно, чтобы проиграть партию. Все становится важным: работа, правильно выстроенный режим. Для того чтобы выступать на топ-уровне в зрелые годы, нужно быть немного фанатиком. Но есть шахматисты, которые в возрасте старше 40 лет продолжают демонстрировать высокие результаты. В опыте есть свои плюсы, но молодых шахматистов в топе всегда будет больше. 

Вы участвовали в марафоне. Что сподвигло на такой опыт?
Захотелось поставить перед собой такую цель и узнать, хватит ли у меня выносливости, чтобы преодолеть эту дистанцию. Ведь это очень серьезное испытание для организма. Не могу сказать, что решилась спонтанно: у меня за плечами много лет пробежек. Участвовала в забегах на 5 км, в полумарафоне. Непосредственно к марафону готовилась четыре месяца: осталась довольна и результатом, и эмоциями, которые испытала после финиша. Больше бегать марафоны не собираюсь. Просто непонятно, зачем они нужны человеку, который этим профессионально не занимается. Бегать в оздоровительных целях дистанции свыше 10 км я не считаю полезным.

Есть мнение, что марафон и «длинный» триатлон – своеобразная религия.
Возможно, но я не поклоняюсь этому божеству. Довольна тем, что зашла на эту территорию, испытала эмоции. Но разум берет верх, поэтому остановилась.

У вас есть детские школы в Москве и Париже. Российские и французские дети по-разному относятся к шахматам?
Во Франции часто ходят на шахматы как на факультатив, просто чтобы ребенок научился играть, дальше расти не хотят. Чтобы достичь любых высот в любом виде деятельности, нужно много ежедневно кропотливо работать. Мне, конечно, как тренеру всегда печально видеть такой подход, потому что я пытаюсь сделать все от меня зависящее, чтобы ученик прогрессировал. Но если отдачи нет, тренерская мотивация пропадает, руки опускаются. В России подобной проблемы нет: дети мотивированы. Правда, мотивированы в первую очередь родителями. 
Как мама, я вижу плюсы и минусы в каждом подходе, детям не всегда нужна родительская целеустремленность. С другой стороны, при расслабленном отношении к чему бы то ни было тяжело рассчитывать на успех. Я скептически отношусь к высказываниям родителей, что их дети сами выбрали тот или иной вид спорта. Как педагог очень редко вижу детей даже в 10-летнем возрасте, у которых «горят глаза» и они готовы сутками чем-то заниматься.

Ваша дочь занимается спортом?
Не шахматами, а большим теннисом. Если говорить о моей дочери, она бы не стала заниматься тем, что не нравится. Шахматы не понравились, но теннисом пока занимаемся с удовольствием.

Она планирует стать профессиональной теннисисткой?
Мне сложно оценить ее потенциал. Я привыкла смотреть на первые строчки рейтинг-листа. В шахматах, если ты занимаешь первые места в своей возрастной категории, как правило, остаешься в спорте. Исключений мало. Не могу сказать, что моя дочь демонстрирует выда­ющиеся результаты, но в рейтинге растет, иногда выигрывает турниры в своей возрастной группе. Поэтому поживем – увидим. 

Вы возглавили российскую версию популярного шахматного портала. Чем руководствовались, приняв это предложение? Насколько популярны в России шахматы и подобные сайты?
Популярность шахмат идет со времен СССР. Профессия шахматиста у нас популярна и уважаема. Если во Франции сказать, что являешься шахматистом, обязательно спросят, чем занимаетесь для заработка, кроме этого, на что живете. У нас подобных вопросов не задают. Популярность увеличилась после того, как Сергей Карякин сыграл в чемпионском матче с Магнусом Карлсеном. 
Чтобы узнать, как развиваются шахматы в стране, надо съездить на ее детский чемпионат. В России для попадания туда ребенку надо пройти много отборов. На самом турнире армия детей и родителей, которые буквально живут шахматами. Это настраивает на оптимистический лад: если много юных шахматистов всерьез тренируются, кто-то придет в профессионалы. Я знаю страны, в которых федерация занимается только развитием детских и массовых шахмат, считают, что профессионалы могут сами решить свои проб­лемы. Но считаю, что хорошо, когда есть поддерживаемые федерацией звезды, на кого ориентируется молодежь. Надо помогать и профессионалам, и детям, и среднему звену. Часто именно оно бывает самым уязвимым. Спортсмен уже не ребенок, ему не положены дотации, но и не входит в сборную, не получает зарплату. Эту ступень проскочить очень нелегко. В России в данном плане далеко не худшая ситуация – проводятся турниры, которые интересны именно этим шахматистам. 
Если возвращаться к моей работе на шахматном портале, сотрудничаем мы давно, именно благодаря им я пришла в стримерство. В ситуации неопределенности и самоизоляции мне было нужно что-то держащее в тонусе. Предложение по сотрудничеству стало подобным вызовом, пока соглашение заключено на полгода. По статистике, этот шахматный портал входит в число 300 самых посещаемых сайтов в мире. Цифры огромные, но Россия – страна с прекрасными традициями – находится на седьмом месте по числу зарегистрированных посетителей этого сайта. На первом, разумеется, США, потом Индия, а мы уступаем даже Канаде. Хочется изменить ситуацию. Когда начала стримить, столкнулась с проблемой: отечественные стримеры, начав трансляции на русском языке, быстро переходят на английский. Стример, как правило, живет на донаты, но русскоговорящие зрители практически не поддерживают. Поэтому люди, желающие сделать это профессией, вынуждены переходить на английский язык. В какой-то момент я решила принципиально стримить на русском, хочется поддержать отечественную публику. Думаю, поэтому мне и поступило это предложение. Проектов у нас много, все дни расписаны. Можно сказать, черпаю энергию в этом проекте. 

Судя по страницам в социальных сетях, август вы проводите во Франции…
Из Москвы улетели в середине июня. Долго не видела дочь, соскучилась. Во Франции жизнь входит в привычное русло. Разве что без маски в общественное место не пустят. Одноразовые перчатки здесь не нужны. Террасы полны, люди гуляют.