Патриот

Большой спорт №6-8(34) Лето 2009
Николай Орлов
О причинах успешного выступления национальной сборной по регби, ее перспективах и проблемах, мешающих прогрессировать, Николай Неруш рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Главный тренер «ВВА-Подмосковье» Николай Неруш возглавил сборную России по регби в конце 2008 года, и именно под его руководством команда одержала гостевые победы над португальцами и румынами, после которых стала реальным претендентом на выход в финальный этап Кубка мира. И даже поражение от грузии в Мариуполе не слишком подпортило впечатление от выступления российской команды, тем более что последний матч первого круга Кубка европейских наций завершился триумфальной победой над сборной Германии со счетом 53:0.

О причинах успешного выступления национальной сборной, ее перспективах и проблемах, мешающих прогрессировать, Николай Неруш рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Глава Союза регбистов России (СРР) Вячеслав Копьев не раз заявлял, что тренер национальной сборной должен быть освобожденным от работы в клубе. Как вам удалось сохранить пост в «ВВА-Подмосковье»?

Копьев предлагал мне возглавить сборную еще два года назад, до прихода в нее Клода Сореля, однако я отказался уйти из клуба. Мое мнение по этому вопросу отличается от высказываемого президентом СРР. Регби – не самый популярный вид спорта в России, и количество кандидатов в сборную очень ограниченно. Сегодня именно «ВВА-Подмосковье» – базовый клуб для национальной команды, так сложилось еще до моего прихода в нее. Покинув клуб, я просто буду меньше времени проводить с игроками, которые сейчас находятся под моей опекой почти постоянно. Мне самому хочется попасть на Кубок мира по регби-15. Я был тренером национальной команды по регби-7, когда она выходила в решающую стадию Кубка мира, и верю, что в классическом варианте игры это тоже вполне реально.

Как тренер сборной вы должны быть заинтересованы в отъезде игроков в сильнейшие национальные чемпионаты, как наставник клуба – в сохранении их в «ВВА-Подмосковье». В этом нет противоречия?

На мой взгляд, это искусственно создаваемая проблема. У нас в клубе не было ни одного предложения от высококлассных иностранных команд о переходе кого-либо из игроков «ВВА-Подмосковье». Когда у человека заканчивается контракт, он сам выбирает, как устраивать свою жизнь. К сожалению, в России очень мало регбистов, способных выступать на высоком профессиональном уровне. Вот эта проблема по-настоящему существенна. Сегодня любой французский клуб на 30 процентов укомплектован иностранцами, в основном из Южного полушария. И лишь немногие российские регбисты по своим игровым качествам способны стать их достойными конкурентами.

Раньше к России относились как к темной лошадке. Сейчас же ситуация изменилась, настрой соперников будет иным. Например, румыны понимают, что им необходимо побеждать нашу команду в гостях, и будут биться не на жизнь, а на смерть. Португальцы выиграли у румын, сыграли вничью с грузинами – это очень сильный соперник, с ними будет настоящее сражение

Российские регбисты, уехавшие в зарубежные клубы, прогрессируют быстрее, чем оставшиеся в России?

Кирилл Кулемин и Андрей Остриков обладают выдающимися физическими данными, оба уехали в юном возрасте и прошли непростой путь к основному составу клубов. Конечно, прогресс есть. А как его может не быть в условиях высокой конкуренции внутри клуба? Игроки постоянно находятся в тонусе. Если российские клубы начнут конкурировать друг с другом, прогресс, безусловно, пойдет быстрее. Но не надо забывать, что в свое время во Францию уехало довольно много грузинских и румынских регбистов «второго эшелона», однако я почему-то не слышу о новых именах из этих государств в топ-клубах. Там по-прежнему правят бал регбисты из Южного полушария.

А велика ли разница в оплате игроков в России и той же Франции?

Естественно, там зарплаты на голову выше, однако с футболом все равно не сравнятся. В регби нет больших денег. Высокие доходы разве что у заработавших себе имя «рекламных» игроков, но не у рядовых.

Уровень чемпионата России можно повысить за счет высококлассных легионеров. По какому принципу они приглашаются в «ВВА-Подмосковье»?

У нас в клубе четыре молдавских легионера – берем тех, кто может реально оказать нам помощь. Приглашение игроков более высокого уровня требует иных возможностей, у нас же бюджет ограничен. Сейчас мы стараемся брать в клуб на слабые позиции в основном россиян. Незнание легионерами из дальнего зарубежья языка, непривычный климат – все это сказывается на том, как приживаются в стране иностранцы. Россия – «маленькая» регбийная держава и должна сама определять внутреннюю политику. У нас проблемы с «десяткой», игроками первой линии, поэтому на этих позициях в сильнейших российских клубах выступают легионеры. В том же «Енисее-СТМ» почти все обладающие нужными для сборной России качествами игроки – иностранцы.

Нет ли у вас планов оформить российское гражданство кому-либо из выступающих в первенстве России легионеров, чтобы таким образом усилить национальную сборную?

Натурализовать с целью дальнейшего выступления за сборную России можно лишь регбистов, не заигранных за свои наци­ональные команды, а таких мало. Лично мне некогда заниматься этим вопросом, даже не знаю, как это практически делается. Многие национальные сборные идут по такому пути. Например, японцы, натурализующие новозеландцев и австралийцев. Но как это делается? Бывший тренер сборной Австралии – консультант японской команды. Кроме того, в национальном чемпионате Японии выступает много новозеландцев, которые со временем остаются в этой стране.

_Какие позиции в сборной России вы считаете наиболее нуждающимися в усилении? _

В дефиците игроки первой линии. Не хватает и еще одного сильного «десятого» номера. Да и в целом игроков международного класса мало. Проблема в недостатке матчей высокого накала в чемпионате России. В минувшем сезоне «ВВА-Подмосковье» сыграл несколько таких поединков с «Енисеем-СТМ», в остальных же встречах побеждали с разницей в 30 и более очков. Нет необходимых раздражителей для спортсменов, что сказывается на мотивации, отношении к тренировкам. Когда же в поединке со сборной Грузии необходимо выложиться по максимуму, возникает проблема. Поэтому и добиваемся участия в турнирах сборных, чтобы игроки получали необходимый опыт. Если вариться в этой каше, результат обязательно придет. Регби – это война, спортсмен должен быть готов к жесткой борьбе, образно говоря «с луком на танки не пойдешь».

Каковы перспективы участия «ВВА-Подмосковье» в Еврокубках?

В течение нескольких лет мы пытаемся заявиться, но есть много препятствий. Никто нас там не ждет, ведь турниры проводятся не под эгидой Международного совета регби (IRB), а это своего рода закрытое сообщество. В Challenge Cup хотели увеличить число участников с 20 до 24 клубов, тогда бы у нас появился шанс, но вопрос расширения турнира был снят с повестки дня. Даже если у российского клуба появится шанс выступить в Challenge Cup, возникает вопрос: когда и где играть? Турнир проходит в октябре–феврале. Надеюсь, стадион в Монино все же достроят. Мы в любом случае будем пытаться играть в европейских клубных турнирах, но хотелось бы, чтобы СРР помог нам в этом вопросе. Думаю, нужно создавать кубковый клубный турнир с румынами, чехами, поляками и украинцами – теми, кто испытывает схожие трудности.

Получается, что на уровне сборных необходимую игровую практику обеспечить легче, чем на клубном?

Если все задуманное осуществится, в нынешнем году сборная России сыграет до 15 матчей. Но нужно, чтобы и клубы имели столь же достойную практику. Только тогда тренеры начнут иначе относиться к подбору исполнителей, соответственно, поднимется и уровень мастерства.

Сборная России как никогда близка к выходу в финальный этап Кубка мира. В чем причины нынешнего успешного выступления?

Причины локального успеха вижу в создании нормальной рабочей обстановки в команде. Но при этом не понимаю, откуда появились некая расслабленность и абсолютная уверенность в попадании в финальный этап Кубка мира. Раньше к России относились как к темной лошадке. Сейчас же ситуация изменилась, настрой соперников будет иным. Например, румыны понимают, что им необходимо побеждать нашу команду в гостях, и будут биться не на жизнь, а на смерть. Португальцы выиграли у румын, сыграли вничью с грузинами – это очень сильный соперник, с ними будет настоящее сражение. Я говорю игрокам: «Мы никогда не были на Кубке мира, значит, должны работать так, как никогда не работали».

Где состоится ответный матч со сборной Грузии?

Пока не знаю. В июне будет совещание по календарю второго круга, очень важно, чтобы у нас была удобная последовательность матчей со стратегической точки зрения.

Довольны ли вы судейством матчей сборной России?

Критических вопросов не было. Возможно, самым неблагоприятным в плане судейства был матч со сборной Германии, который мы убедительно выиграли. Считаю, что нужно добиваться обслуживания матчей с участием сборной России англоговорящими судьями – они более независимы, чем те же итальянцы и французы, в их решениях нет политической подоплеки.

Даже если у российского клуба появится шанс выступить в Challenge Cup, возникает вопрос: когда и где играть? Турнир проходит в октябре–феврале. Надеюсь, стадион в Монино все же достроят. Мы в любом случае будем пытаться играть в европейских клубных турнирах, но хотелось бы, чтобы Союз регбистов России помог нам в этом вопросе

Вы бы хотели поработать за границей?

В 2010 году будет 30 лет моей тренерской деятельности, из них 20 я тренирую «ВВА-Подмосковье». В России выиграл все что можно, завоевывал медали любого достоинства в национальном чемпионате. Сейчас моя главная амбиция – попасть со сборной России на Кубок мира по регби-15. Считаю, что это возможно – собрался коллектив, которому по силам добиться результата. Я понимаю, что даже если мы попадем в финальный этап Кубка мира, проблемы российского регби разом не решатся. Возможно, лично мне будет интересно оставить работу на высшем уровне и сосредоточиться на развитии регби в стране. Здесь огромный простор для деятельности. Но за границу точно не собираюсь.

А прогрессирует ли сейчас регби в России? Насколько сегодняшние двадцатилетние перспективнее тридцатилетних?

Сейчас есть очень талантливые ребята. Но двадцать лет назад игроки были более преданы регби, сейчас же отношение совсем другое. Мы открываем детскую спортивную школу Московской области. Нужно выстроить структуру подготовки, чтобы черпать оттуда игроков, способных в дальнейшем выступать за сборную. Кадровый вопрос – один из самых острых как и двадцать лет назад, так и сегодня.

Партнеры журнала: