Вокруг света на Fazisi

Большой спорт №6-8(34) Лето 2009
Влад Мурников
Провожая Team Russia в кругосветное плавание, Влад Мурников лучше, чем кто-либо, представлял, что ждет команду Олега Жеребцова в ближайшие месяцы. Ведь почти 20 лет назад Влад сам был на его месте.

Журнал «Большой спорт» познакомился с Владом Мурниковым еще в октябре прошлого года в Аликанте, во время старта нынешней Volvo Ocean Race. Узнав о том, что в знаменитой гонке наконец-то примет участие лодка под российском флагом, Влад не поленился пересечь океан и прилететь в Испанию из Бостона, где он проживает последние несколько лет. Провожая Team Russia в кругосветное плавание, он лучше, чем кто-либо, представлял, что ждет команду Олега Жеребцова в ближайшие месяцы. Ведь почти 20 лет назад Влад сам был на его месте – руководил проектом Fazisi по участию советской яхты в кругосветной гонке Whitbread Round the World Race 1989/90.

Как это часто бывает, все началось с мечты. Она была светлой и романтичной – пройти вокруг света на быстроходной макси-яхте и доказать, что российские моряки могут на равных соперничать с лучшей международной парусной элитой. И как это тоже часто бывает, мечта казалась совершенно нереалистичной. В те годы Советский Союз еще твердо стоял на ногах, его границы были накрепко задраены и никому не дозволялось соваться за их пределы, чтобы вкусить свободу плаваний в открытом океане.

И все же несколько лет спустя, ветреным декабрьским днем 1989 года, я оказался на борту яхты Fazisi в южных широтах бушу­ющего Индийского океана в составе круго­светной гонки мирового класса Whitbread Round the World Race. Западный ветер силой 8 баллов трепал нас с самого начала третьего этапа во Фримантле (Австралия). Но после того как, обогнув мыс Leeuwin, мы пошли восточнее и поставили спинакер, ход Fazisi стал быстрее и увереннее. Несясь в облаке брызг, она ускорялась настолько резко, что палуба, казалось, улетает из-под ног, а ярко освещенные красные цифры на огромном спидометре, установленном на мачте, подпрыгивали от 15 до 20 узлов и выше. Дождь, хлеставший нас накануне, закончился, и солнечные лучи, прорываясь сквозь рваные, низко летящие облака, высвечивали яркие бирюзовые пятна на угрюмой поверхности океана.

Приблизительно в миле от нас огромное грузовое судно изо всех сил пыталось пробиться сквозь нескончаемую череду пенных валов. Временами оно наполовину исчезало под особенно большой волной, медленно возникая снова и как бы отряхиваясь от воды. Подумалось о том, как же выглядели для его экипажа мы – крошечным пятнышком, летящим среди чудовищных волн, удаляющимся все дальше в бушующие воды Южного океана.

Но борьба со стихией была лишь небольшой частью того вызова, с которым мы столкнулись. Соперничество в океанской гонке высочайшего уровня – очень жестокое дело, даже для опытной и хорошо подготовленной команды. Для нас, русских, это была борьба за выживание. Мы отважились бороться с гигантами мирового профессионального яхтенного спорта без какого-либо опыта и знания законов «капиталистического свободного рынка». Проект Fazisi стал первой частной инициативой в глубоко политизированном советском спорте, неслыханным разрывом с прошлым. Впервые группа людей без какой-либо официальной поддержки решила самостоятельно участвовать в международной регате такого масштаба – и сумела это осуществить.

«На данный момент я не могу поддержать деньгами ваш проект»

Первоначально мечта об участии в Whitbread нам самим казалась откровенно сумасшедшей и неосуществимой. Но после того как к власти в стране пришел Горбачев, многое стало пусть медленно, но меняться. С малой верой в успех мы начали проект Fazisi, пытаясь ухватиться за самую первую возможность, предоставленную перестройкой. Что-то уже определенно витало в воздухе, принесенное свежим ветром, дующим над Россией. Мы ясно почувствовали признаки перемен, ощутили, что контроль над нашей жизнью ослаб и появился слабый шанс на то, что идея сможет осуществиться. И спустя совсем немного времени мы уже на полной скорости мчались вперед, преследуя свою мечту.

Накануне старта лондонские букмекеры принимали ставки 100 к одному, что советская яхта Fazisi даже не выйдет на старт. Однако их прогнозы не сбылись – экипаж не просто стартовал из Саутгемптона (Англия), но и закончил первый этап в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) на 6-й позиции из 23

В стране, где мало что знали о парусном спорте и еще меньше о предпринимательстве, мы спроектировали и построили своими собственными руками 84-футовую гоночную машину, вставшую наравне с лучшими океанскими яхтами в мире. Начиная без гроша за душой, мы бросились в головокружительный марафон в поисках средств. В процессе я выпил немало водки с основателем CNN Тэдом Tернером, обещавшим научить меня, «как по-настоящему ходить под парусом и надирать задницу соперникам». Я был представлен ему на одном из щедрых банкетов в Москве, организованных Госкомспортом в честь Игр доброй воли, тогда любимого проекта Тэда. По старой русской традиции водка текла рекой и многочисленные тосты провозглашались за международное сотрудничество, дух дружбы, спортивное мастерство и тому подобные банальности.

Все это продолжалось далеко за полночь. Когда у меня появилась возможность поговорить с Тэдом, он с трудом стоял на ногах, мотаясь из стороны в сторону, как будто пытаясь сохранить равновесие на дико раскачивающейся палубе яхты, попавшей в шторм. Он жестами имитировал управление штурвалом и, к моему восторгу, произнес: «Я очень заинтересован и хотел бы пройти с вами пару этапов».

Вручив мне свою визитную карточку, Тернер пригласил встретиться на следующее утро, чтобы обсудить детали. Той ночью, когда я ехал на последнем поезде метро к себе домой на окраину Москвы, я мысленно парил в небесах или по крайней мере пересекал Южный океан под парусом своей мечты. В ту ночь я почти не спал. Следующее утро резко спустило меня на землю. Когда я постучал в гостиничный номер Тернера, магнат сам открыл дверь. Свежевыбритый и облаченный в великолепный костюм-тройку, он выглядел готовым к делу, но его лицо выдавало мучительное похмелье. Возбуждение предыдущего вечера исчезло, и мы мало говорили о лодках и гонках. Вместо этого он сетовал на финансовые убытки, связанные с Играми доброй воли. «На данный момент, – подвел итог Тэд, – я не могу поддержать деньгами ваш проект. Мне очень жаль, удачи вам».

Прорвались

После этого наша затея буйно покатилась вперед, как в приключенческом фильме, с невероятными взлетами и падениями. Мы нашли первоначальное спонсорство в России, достаточное для запуска проекта, но недостаточное, чтобы его завершить. Мы начали строительство лодки, но оно продвигалось с огромным трудом и проволочками сквозь советскую неэффективность и бюрократию, а также неопытность экипажа как кораблестроителей. Скоро стало очевидно, что мы проигрываем гонку со временем. Затем грянула гражданская война в Грузии, где мы строили свою лодку на Потийском судостроительном заводе, поставив всю нашу затею под угрозу.

Но, как в сказке, всего несколько недель спустя мы прибыли в Лондон в аэропорт Хитроу настоящими героями. Как только «Руслан», огромный транспортный самолет, доставивший весь экипаж вместе с недостроенной лодкой в Англию, наконец остановился, открылся люк и спустили трап, толпа журналистов с шумом хлынула в грузовой отсек. Ослепленные безостановочными вспышками камер, мы были полностью ошеломлены первой волной знаменитости. Пока продолжался весь этот медиаспектакль, экипаж самолета тихо и спокойно работал за кулисами, выгружая лодку. Я протиснулся сквозь толпу и встал в стороне на бетонной полосе, глядя на сутолоку вокруг, и вдруг меня осенило: «Да, мы сумели прорваться, и сейчас весь мир открыт перед нами».

Все понимали, что реальных шансов выиграть гонку у Fazisi не было. Но несмотря ни на что, экипаж продолжал упорно работать, не опуская рук и не прекращая борьбы. И в конечном итоге команда вышла из этого парусного супермарафона победителем. А как иначе, если не победой, можно назвать 11-е место среди 23 участников Whitbread Round the World Race 1989/90

На прилегающей взлетно-посадочной полосе сверхзвуковой Concorde подруливал после посадки. В какой-то момент он оказался позади нашей яхты, встав в одну линию с «Русланом». Как по команде, армада фотографов защелкала затворами – великолепный вид, безусловно, заслуживал того. Экзотический профиль Fazisi, только что появившейся из утробы русского военного самолета, элегантный Concorde, плавно скользящий сквозь нежные английские сумерки, ярко-красные серп и молот, венчающие хвост «Руслана», логотип British Airways на фюзеляже Concorde – все в одном кадре. Отличная иллюстрация перспектив перестройки.

В тот момент я был взволнован, как и все остальные, но внутри меня раздирали ужасные сомнения. Да, мы продвинулись очень далеко в нашем проекте, но так сильно отставали от графика, что трудно было представить себе, как мы успеем к старту.

Но экипаж Fazisi сотворил чудо. Трудясь круглосуточно, мы закончили работу и спустили лодку за считаные дни до старта. Выиграв гонку со временем, мы надеялись на удачу с попутными ветрами в наших парусах. В конце концов мы сорвали куш, заручившись поддержкой знаменитой Pepsi-Cola, и были готовы показать всему миру, на что способны с таким спонсором. В довершение ко всему американец Скип Новак, один из самых опытных ветеранов гонки Whitbread, присоединился к нашей команде.

И победили

Утро, когда я выруливал Fazisi к линии старта, было абсолютно великолепным. Забитая яхтами зрителей, лодками прессы и круизными судами, зафрахтованными состоятельными спонсорами, акватория пролива Солент мерцала под ярким голубым небом. Легкие белые облака плыли наверху, гонимые свежим бризом. По меньшей мере дюжина вертолетов зависла над нами. Старт Whitbread оказался большим зрелищем, и мы были его частью. Несмотря на все трудности и разногласия, мы все-таки вышли на старт. Моя большая мечта осуществилась, не так ли? Но когда под стартовый выстрел великолепная яхта под названием Fazisi-Pepsi с гордо развевающимися на ее транце советским и американским флагами пересекала стартовую линию под аплодисменты тысяч зрителей, всего лишь горстка посвященных знала о том, что наш проект был полностью разбит. Опасаясь отрицательной реакции в Америке за поддержку Советов, корпоративные руководители Pepsi в последний момент приняли решение об отказе от спонсорства проекта. Да, мы стартовали, но без денег как далеко мы дойдем?

Невероятно, но неиспытанная, ненастроенная лодка с неопытным экипажем закончила первый этап в Пунта-дель-Эсте, в Уругвае, на 6-й позиции из 23, опередив большинство лучших соперников в мире. А ведь всего несколько дней назад лондонские букмекеры принимали ставки 100 к одному, что мы даже не выйдем на старт. Наша первая удача казалась ошеломляющим успехом, и лодка стала лидером мировых новостей.

Но еще через несколько дней – новый удар. Fazisi вновь попала на передовицу газет после того, как ее русского капитана Алексея Грищенко обнаружили мертвым. Борьба с бесконечными преградами, под огромным стрессом и без всякой передышки оказалась слишком тяжелым для него грузом. Он ушел из жизни, оставив бессвязную, ничего не объяснявшую записку.

Трагедия почти завершила нашу гонку. Но, пожалуй, лучшее, на что способны русские, – объединиться перед лицом опасности. Потрясенные произошедшим до глубины души, мы собрали свои последние волевые резервы, чтобы продолжить гонку по океанам с американским капитаном Скипом Новаком за штурвалом. Только у нас все еще не было денег и, главное, времени, чтобы их достать. Все мои отчаянные попытки найти спонсора в Уругвае оказывались тщетными. Но госпожа Удача вновь улыбнулась нам. Две уругвайские компании, имевшие торговые интересы в СССР, согласились спонсировать нашу стоянку в этой стране за 70 тысяч долларов. Это было не много, но достаточно для покрытия самых необходимых расходов. После этого проект Fazisi стал поистине глобальной кампанией, так как мы продолжали получать все больше и больше спонсорской поддержки от различных компаний и просто от частных лиц из Австралии, Новой Зеландии и США. Только при поддержке огромного числа людей из во многих стран мы смогли завершить нашу эпопею.

Начиная весь проект, мы были в блаженном неведении о масштабах задачи, сто­ящей перед нами. Осаждаемые бесконечными проблемами, мы часто чувствовали себя загнанными в тупик. Надежда была еле заметна в бурные времена, но именно она вела нас вперед сквозь опасности. Мы упорно продолжали работать, не опуская рук и не прекращая борьбы, и в конечном итоге вышли победителями. Не гонки, которую мы завершили на почетном для нас 11-м месте среди 23 стартующих, но в борьбе со временем, преградами и нашими собственными недостатками. Оглядываясь назад, можно сказать, что наше выживание было победой вопреки всем обсто­ятельствам.

Продолжение следует

Двадцать лет спустя, ярким майским днем этого года, я стоял за штурвалом другой яхты международного класса, участ­вующей в кругосветной гонке. Во время остановки Volvo Ocean Race в Бостоне я был приглашен на борт американской лодки Puma, чтобы принять участие в показательных соревнованиях прямо в Бостонской гавани. День выдался ярким и солнечным, с очень сильными ветрами. Мы были самыми быстрыми во флоте из семи яхт и выиграли это маленькое соревнование.

Вообще-то в Бостон должны были прийти восемь яхт, в том числе и российская. Несмотря на самое благоприятное начало и многомиллионный бюджет, Team Russia неудачно выступила в гонке и после третьего этапа в Сингапуре выбыла из борьбы. Это стало огромным разочарованием для меня. Я очень надеялся, что новый российский проект, начатый во времена, когда Россия стала преуспевающей и богатой страной, сумеет достичь большего, чем мы на Fazisi двадцать лет назад. К сожалению, этого не произошло. И управляя великолепной ярко-алой яхтой Puma, летающей по Бостонской гавани на скорости 25 узлов, я подумал: «Пожалуй, я предпочел бы управлять сейчас российской лодкой. Так, может, тряхнуть стариной и начать новый русский проект по участию в Volvo Ocean Race?»

Я уверен, что найдутся российские бизнесмены и компании, которые поддержат серьезную кампанию, управляемую опытными руководителями при активном участии российских моряков и яхтсменов. Пришло время для России занять достойное место, которого она заслуживает, среди ведущих морских и парусных наций мира, время продолжить и превзойти успех Fazisi.

Так что следите за новостями, у этой истории может быть очень интересное продолжение.


Fazisi

Быстроходная яхта макси-класса. Построена на Потийском судостроительном заводе. Впервые представляла СССР в престижных парусных соревнованиях. Прошла все 6 этапов гонки общей протяженностью 32 тысячи морских миль. По результатам всех этапов заняла 11-е место из 23.


Регата Whitbread 1989/90

Whitbread Round the World Race 1989/90, в которой принимала участие советская лодка Fazisi, была пятой гонкой в истории знаменитой регаты и стала своего рода завершающим этапом формирования основных принципов ее проведения. Впервые маршрут состоял из шести этапов. Стартовав из английского Саутгемптона, 23 яхты отправились в Пунта-дель-Эсте (Уругвай). Последующими этапами регаты были Фримантл (Австралия), Окленд (Новая Зеландия), Пунта-дель-Эсте (Уругвай), форт Лодердейла (США) и Саутгемптон (Великобритания).

Все 6 этапов гонки выиграла команда Steinlager 2 во главе с легендарным Питером Блейком. Помимо сенсационного участия советской Fazisi, впервые парусный супермарафон прошла и яхта с женским экипажем Maiden под управлением Трейси Эдвардс.

Партнеры журнала: